ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

1 апрель 2015 г.
Бунт заключенных подростков в Ангарске против издевательств оперов и «бугров»

Елена Бобровская, Открытая Россия

В Иркутской области взбунтовалась Ангарская воспитательная колония для несовершеннолетних (АВК) – из-за систематических издевательств со стороны сотрудников и заключенных, находящихся на привилегированном положении, а также нехватки еды. Об этом говорится в заключении региональной ОНК. Иркутский правозащитник Святослав Хроменков и адвокат Сергей Беляк поделились с Открытой Россией подробностями существования несовершеннолетних заключенных в Ангарске.

Подростки подняли бунт в ночь с 14 на 15 марта, а днем в колонию был введен спецназ. После избиения большую часть заключенных погрузили в автозаки и развезли в другие исправительные учреждения, в том числе в спецбольницу. До сих пор их точное количество правозащитникам установить не удается: в нарушение закона сотрудники АВК не предоставляют такой информации.

По следам событий члены ОНК посетили несколько изоляторов и колоний, разыскивая вывезенных детей. Правозащитникам удалось найти 85 человек. Судьба еще от 15 до 30 несовершеннолетних остается неизвестной. Кроме того, члены комиссии посетили саму воспитательную колонию, в которой сейчас находятся около 30 заключенных.

Почти все из опрошенных детей, кроме тех, кто находится в АВК и у кого приближается условно-досрочное освобождение, идут на контакт и сообщают о жестоком обращении и продолжительной конфликтной ситуации, сложившейся в колонии. Всего членам ОНК удалось пообщаться с 38 заключенными. Правозащитники отмечают, что дети, которых вывезли в иркутское СИЗО-1, очень запуганы.

27 марта ОНК по результатам проверок составила заключение, адресованное генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, уполномоченному по правам человека Элле Памфиловой, главе ФСИН Геннадию Корниенко, а также руководителям региональных ведомств. Общественные наблюдатели требуют провести расследование произошедшего, проверить обоснованность введения спецназа и применения спецсредств, выяснить количество и судьбу всех вывезенных несовершеннолетних и обеспечить им личную безопасность с учетом того, что они были вынуждены действовать в состоянии крайней необходимости, а также уволить всех сотрудников ангарской воспитательной колонии.

Руководитель региональной правозащитной организации «Сибирь без пыток» Святослав Хроменков рассказал Открытой России о том, с чем сталкиваются заключенные подростки в ангарской воспитательной колонии и что вынудило их пойти на открытый протест:

– После бунта, который произошел в ночь на 15 марта, около 70 малолеток под предлогом приема жалоб завели в учебный кабинет школы, раздали им ручки с бумагой якобы для написания жалоб на конкретных сотрудников и активистов и ввели спецназ ГУФСИН, который начал бить их смертным боем. Об этом ОНК рассказали сами пострадавшие дети. И это было сделано вместо того, чтобы разобраться в ситуации. Это же верх цинизма!

Чтобы спастись от побоев, один мальчик порезал себе руки валявшимся на полу ножом. Но это не остановило избиения. Потом всех погрузили в автозаки и развезли по разным учреждениям области, видимо, по принципу «разделяй и властвуй».

Почему взбунтовались дети? Дело в том, что в этой воспитательной колонии руководство фактически передало функции воспитания так называемому активу. Актив – это те же осужденные, только немного постарше, которым после 18 лет дали «льготу»: их не переводят в колонию для взрослых, а оставляют досиживать на малолетке: допустим, если от неотбытого срока остался год или два или имеются какие-то заслуги. Этих «активистов» немного, человек десять.

В АВК один из таких «авторитетов», как они называют, «бугров», организовал «воспитательные мероприятия», например, топать гуськом на корточках по плацу. Продолжительность этого истязания зависела от настроения «бугра»: было хорошее настроение – ребята топали недолго, было плохое – это могло продолжаться несколько часов. Пока они так топали, он мог подойти и кого-то, допустим, локтем сильно в спину ударить. Это происходило ежедневно.

Другое наказание-истязание называлось «По трешечке и спать». Каждый день перед сном мальчишку просят надуть щеку и трижды очень сильно бьют по этой щеке кулаком в перчатке.

Еще одна процедура: один из сотрудников колонии вместе с активом по субботам в качестве «воспитательного мероприятия» заставлял несовершеннолетних стоять на растяжке. Их отводили в непросматриваемое помещение на втором этаже в здании, где банно-прачечный комбинат, ставили к стенке на растяжку и били по ногам. Так могли стоять несколько часов. После этого заставляли бежать вокруг корпуса десять кругов, потом все повторялось.

Одно из зданий АВК во время проверки членами ОНК после бунта. Фото: Святослав Хроменков

Одним из самых страшных истязаний было «За четыре кости». Взрослые из актива поднимают мальчишку за руки и за ноги почти под потолок и бросают, мальчик падает на пол. Нам пожаловался сначала один, когда мы его спросили, как он себя чувствует. А потом другие заговорили: «Вы думаете, нас тоже так не бросали?» Все, кто не в активе, проходили через такие процедуры.

Еще издевательство – «Ставить под весло». В помывочной мальчишку нагибают и на плечи ему ставят большую палку, которой противни достают из печек, и бьют. Иногда предлагают выбрать самому: либо 50 ударов по спине, либо три-пять раз в лицо.

И когда после бунта детей завели в школу якобы писать жалобы, они спросили у одного из оперативных сотрудников, который сам участвовал в наказании «Растяжка» и в это время снимал их на камеру: «Зачем вы нас били?» Он, не стесняясь видеозаписи, заявил, что если бил, то значит было, за что. Члены ОНК спросили у детей, так за что же их били? «За бесплатно», – ответили они.

Там сейчас идут следственные мероприятия, в прокуратуру поданы жалобы. Накануне мы приехали из СИЗО, где эти дети сейчас находятся. Видели и активистов в колонии – у них ничего не произошло, они довольно вольготно себя чувствуют. Главный их «бугор» покраснел и заметно нервничал. И они все всё отрицают – те, кто остался непосредственно в колонии. Те, кого вывезли из колонии (их развезли по больницам и СИЗО), почувствовали безопасность и начали открыто рассказывать.

Мы спросили у них: «Мы же были у вас в феврале, почему никто из вас не пожаловался, даже знака никакого не подали?» Нам ответили: «Вы знаете, даже знака было невозможно подать». Если ОНК или кто-то из других комиссий пытались говорить с каким-то конкретным ребенком, то его потом вызывали и ночью, и днем – допрашивали, что ему говорили, что он говорил. Стукачи высматривали, кто во время проверки нервничал или искал какого-то контакта, например, зрительного, и с этим несовершеннолетним потом расправлялись. Говорят: «Нам обратиться не к кому было, потому что все взрослые об этом знали, но все молчали».

Большинство персонала АВК сейчас переведено в другие учреждения или находится в отпуске. Решается вопрос, что делать и как дальше быть. За шесть дней, которые прошли с момента бунта в колонии, трое «активистов» из тех, кто издевался и бил, были выпущены по УДО. Вероятно, остальные ждут амнистию к 9 мая – тогда уйдет больше половины заключенных колонии и таким образом скандал можно будет замять.

Однако сейчас, через две недели после бунта, детей начали свозить обратно в Ангарскую воспитательную колонию (со слов сотрудников СИЗО №1 города Иркутска), несмотря на то, что причина произошедшего так и не была устранена. Как показала последняя проверка Общественной наблюдательной комиссии по Иркутской области 25 марта, «активисты» находятся там же и ждут детей.

Раньше в Ангарске тоже случались протесты несовершеннолетних заключенных – по тем же самым причинам. Адвокат Сергей Беляк напомнил о событиях 2008 года и о том, как повело себя тогда руководство иркутского ФСИН: 

– Нынешнее ЧП – не единственное в Иркутской области. 31 июля 2008 года в ангарской воспитательной колонии №14 большая группа несовершеннолетних осужденных потребовала, чтобы к ним приехал сам начальник ГУФСИН по Иркутской области Павел Радченко. Ребята были измучены постоянными избиениями со стороны сотрудников колонии и старших по возрасту осужденных, различными унижениями, в том числе и кормлением из одной посуды с так называемыми «опущенными», что автоматически переводило и их самих в категорию «опущенных» по неписанным законам российских тюрем и лагерей. Они уже никому не верили из руководства колонии и ФСИН, и только этот генерал оставался для ребят последней надеждой на избавление от побоев и издевательств.

И Радченко приехал. Он пообещал ребятам, что все их жалобы учтут и все исправят, а для начала переведут в один барак. И в ночь с 31 июля на 1 августа, когда ребята спали, в колонию прибыл фсиновский спецназ. Барак окружили и всех находившихся там мальчишек начали нещадно избивать, выволакивая в одних трусах на улицу. Потом всех их запихнули в автозаки и развезли по разным лагерям и тюрьмам, включая печально знаменитое Иркутское СИЗО-1. А там некоторых из них уже избивали и насиловали с помощью местных «разработчиков».

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"