ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

9 март 2021 г.
КС отметил свои наиболее важные позиции по уголовному праву и процессу за предыдущий год
В раздел о конституционных основах уголовной юстиции из обзора за 2020 г. вошли 14 актов, об 11 из которых ранее писала «АГ»
 
Один из адвокатов обратил внимание на то, что в двух решениях КС в очередной раз подчеркнул: формальное наличие признаков состава преступления не предопределяет привлечение лица к уголовной ответственности. По мнению второго, особо важных решений, существенно влияющих на формирование практики, в обзоре нет. Однако третий считает, что ряд актов все же имеет важное практическое значение и отразится как на правоприменении, так и на законодательстве. В свою очередь четвертый подчеркнул, что, если бы КС формулировал свои позиции более четко и категорично, у тех, кто оказывает юрпомощь, было бы больше шансов на правосудные решения.

Как ранее сообщалось, Конституционный Суд опубликовал Обзор своей практики за 2020 г. В раздел о конституционных основах уголовной юстиции вошли 6 постановлений и 8 определений (об 11 из них «АГ» ранее писала). По мнению КС, эти акты «могут оказывать воздействие на правоприменительную практику».

Постановления КС

Смерть подозреваемого не должна влиять на оценку разумности срока уголовного судопроизводства

В Постановлении № 6-П Суд признал, что ч. 3 ст. 6.1 УПК не соответствует Конституции, так как при определении разумного срока уголовного судопроизводства для потерпевшего в тех случаях, когда производство по делу прекращено из-за смерти подозреваемого, позволяет не учитывать период со дня подачи заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела.

КС обязал законодателя скорректировать УПК, а правовоприменителя – до изменения Кодекса в аналогичных ситуациях руководствоваться ч. 3.3 ст. 6.1 УПК.

«Данная позиция совершенно логична, и обеспокоенность скорее может вызвать то, что для ее подтверждения потребовалось вынесение постановления Конституционного Суда», – заметил адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский.

Советские награды продавать и покупать нельзя

Постановление № 10-П посвящено ст. 324 УК о приобретении и сбыте госнаград. Заявительница после смерти отца унаследовала его медаль «Ветеран труда СССР», попыталась продать ее, но покупателем оказался сотрудник полиции. Женщину привлекли к уголовной ответственности. В своей жалобе в КС она настаивала на том, что не причинила вреда порядку управления в сфере госнаград и не нарушила ничьих прав. По ее мнению, расценивать действия в отношении госнаград СССР как нарушение правового режима госнаград РФ – все равно, что применять УК по аналогии.

Однако КС постановил, что ст. 324 УК не противоречит Конституции. Суд обратил внимание на общность правового режима государственных наград России и Советского Союза. И одни, и вторые правомерно не находятся в свободном обороте, считает КС. «Оспоренное положение предполагает также необходимость в правоприменительной практике устанавливать как формальную уголовную противоправность предусмотренного ст. 324 УК РФ деяния, так и реальную степень его общественной опасности, определяемую с учетом исследования всей совокупности фактических обстоятельств конкретного дела, в том числе свидетельствующих о наличии либо отсутствии оснований для освобождения лица от уголовной ответственности или от наказания либо для признания совершенного деяния малозначительным», – указал Суд.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов считает, что эта позиция КС – скорее «правильная декларация», а не норма, которая в действительности будет применяться. «К сожалению, такой критерий, как общественная опасность, на практике практически никогда реально не устанавливается, а малозначительность по большей части является не применяемым в сфере уголовного судопроизводства институтом», – пояснил эксперт. По его мнению, схожая проблема встречается и в других актах из обзора: либо многие действительно важные и сложные вопросы не были затронуты, либо КС занял слишком мягкую и обтекаемую позицию. «Это, вероятно, снизит эффективность правоприменения до минимальных значений», – полагает адвокат.

В каких случаях апелляционный суд может опросить присяжных

В Постановлении № 33-П КС признал, что п. 1 ч. 3 ст. 56 УПК позволяет апелляционной инстанции по обоснованному ходатайству стороны, оспаривающей приговор, выяснить у присяжных «обстоятельства предполагаемого нарушения тайны их совещания или иных нарушений уголовно-процессуального закона при обсуждении и вынесении вердикта». В таком случае присяжные не становятся свидетелями, полагает Суд. При этом не могут разглашаться «сведения о суждениях, имевших место во время совещания, о позициях присяжных при голосовании по поставленным перед ними вопросам».

КС признал неконституционной норму об охране жилья осужденного во время отбывания наказания

Постановление № 34-П было вынесено по жалобе администрации Мурманска, которая не смогла разобраться, кто должен отвечать за сохранность жилья осужденного к лишению свободы, пока он отбывает наказание.

КС признал ч. 2 ст. 313 УПК неконституционной. Она не закрепляет конкретные меры по охране остающегося без присмотра жилого помещения, собственником которого является осужденный, а также не определяет субъектов, на которых может быть возложена обязанность по принятию таких мер, и источники их финансирования, пояснил Суд. «Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений, если осужденным самостоятельно не приняты гражданско-правовые меры по охране своего жилого помещения и будет установлено отсутствие у него возможности в их самостоятельном принятии, суд полномочен принять меры по охране остающегося без присмотра жилого помещения такого гражданина и возложить их исполнение на конкретных субъектов», – сказано в постановлении. КС также перечислил те меры, которые могут быть приняты в таких случаях.

Отметим, что законопроект, направленный на реализацию этого акта, уже внесен в Госдуму (№ 1085826-7).

Безосновательное получение налогового вычета не является мошенничеством

В Постановлении № 38-П Суд оценивал конституционность ч. 3 ст. 159 УК. Заявитель посчитал, что эта норма позволяет привлечь к уголовной ответственности добросовестного налогоплательщика из-за ошибочного решения налогового органа. КС изучил следующую ситуацию: налогоплательщик подал декларацию по НДФЛ для получения имущественного вычета при покупке жилья, налоговая сначала подтвердила право на вычет, а потом изменила свое решение.

Суд решил, что норма не противоречит Основному Закону: «Она не предполагает возложения уголовной ответственности за необоснованное обращение налогоплательщика в налоговый орган с целью реализации права на получение имущественного налогового вычета в связи с приобретением им жилого помещения, в случае когда налоговым органом подтверждено, а в дальнейшем опровергнуто у него право на такой вычет, если налогоплательщик представил в налоговый орган предусмотренные законодательством документы, не содержащие признаков подделки или подлога, достаточные при обычной внимательности и осмотрительности сотрудников налогового органа для отказа в предоставлении соответствующего налогового вычета, и не совершил каких-либо других действий (бездействия), специально направленных на создание условий для принятия налоговым органом неверного решения в пользу налогоплательщика».

По мнению Сергея Колосовского, позиция Суда полностью соответствует общим принципам уголовного-процессуального закона, в том числе и презумпции невиновности. «В соответствии с данной позицией налогоплательщик, представивший в налоговый орган ложные сведения, не подлежит ответственности в случае, если внесение таких сведений явилось следствием ошибки, а не умышленного введения налогового органа в заблуждение», – отметил адвокат.

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Алексей Сердюк добавил, что Конституционный Суд, по сути, провел водораздел между уголовно наказуемым неправомерным получением налогового вычета и ошибкой «в наличии соответствующего права». «Необоснованное обращение лица в налоговый орган не повлечет уголовно-правовых последствий (ст. 159 УК), если налогоплательщиком были представлены документы, не содержащие признаков подделки или подлога, достаточные при обычной внимательности и осмотрительности сотрудников налогового органа для отказа в предоставлении соответствующего налогового вычета, а также лицо не совершило других действий (бездействия), специально направленных на создание условий для принятия налоговым органом неверного решения в его пользу», – пояснил эксперт.

Николай Герасимов полагает, что вопрос, который разрешил КС, очевиден. «Умысел и объективная сторона, которая не может заключаться исключительно в совершении предусмотренных законом действий, являются обязательными признаками состава преступления, при отсутствии доказательств наличия которых вопрос об уголовной ответственности в принципе не должен стоять, – указал он. – Однако, к сожалению нередко, умысел лица при производстве по уголовному делу фактически презюмируется и не доказывается, в связи с чем вполне законная процедура, которую осуществило то либо иное лицо, может быть интерпретирована как преступление».

КС подтвердил право осужденных, временно находящихся в СИЗО, на длительные свидания

Постановление № 50-П посвящено ст. 77.1 УИК и ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых. Эти нормы не позволяют получать длительные свидания тем осужденным к лишению свободы, которых оставили в СИЗО или перевели туда из исправительных учреждений для участия в следственных действиях либо в судебном разбирательстве.

По мнению КС, эти нормы не соответствуют Конституции в той мере, в какой такие лица лишаются права на длительные свидания без законных оснований и без учета срока содержания в СИЗО. Обязав законодателя урегулировать этот вопрос, Суд подробно разъяснил, как до внесения поправок действовать правоприменителям.

«Разъяснение конституционного смысла ст. 77.1 УИК могло несколько облегчить жизнь осужденных к лишению свободы, привлекаемых в качестве обвиняемых по другому делу с этапированием либо оставлением в СИЗО. В этом случае, как разъяснил Конституционный Суд, не допускается произвольное ограничение права на длительные свидания. Однако вся позитивная направленность нивелируется выводом, что такое право может быть ограничено в судебном порядке», – заметил Сергей Колосовский.

Определения

Вправе ли следователь не допустить адвоката к участию в обыске у доверителя-юрлица?

В Определении № 4-О КС напомнил, что адвокат того лица, в помещении которого производится обыск, может присутствовать на этом следственном действии, а следователь обязан обеспечить «возможность осуществления этого права». Воспрепятствование адвокату в такой ситуации нарушает УПК.

«Суд в случае поступления обращения от юридического лица, признав факт нарушения права владельца помещения на присутствие адвоката при обыске <…>, вправе вынести частное определение (постановление) в адрес органов дознания, предварительного следствия о фактах нарушений закона, требующих принятия необходимых мер <…>, а юридическое лицо – воспользоваться компенсаторными механизмами, предусмотренными законодательством (обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о возмещении вреда, требовать привлечения должностных лиц к ответственности и др.)», – разъяснил КС.

Сергей Колосовский считает, что это определение из всей подборки за 2020 г. – наиболее значимое для адвокатов. «Данная позиция сочетается с позицией ЕСПЧ из Постановления по делу "Круглов и другие против РФ", которым по моей жалобе определено, что адвокат вправе присутствовать при обыске независимо от времени его прибытия к месту следственного действия. Здесь же Конституционный Суд сделал очень важный вывод о том, что лицо, право которого нарушено следователем в результате нарушения уголовно-процессуального закона, вправе требовать привлечения данного следователя к ответственности», – добавил эксперт.

По мнению Николая Герасимова, это важное, но слабо применимое на практике определение. «Следователь при производстве обыска в помещении обязан обеспечить возможность участия в этом следственном действии защитнику, а также адвокату лица, в помещении которого оно производится. При этом КС указывает, что неисполнение данной обязанности является нарушением уголовно-процессуального закона. Однако в качестве возможных способов защиты указывает лишь возможность лица требовать привлечения виновных лиц к ответственности, обратиться в суд с просьбой вынести частное определение и тому подобное, – указал эксперт. – Очевидно, что для КС данное нарушение не влечет признания такого следственного действия незаконным, хотя, по сути, при его проведении было нарушено фундаментальное конституционное право – право на квалифицированную юридическую помощь».

КС не стал рассматривать жалобу на невозможность обжаловать в суд решение прокурора о возвращении дела

Заявитель оспаривала конституционность ч. 1 ст. 125, ч. 4 ст. 221 УПК, которые, по ее мнению, позволяют суду не принимать жалобы на связанные с прекращением уголовного дела решения прокуратуры из-за того, что существует «ведомственный порядок обжалования». Из Определения № 5-О следует, что невозможность обжаловать в суде акты прокурора компенсируется правом обжаловать действия и решения следователя, основанные на этих актах.

КС признал взаимосвязь вопросов о соединении уголовных дел и о сроке содержания под стражей

В Определении № 6-О Суд высказался по поводу ст. 109 УПК о сроках содержания под стражей. По мнению КС, при избрании и продлении этой меры пресечения по новому делу не нужно учитывать время, проведенное под стражей по ранее возбужденному уголовному делу, если по делам ведется раздельное производство.

«Иной порядок, предполагающий совокупное исчисление времени содержания лица под стражей по уголовным делам, которые не соединены в одно производство и ни одно из которых не выделено из другого, приводил бы к взаимозависимости решений об избрании и продлении этой меры пресечения, что, вопреки основаниям и условиям ее избрания, вело бы к игнорированию общественной опасности инкриминированного по новому делу преступления и прочих значимых обстоятельств, диктующих необходимость ограничения свободы данного лица. Тем самым ставились бы под угрозу ценности, для защиты которых избирается мера пресечения», – пояснил КС.

КС определил пересмотреть приговор активисту Константину Котову, не рассматривая его жалобу в заседании

В Определении № 7-О КС обратил внимание на то, что в уголовном деле Константина Котова неправильно применена ст. 212.1 УК о неоднократном нарушении порядка организации или проведения публичных мероприятий. Ранее Суд выявлял ее смысл в Постановлении № 2-П/2017.

При назначении Котову наказания, близкого к максимально возможному, суд общей юрисдикции исходил из того, что действия мужчины представляли реальную угрозу для здоровья граждан, чужого имущества, окружающей среды, общественного порядка и безопасности. Однако не выяснил, был ли причиненный или «реально угрожающий» вред существенным и утратило ли публичное мероприятие мирный характер из-за нарушений Котова. Без этого невозможно назначить лишение свободы по ст. 212.1 УК, напомнил КС.

Алексей Сердюк заметил, что в этом акте, как и в Постановлении № 10-П о приобретении и сбыте госнаград, Суд в очередной раз подчеркнул: формальное наличие признаков состава преступления не предопределяет привлечение лица к уголовной ответственности, поскольку нужно установить реальную общественную опасность. По словам адвоката АК «Судебный адвокат» Валерия Саркисова, принятие этого определения опосредованно связано с активизацией в России различных форм публичного выражения мнений.

Ходатайство от реабилитированного может подать и адвокат

Определение № 1107-О посвящено ч. 2 ст. 135 УПК о возмещении реабилитированному имущественного вреда. КС отметил, что эта норма не ограничивает право на квалифицированную юридическую помощь. Суд прямо указал, что адвокат может обратиться в интересах реабилитированного в суд с требованием о возмещении имущественного вреда. «Иное истолкование лишало бы заинтересованных лиц возможности в полной мере пользоваться гарантированным им Конституцией РФ правом на получение квалифицированной юридической помощи и правом на судебную защиту», – считает КС.

Как привлекать военнослужащих к полной материальной ответственности

Определение № 1938-О вынесено по запросу Петрозаводского гарнизонного военного суда и касается возмещения ущерба, который военнослужащий причинил федеральной собственности, закрепленной за воинской частью.

КС отметил, что привлечение к полной материальной ответственности на основании абз. 3 ст. 5 Закона о материальной ответственности военнослужащих в любом случае возможно только после вступления в силу приговора, которым установлена вина военнослужащего, а само деяние признано преступлением.

Если же такой гражданско-правовой спор связан с военнослужащим, уголовное дело или преследование в отношении которого прекращено с назначением судебного штрафа, то нельзя не учитывать основания и условия для прекращения дела или преследования, добавил КС. «При этом суд, оценивая действия (бездействие) военнослужащего лишь в контексте их взаимосвязи с причиненным им ущербом, не являющимся составообразующим признаком уголовно наказуемого деяния, и ссылаясь в том числе на обстоятельства прекращения уголовного дела (уголовного преследования) в связи с назначением судебного штрафа, которые нашли отражение в соответствующем решении, вынесенном в отношении данного лица, во всяком случае не может приравнивать такое решение к приговору суда для целей привлечения военнослужащего к полной материальной ответственности», – считает Суд.

О роли прокуратуры в реабилитации жертв политических репрессий

В Определении № 2535-О КС указал, что не только оспоренные, но и другие нормы Закона о реабилитации жертв политических репрессий прямо обязывают прокуратуру в предусмотренных случаях проверять дела с неотмененными решениями судов и несудебных органов. По итогам проверки ведомство также должно составлять заключения и справки о реабилитации или заключения об отказе в реабилитации, а по заявлению заинтересованных лиц – направлять дела с заключениями об отказе в реабилитации в суд, который должен рассмотреть их по существу.

«Это регулирование в системе с положениями уголовно-процессуального закона предполагает в качестве основной формы деятельности прокуратуры при проверке дел в порядке реабилитации жертв политических репрессий составление заключений о наличии или отсутствии оснований для таковой, подлежащих рассмотрению судом по обращению заинтересованных лиц», – пояснил КС.

С какого момента исчисляется срок лишения водительских прав

Определение № 2597-О вынесено по запросу суда Ямало-Ненецкого автономного округа, оно посвящено ч. 4 ст. 47 УК о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и ч. 2 ст. 36 УИК об исчислении срока этих наказаний.

КС пояснил, что по смыслу этих норм лицо утрачивает право управлять транспортом с момента вступления в силу приговора суда, которым признан факт управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и назначено наказание по ст. 47 УК. Однако срок этого дополнительного наказания начинает исчисляться лишь после исполнения основного – со дня освобождения осужденного из исправительного учреждения. Такой порядок объективно обусловлен повышенной степенью общественной опасности соответствующих преступлений, особенно повторных, подчеркнул Суд.

«Если бы КС формулировал свои позиции более четко и категорично…»

Сергей Колосовский отметил, что эту подборку решений КС трудно назвать системной: «Комментируемые нормы уголовного и процессуального закона выбраны Конституционным Судом абсолютно рандомно, без какой-либо единой логики. Но это полностью соответствует его месту – функцией КС является дача разъяснений именно по поступившим запросам, а не какая-либо инициативная систематизация законодательства».

В целом, добавил эксперт, все позиции КС из раздела об уголовной юстиции соответствуют конституционным принципам гуманизма, презумпции невиновности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве. «При этом каких-либо особо важных решений, имеющих существенное значение для формирования практики, в обзоре нет. А в большинстве случаев вошедшие в него решения, к сожалению, содержат оговорки, которые позволят правоприменителям извратить конституционный смысл исследованных нормативных актов с точностью до наоборот», – считает Сергей Колосовский.

Валерий Саркисов добавил: «В целом по результатам изучения обзора можно заключить, что в 2020 г. КС достаточно активно рассматривал жалобы заявителей в части проверки на соответствие Конституции норм уголовного законодательства и уголовного судопроизводства, а ряд принятых Судом решений имеет важное практическое значение и, безусловно, отразится как на правоприменении, так и на законодательстве».

Николай Герасимов отметил, что избегание тех недостатков, о которых он говорил применительно к конкретным актам из обзора, к компетенции Конституционного Суда напрямую не относится. «Он дает лишь толкование Конституции в привязке к правоприменительной практике. Однако, на мой взгляд, если бы КС формулировал свои позиции более четко и категорично, у лиц, оказывающих юридическую помощь, появлялось бы больше шансов добиться правосудного решения по тому либо иному вопросу», – заключил он.

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.
10 декабрь 2020 г.
8 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"