ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

9 декабрь 2014 г.
Челябинск: в СИЗО-1 взбунтовались заключенные

Южный Урал снова попал в федеральную повестку с информацией о беспорядках в местах лишения свободы: в ночь на 9 декабря заключенные челябинского СИЗО-1 учинили массовые беспорядки. По неофициальным данным, как минимум два человека сильно избиты, еще более 20 арестантов порезали себя в знак протеста. Силовики, как всегда, утверждают, что ситуация изначально была под их контролем и преуменьшают масштаб ЧП. Подробности и версии – в репортаже Znak.com.

Челябинский следственный изолятор №1 до сих пор считался «элитным» – одним из самых тихих, дисциплинированных и неконфликтных. В этом сходились и руководство ГУФСИН, и правозащитники – стороны, которые единодушными назвать сложно. Поэтому, наверное, многие участники сегодняшних событий – силовики, возмущенные родственники и близкие «постояльцев» СИЗО-1 – согласны с тем, что конфликт в изоляторе был спланирован и спровоцирован «с воли».

Еще вечером 8 декабря журналистам начали поступать сигналы из изолятора и от родных заключенных. Сообщалось о нарушениях режима питания, отсутствии отопления и об угрозе жизни и здоровью ряда заключенных. Ночью посыпались новые сведения и появились первые версии.

«Я подъехала к изолятору около 21 часа 8 декабря, – рассказала Znak.com мать одного из обитателей СИЗО Галина Овлякуева. – У входа в СИЗО стояла черная Lada Priora, из нее вышла молодая женщина неприятной наружности и сразу заявила мне, чтобы я не смела сообщать о происходящем в СМИ и в общественно-наблюдательную комиссию (ОНК). Она сказала, что через пять минут в СИЗО начнется бунт, будут взламывать камеру смотрящего. А к утру смотрящим по изолятору станет ее муж Якуб».

1(428)

Якуб, по данным члена ОНК Валерии Приходкиной, – бывший заключенный печально известной копейской исправительной колонии №6, где два года назад также произошел масштабный бунт заключенных. Приходкина полагает, что он – один из организаторов знаменитых беспорядков в ноябре 2012 года, но после, во время следствия, Якуб активно сотрудничал с силовиками, «заложил» многих товарищей по колонии и в итоге был переведен в Верхнеуральскую тюрьму. В СИЗО-1 он прибыл в четверг, 4 декабря. Валерия Приходкина, опираясь на сведения от родственников арестантов, утверждает, что ситуация в учреждении начала стремительно накаляться именно с момента появления Якуба. Ходили слухи, что настоящая фамилия Якуба – Каргиев, но ее позже опроверг уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов.

Александр, жилец квартала по улице Российской, примыкающего к изолятору, рассказывает, что в час-два ночи с территории СИЗО-1 раздавались дикие крики, шум, из окон корпусов валил дым. Вячеслав, близкий друг одного из заключенных, говорит, что ему позвонили из изолятора ночью с припрятанного мобильника. Рассказали, что около часа ночи 9 декабря в несколько камер стали врываться вооруженные палками и заточками активисты и нещадно избивать находившихся там заключенных. Остальные стали баррикадироваться в своих камерах и «вскрывать вены» в знак протеста.

3(426)

Постоялец изолятора Алексей, с которым корреспонденту Znak.com дал связаться по мобильному телефону один из дежуривших на входе в изолятор родственников, подтверждает: «Всю ночь в камеры вламывались представители администрации и «активисты», выпущенные оперативником Осиповым. Через кормушки (отверстия, куда подаётся пища, – прим. ред.) брызгали из газовых баллончиков и порошковых огнетушителей. Мы забаррикадировали дверь, чтобы не быть избитыми. Известно о двух осужденных, которых очень сильно избили, сломали им руки. Нас трое «вскрытых», медицинской помощи и пищи мы не получаем. Медик бросил нам один бинт на троих».

С утра на вопрос журналистов, что происходит в СИЗО, пожилые женщины, вставшие перед входом еще до рассвета, отвечали однообразно: «Там идет дележ власти и убивают наших детей!». Родственники делились самыми жуткими слухами: что в СИЗО ночью бросили какой-то непонятный спецназ, что одного из осужденных зарезали заточками, а администрация держит всех на голодном пайке с субботы, 6 декабря. Добавляют, что полиция, вставшая напротив входа в изолятор, ночью сильно избила подошедшего близко парня с видеокамерой, и без разговоров и оснований задерживала некоторых граждан, также называющих себя «родственниками и близкими».

4(321)

«Мамы и бабушки переживают, это понятно, – пытался объяснить свое видение ситуации корреспонденту Znak.com бывший постоялец СИЗО, пожелавший остаться неизвестным. – Но связь с волей у заключенных всегда была, а порядки в ГУФСИН таковы, что самые смирные и послушные в конце концов озвереют. Это, видимо, и произошло. А что касается передела власти, то это одни в камерах не дослышали, другие по телефону недопоняли».

Тем не менее со слов Валерии Приходкиной и нескольких родственников получается следующая картина: в четверг в СИЗО-1 прибывает Якуб. Сразу начинает расти напряжение, а он активно вербует сторонников. В конце концов искра вспыхивает в ночь на 9 декабря. Цель сторонников Якуба – низложить прежнего «смотрящего» по изолятору. «Актив» врывается в камеру, где находится авторитет Горбатый. Горбатого и его сторонников, пользуясь численным преимуществом, жестоко избивают (по некоторым данным даже режут заточками и припрятанными ножами), а для того, чтобы замести следы, устраивают дебош по остальным помещениям: отсюда и шум, и дым от подожженных клочков ваты из матрасов, и «вскрытие вен» (на деле, по словам одного из бывших сидельцев, – страшно выглядящие, но неопасные на деле поперечные порезы на руках).

Реакция силовых структур следует быстро: улица Российская, на которой расположен изолятор, с раннего утра и как минимум до обеда 9 декабря перекрывается для проезда частного автотранспорта сотрудниками ДПС. У входа начинает дежурить ОМОН (по другой версии – группа быстрого реагирования спецназа регионального ГУФСИН «Урал») и экипаж патрульно-постовой службы. В десятом часу утра следует первый официальный комментарий ГУФСИН по Челябинской области.

«9 декабря 2014 года примерно в 1 час 30 минут спецконтингент соседней камеры, потеряв из поля зрения осужденного К., начал стучать в двери камеры, лить воду в коридор, устраивать задымление путем поджога клочков ваты из матрасов и призывать других осужденных поддержать акцию неповиновения администрации учреждения, – сообщили в ГУФСИН. – В результате их поддержали около ста человек (30 камер). Восемь человек в разных камерах нанесли себе незначительные порезы предплечий. Всем была оказана незамедлительно медицинская помощь. Специальные средства и физическая сила к заключенным не применялись. Жертв нет».

7(141)

Примерно в то время, когда на сайт ГУФСИН выставлялся этот комментарий, корреспондент Znak.com по предоставленному родственниками осужденных телефону беседовал с заключенным Алексеем, который жаловался на отсутствие медицинской помощи. К этому времени на территории СИЗО уже находились прокурор Челябинской области Александр Войтович, руководитель следственного управления СК РФ Денис Чернятьев, члены ОНК Валерия Приходкина и Дина Латыпова. Дежурившие у входа в изолятор полицейские немногословно объясняли родственникам, что беспорядки устроил зэк по фамилии Каргиев. Молва мгновенно проассоциировала его с Якубом. Администрация СИЗО делала все, чтобы уменьшить панику среди приехавших со всего Челябинска матерей следственно-арестованных: за исключением короткого промежутка времени, окно приема передач исправно принимало продукты и лекарства для осужденных.

К десяти утра появился еще один повод для беспокойства: прибыл автобус, битком набитый полицейскими. Правда, оказалось, что это привезли смену перекрывшим вход. Однако вскоре прошел слух, что в изолятор с минуты на минуту ворвется некий «спецназ». И действительно, через дорогу от СИЗО, на задах бассейна «Ариант», расположилось к тому времени штук шесть полицейских кунгов на базе «Камазов» и «Уралов», один военный внедорожник «Тигр», там же расхаживали служивые в черной униформе, некоторые даже в бронежилетах. На перекрывших улицу Российскую на перекрестках с Труда и проспектом Победы постах появились полицейские без жилеток ДПС, зато в шлемах наподобие «Сферы».

8(109)

Однако штурм изолятора не состоялся. Вместо этого журналистов позвали на пресс-конференцию, посвященную беспорядкам, в головное здание ГУФСИН по Челябинской области. Сведения, изложенные заместителем начальника пенитенциарного ведомства Сергеем Агарковым, резко отличались от ходящих среди родителей слухов: фактически, он для начала почти слово в слово повторил уже опубликованный пресс-релиз, но все беспорядки перенес на сегодняшний день, 9 декабря.

«При переводе из камеры в камеру у одного из осужденных изъяли запрещенный предмет – мобильный телефон, – рассказал прессе Агарков. – Он начал возмущаться, подстрекать остальных к неповиновению. Всего оказалось вовлечено около ста человек. Они шумели, били ложками о посуду, поджигали клочки ваты. Сейчас в СИЗО-1 нормальная обстановка, там работают правозащитники, уполномоченный по правам человека, руководители областных прокуратуры и СУ СК. Могу только назвать все случившееся откровенной провокацией».

По словам Агаркова, пострадавших среди контингента СИЗО нет, за исключением восьми порезавших себе руки. Однако даже полковник внутренней службы не стал отрицать: в СИЗО действительно имеет место дележ власти. Правда, он сразу сослался на то, что не имеет права разглашать данные, полученные во время оперативно-розыскных мероприятий. «Информация пошла в СМИ даже раньше, чем что-то произошло! – отметил Агарков. – Наверняка все было подготовлено извне, как и случалось в других подразделениях ГУФСИН. Информация, поступающая в СМИ от родственников осужденных, носит характер провокации».

9(84)

Озвученные заключенными и их близкими обвинения в нарушении режима питания замначальника ГУФСИН отверг, заявив, что был в изоляторе буквально накануне и там все было в порядке. А вот насчет холода в камерах сведения подтвердил: «8 декабря около 10 часов утра произошел скачок давления теплоносителя в питающих изолятор трубах. Наше учреждение, напомню, запитано от городских сетей. В результате где-то на трассе произошел порыв трубы, и, пока авария не была устранена, с 10 до 14 часов 8 декабря изолятор действительно не отапливался».

Присутствовавший на пресс-конференции заместитель начальника полиции ГУ МВД по Челябинской области Сергей Резвый уточнил, что движение по улице Российской было перекрыто по личному распоряжения начальника полицейского главка Андрея Сергеева.

«Силовые ведомства обмениваются оперативной информацией, есть соответствующие распоряжения и приказы, – уточнил Резвый. – Все это делается для обеспечения безопасности граждан». Далее замначальника полиции уточнил информацию по задержанию родственников заключенных. «Задержаны были два молодых человека! – заявил он в ответ на вопрос корреспондента Znak.com. – Оба были нетрезвы, вели себя вызывающе, допускали нецензурную брань. Их задержали и доставили в отдел полиции по Калининскому району Челябинска, ОП-6».

В заключение Сергей Агарков добавил, что свидания с постояльцами СИЗО будут запрещены до тех пор, пока не закончит работу группа из СК РФ. Следственные органы тем временем уже приняли решение о возбуждении уголовного дела по частям 1 и 2 статьи 212 УК РФ («Организация и участие в массовых беспорядках»).

Уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов подтверждает версию дележа власти в СИЗО. Несмотря на то, что его незаконно ограничили в правах как омбудсмена, не дав пообщаться с осужденными, которых в это время опрашивали сотрудники СК, Севастьянов поговорил с некоторыми заключенными и с их слов составил свою картину происходившего.

2(485)

«Арестанты утверждают, что около часа ночи одни заключенные попали к другим в камеру, – рассказал о собранных сведениях омбудсмен. – Как это можно осуществить без участия сотрудников администрации учреждения, я не представляю. В итоге около 20 человек из камеры №113 ворвались в камеру №109, двое находившихся в ней – Сергей Калмагорцев и Антон Журавлев – были сильно избиты, по отдельным данным даже получили резаные раны. Им требовалась медицинская помощь. Стычка даже вылилась из камеры в коридор, поэтому остальной контингент и поднял шум. Уверен, информация о дележе власти – правильная. Контингент раскололся на две группы: одна поддерживала новоприбывших во главе с Якубом, другая заранее получила бумагу о том, что новички – «не совсем правильные», ведь тот же Якуб сотрудничал со следствием и давал информацию о других заключенных после событий в ИК-6. Есть и информация о помощи сотрудников администрации в проникновении одних арестантов к другим».

По версии омбудсмена, один из двоих пострадавших (наличие которых отрицают силовики) – Калмагорцев или Журавлев – и есть прежний «смотрящий» СИЗО Горбатый. Зэки рассказали омбудсмену, что за последние дни прежние и новоприбывшие авторитеты «состыковывались» уже трижды.

Однако у Севастьянова есть и еще одна версия причины произошедшего: интрига против начальника СИЗО Николая Стыценко. Этим косвенно объясняется упоминание заключенным Алексеем «оперативника Осипова», а по данным омбудсмена – начальника оперчасти СИЗО. Севастьянов утверждает: у начальника СИЗО Николая Стыценко были отличные отношения с правозащитниками, омбудсменом, родственниками заключенных. Благодаря этому СИЗО-1 и обходился долгое время без конфликтов и беспорядков. Но кому-то – с «черной», воровской, или с «красной», «фсиновской», стороны, это могло и не понравиться.

«В любом случае уже завтра в изоляторе начнут работу члены ОНК, – резюмировал уполномоченный по правам человека. – Кроме того, в Челябинск уже направлены два специалиста из аппарата федерального омбудсмена. И, уверен, уже приземлилась в нашем аэропорту комиссия из Федеральной службы исполнения наказаний».

Кирилл Бабушкин
фото автора

Источник: znak.com

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"