ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

14 январь 2021 г.
Пытки после протеста заключенных в ИК-15. Апрель 2020

9 апреля 2020 года в исправительной колонии строгого режима №15 Ангарска Иркутской области (далее ИК-15) произошла акция протеста, в результате которой разгорелся крупный пожар и, по данным ФСИН, погиб один человек.

В организацию «За права человека» обратился бывший заключенный ИК-15 Евгений Юрченко. Он стал жертвой зверских избиений и свидетелем применения насилия, в том числе и сексуального, к другим заключенным, которых после протеста перевели в СИЗО №6 Ангарска. В середине декабря мы помогли Евгению приехать в Москву, чтобы он мог рассказать о том, что видел в застенках следственного изолятора, где пытками из заключенных выбивали показания о протесте в Ангарске.

Провокация

Все началось с конфликта между охраной и заключенным в ШИЗО (штрафной изолятор). По словам Евгения, охранник избил заключенного. В девять часов вечера, согласно режиму, заключенные пошли за матрасами в каптерку. Так называется комната, в которой хранятся матрасы.

— Слышим крики, что он просит о помощи, что его избивают. Он разбил стекло в своей камере и вскрыл себе вены, — говорит Евгений, опустив взгляд.

По данным правозащитника Павла Глущенко, заключенный записал видео, в котором попросил остановить «беспредел». В знак солидарности и протеста вены порезали еще 17 заключенных.

Евгений рассказал, что конфликт между заключенным и сотрудником колонии возник из-за сигарет.

— Сосед по камере сообщил о произошедшем в лагерь, и весь лагерь пришел «под крышу», к ШИЗО, около тысячи человек. Открыли все двери одним ключом. Ключи делают на промке, ну, в промзоне.. Двери должны закрываться и на навесные замки, но их не было, — продолжил рассказ Евгений.

Разрушенное ШИЗО. Фото: BAZA

— Нас вызвали к начальнику колонии. Всех, кто был в ШИЗО. За это время изолятор уже был разрушен. Заключенные разошлись назад по баракам, и я пошел в свой, потому что ШИЗО был разбит. Кругом кровь, осколки стекла. Возвращаться было некуда, кроме как в барак.

«Восстание» и пожар произошли на следующий день, 10 апреля. Когда заключенные вышли из бараков на плац, в колонию ввели спецназ ФСИН, около 500 человек. На плацу (площадь для строевого смотра — прим.авт.) уже тоже выстроились силовики. ОМОНовцы были все в снаряжении, а у нас не было ничего. Мы стояли на плацу и просили, чтобы «масок» (спецназ ФСИН — прим.авт.) увели. Просто выведите «масок». Мы разойдемся по баракам, — рассказал Юрченко. По словам Евгения, по заключенным стреляли, внутрь оцепления кидали светошумовые гранаты, людей заливали водой и травили собаками.

Далее якобы кто-то из заключенных кинул камень в начальника УФСИН Иркутской области Л.А. Сагалакова. Ему якобы пробили голову, и он начал кричать матом на заключенных. После этого силовики начали наступление, а промзона «размером с шесть футбольных полей» вспыхнула, как спичка.

Фото: Евгений Козырев / Reuters / Scanpix / LETA

— Начали стрелять с помповиков, закидывать светошумовыми гранатами. Земля аж подпрыгивала от взрывов. В тот момент мне показалось, что им приказали убивать нас, и они начали убивать. Избивали нас до полусмерти. Приехала пожарная машина и начала всех зеков обливать водой, пока она не закончилась. Некоторые зеки смогли сбежать в бараки, но силовики проникли и туда. Я забежал в барак, и один из заключенных увидел в окошке, что промка горит. Она вспыхнула моментально в нескольких местах. Будто это было подстроено. Зачем нам, в бараках, тем, кого “убивают”, поджигать эту промку? Да мы лучше сожжем бараки вместе с нами и сгорим в них заживо.

Фото: РБК

Мы начали звонить родным. Я звонил матери. Она испуганно спрашивала, что у нас за взрывы. Я ответил: «Мама, нас гранатами закидывают. Нас убивают».

Затем нас стали звать из бараков по одному, подняв руки вверх. Мы выходили, с нас срывали одежду и оставляли полностью голыми. Руки и ноги обматывали скотчем и клали на землю. Меня конкретно взял Константин Константинович, оперативник ИК-15. Он довел меня до зимнего сада, это около выхода с территории колонии, и бросил к автозаку, к ОМОНовцам с собаками. Они стали меня избивать, ударили по голове, и я потерял сознание. Очнулся от того, что меня облили водой, но после этого меня снова побили, — рассказал Евгений.

Во время акции протеста было найдено повешенное тело одного из заключенных. По одной из версий, он являлся работником хоздвора (ухаживал за скотом — прим.авт.) и повесился из-за того, что во время пожара погибли животные. Однако Евгений утверждает, что повешенный сидел с ним на «строгаче», где работа запрещена. По его мнению, заключенного могли повесить, сам бы он это не сделал.

Также Евгений считает, что все, что случилось за эти два дня, — результат провокации со стороны сотрудников колонии и ФСИН. Все время, что он находился в колонии, все проходило так, как должно быть по закону. Мы уже привыкли к историям о пытках и садизме в колониях, например, как в ИК-6 Кировской области. В ИК-15 ничего подобного не было. Избиение охранником заключенного стало прецедентом, что и вызвало негодование тысячи человек. Юрченко думает, что, возможно, провокация была местью за то, что примерно за полгода до этого на территории колонии зарезали «гада» (заключенный, работающий на сотрудников колонии — прим.авт.) Или же демонстрацией силы для нового начальника УФСИН Иркутской области.

Юрченко, как и еще двести человек, повезли в СИЗО-6, якобы в санчасть. На деле оказалось, что их привезли в пыточную.

 

Пыточная

— На следующий день, после того, как нас привезли в СИЗО, как только мы проснулись, нас повели на прогулку. Так же, голыми и в скотче. С прогулки нас закинули в каптерку. Там к нам зашли сотрудники изолятора и стали избивать. Они пытались выбить из нас признательные показания. Это повторялось каждый день. Нас избивали то «гадье», то сотрудники СИЗО. То доской по спине дадут, то по жопе, чтобы не забывал, где находишься.

Избивали дубинками по ногам, ступням. Отбивали спины, отбивали руки, били по лицу. Били до потери сознания. Им от этого было смешно, они кайфовали.

Нас били током. Меня самого как-то привязали к вешалке, а к члену прикрепили провода и подключили к розетке. Когда меня били током, в камеру зашел оперативник. Посмеялся и вышел. На мой член намотали тряпку и периодически брызгали из пульверизатора водой. Чтобы не было следов ожога. Били током, пока человек не возьмет вину на себя. На моих глазах одного из заключенных изнасиловали. Они делали это, пока другие били меня ногами. Их было четверо. Он потом сказал: «Пацаны, ну, вы сами это видели. Ну, все, я петухом, — говорит, — стал. Я не буду с вами за столом больше есть».

В моей камере не было видеонаблюдения, поэтому ко мне могли спокойно зайти и избить.

Другого заключенного изнасиловали так, что в анус могла пролезть банка сгущенки. Ему руку по локоть засунули внутрь. Пытались найти телефон. И я все это видел.

С одним из изнасилованных у нас сложилась договоренность. Нам дали по сигарете, одну спичку и отпустили покурить. Тогда мы и пообещали друг другу, что, когда он начнет говорить, то назовет на видео мои ФИО и адрес. И если я увижу это видео, то на воле я буду писать во все инстанции и выступлю в качестве свидетеля на суде. Сейчас идет следствие по делу о протесте. Если бы я не увидел это видео, то скрылся бы и забыл этот ад, как страшный сон. Но я увидел его. И вот я здесь, пришел ко Льву Пономареву за помощью.

Но перед этим меня на оставшиеся девять дней срока отвезли обратно в ИК-15. И если раньше, как я рассказывал, там меня никто не трогал, то, как только я оказался в колонии, меня завели в каптерку и начали избивать. Они мстили мне за то, что произошло в апреле. За этот протест.

Один день меня мучили, а оставшиеся восемь я провел в изоляторе. Меня одели в оранжевую робу, у меня была кровать, и я просто лежал и приходил в себя. Меня больше не трогали для того, чтобы сошли синяки. Наверное, это самые счастливые моменты, которые вообще могут быть в заключении.

Сейчас

СИЗО-6, ИК-15 и СИЗО-1 Иркутской области находятся под контролем одних людей. Ранее было известно немало случаев применения насилия и пыток к заключенным в двух СИЗО: эта практика, естественно, в итоге дошла и до колонии. Из совсем недавнего, заключенного ИК-15, когда он находился в СИЗО-1, пытали кипятильником. Кежику Ондару засунули кипятильник в задний проход и включили, в результате он взорвался внутри. Мужчина стал инвалидом. Об этом сообщила сестра заключенного.

В 2011 году вышел фильм «Иркутское СИЗО. Территория пыток», в котором режиссер и адвокат Сергей Беляк рассказал о пытках в иркутском СИЗО-1. В фильме также есть сцена издевательства над заключенным при помощи кипятильника.

Кадр из фильма «Иркутское СИЗО. Территория пыток»

В том же году в Сахаровском центре был созван круглый стол, в котором приняли участие Сергей Беляк, Лев Пономарев, Валерий Борщев и Людмила Алексеева.

«За права человека» работает по ангарскому бунту с самого начала. Мы писали множество жалоб, обращались в различные инстанции, но на все получили лишь гору отписок.

Ответы на многочисленные письма

Евгений — не единственный заключенный ИК-15, переживший страшные пытки, который готов говорить и предавать огласке нарушения прав человека. Мы рассказывали и будет рассказывать дальше о том, что происходит за стенами исправительных учреждений. Потому что права заключенного равны правам человека и их нельзя нарушать.

На переезд в Москву, одежду, еду и съемную квартиру для Евгения Юрченко ЗПЧ потратила более 100 000 рублей. Вы можете помочь Евгению начать новую жизнь — оформите регулярное пожертвование на нашем сайте прямо сейчас.

Вы также можете подписать петицию на Change.org, адресованную председателю СК РФ Александру Бастрыкину, с требованием расследовать пытки в ИК-15, привлечь к ответственности причастных к ним сотрудников ФСИН и выплатить компенсации пострадавшим.

Текст: Анастасия Кашкина

Источник: https://www.zaprava.ru/april2020/

2 февраля 2019 года Минюст РФ принудительно внес Общероссийское общественное движение "За права человека", РООССПЧ "Горячая Линия" и Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента» 
1 ноября 2019 года решением Верховного суда РФ Движение "За права человека" было окончательно ликвидировано.
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.
8 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"