ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

11 июль 2013 г.
Российское общество находится под серьезным влиянием тюремных нравов

Российское общество находится под серьезным влиянием тюремных нравов, хотя подавляющее большинство граждан не имеют личного тюремного опыта. Такой результат получили социологи Левада-центра. Эксперты объясняют тягу многих жителей России к жизни ╚по понятиям╩ их особыми отношениями с государством. По их мнению, главный фактор, который роднит простых граждан с заключенными, ≈ бессилие в отношении людей, облеченных властью.

Левада-центр специально для ╚Газеты.Ru╩ провел социологический опрос о влиянии нравов криминального мира на повседневную жизнь россиян. В ходе июньского исследования социологи выяснили, что почти половина жителей России так или иначе знакомы с преступными ╚понятиями╩.

Согласно этим данным, 38% респондентов имеют о них общие представления, 5% знакомы хорошо, а 3% стараются придерживаться образа жизни в соответствии с канонами преступного сообщества.

Собственные представления о ╚ворах в законе╩ имеют 87% опрошенных. Большинство по-прежнему считает их такими же преступниками, как и всех остальных, либо наиболее опасными представителями криминального мира.

Однако 12% россиян полагают, что ╚воры в законе╩ ╚выполняют важную социальную функцию, оберегая общество от беспредела╩. Столько же убеждены, что ╚настоящих воров╩ уже не осталось.

При этом только 2,5% респондентов признались, что имеют личный тюремный опыт. У 14% опрошенных такие испытания выпадали на долю их близких родственников.

Если рассматривать абсолютные цифры, то, по официальным данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН),

на 1 июня текущего года в местах лишения свободы содержались 688,6 тыс. человек. Их охраняют 337,6 тыс. сотрудников уголовно-исполнительной системы.

Нужно учитывать еще и постоянную ротацию обеих категорий граждан, членов их семей, а также наличие еще более миллиона сотрудников МВД и других правоохранительных органов. Таким образом, действительно можно говорить о миллионах людей, так или иначе соприкасающихся с преступным миром и его законами.

╚Призонизация╩ (от англ. prison ≈ тюрьма) ≈ такой термин использовал скончавшийся в январе 2013 года известный российский правозащитник, руководитель Центра содействия реформе уголовно-исполнительной системы Валерий Абрамкин. Этим словом он, сам в 80-е годы шесть лет просидевший в советских лагерях, описывал влияние тюремного быта, языка, культуры, норм, традиций и обычаев на все общество. ╚Это уникальный для России случай, когда иноязычное слово не требует перевода, более того, звучит для русского уха куда выразительнее, чем для западного, ≈ призонизация. Это вроде как жить при ╚зоне╩.

Всякому известно: при зоне и живем╩, ≈ объяснял правозащитник степень такого влияния на российскую повседневность.

╚Что касается данных опроса, ╚Левада╩ уже проводил подобное исследование, еще когда Юрий Александрович был жив, ≈ рассказал ╚Газете.Ru╩ доктор социологических наук Антон Олейник. ≈ В работе ╚Советский простой человек╩ он приводит данные о том, сколько жителей СССР и постсоветского пространства имели родственников среди сидевших. Там цифры больше, чем те, которые опрос показывает сейчас╩.

По словам Олейника, исследовавшего тюремную субкультуру, в советское время людей за решеткой было значительно больше, однако это отнюдь не означает, что влияние лагерных традиций ослабевает.

╚Меньше людей имеют опыт непосредственного столкновения с этой системой, но при этом все больше людей, напрямую не связанных с этой субкультурой, находят ее элементы значимыми в своей повседневной жизни, ≈ считает социолог.

≈ Судя по рейтингам радио ╚Шансон╩, каждый десятый москвич слушает эту радиостанцию. Эти цифры необъяснимы, если исходить из доли реально сидевших людей. Связь большинства с тюрьмой проходит даже не через родственников, а через некий повседневный опыт, который может иметь определенное избирательное родство с тюремным. Главный фактор, который роднит всех россиян с заключенными, ≈ бессилие в отношении людей, облеченных властью╩.

По словам исследователя, институт ╚воров в законе╩ и различных криминальных авторитетов ≈ это в первую очередь третейский суд в тюрьме, альтернативный формальным институтам правосудия.

╚В этом и привлекательность. Когда человек не может найти правосудия в лице формальной юстиции, он находит его в лице ╚смотрящих╩ или ╚воров в законе╩, причем более человечное, ≈ рассказывает социолог. ≈ В этой среде вопросы решаются, что называется, ╚по-людски╩, то есть более понятным человеку образом. На уровне метафоры можно назвать это своеобразной системой обычного права╩.

Винить СМИ в тиражировании привлекательного образа криминальных авторитетов, как это часто делают представители правоохранительных органов, Олейник не спешит. По его мнению, главная причина распространения подобных представлений в обществе заключается в том, что сама власть ╚относится к своим гражданам, как сотрудник пенитенциарной системы к лицу, отбывающему наказание╩.

╚Пока будет работать система ╚Я начальник, а ты дурак╩, людям нужна будет альтернатива╩, ≈ продолжает Олейник....

Подробнее - в Газете.Ру

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"