ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

17 ноябрь 2020 г.
Вам тут не рады: под какими предлогами адвокатов не пускают в тюрьмы

Юристы судятся с ФСИН из-за недопуска к подзащитным

Уральский адвокат выиграл иск к управлению ФСИН по Мордовии. Роман Качанов оспаривал недопуск к тяжелобольному подзащитному. Администрация пенитенциарного учреждения не давала юристу возможность встретиться со своим доверителем, сославшись на постановление главного санитарного врача тюремного ведомства. Этот документ запрещает длительные и краткосрочные свидания на период пандемии коронавируса. Защитник же настаивает, что никто не вправе ограничивать его и его доверителя в получении юридической помощи. Почему суд встал на сторону адвоката — в материале NEWS.ru.

Коронавирус как прикрытие

В марте 2020 года, когда в мире уже бушевала пандемия коронавируса, адвокат Роман Качанов отправился в мордовскую колонию для участия в суде по освобождению его подзащитного — анархиста Ильи Романова — от отбытия наказания в связи с состоянием здоровья. Мужчина недавно перенёс инсульт и находился во входящем в структуру ФСИН лечебно-профилактическом учреждении (ЛПУ-21) в посёлке Барашево Теньгушевского района Мордовии. Качанов накануне суда собирался встретиться с подзащитным, чтобы обсудить процессуальные моменты. Кроме того, как утверждает адвокат, после недавно перенесённого инсульта с Романовым нужно было общаться лично, чтобы он понял всё, что хочет до него донести защитник.

Однако начальник медчасти при колонии Андрей Головин не разрешил пустить внутрь адвоката. Доводы его были следующие: есть постановление санитарного врача, запрещающее свидания во время пандемии. Кроме того, заключённый сейчас находится в лечебном учреждении, следовательно, любые встречи для него запрещены.

В тот день, 30 марта, Качанов не смог попасть к подзащитному. На следующий день состоялся суд, по решению которого Романова освободили. Адвокат говорит, что мог бы обойтись без иска, ведь подзащитного отпустили на свободу, взаимодействовать с мордовской колонией больше не нужно. Однако он намеренно обратился в суд, чтобы доказать, что такой недопуск незаконен.

Административный иск к мордовской колонии рассматривал Октябрьский районный суд Екатеринбурга — по месту жительства Качанова.

Роман Качанов, адвокат

Я суду объяснял, что это не моя какая-то прихоть, уловка. Я понимаю, что коронавирус, всё это распространяется. Я тоже человек осторожный, сам, может, не хочу лишний раз где-то появляться. У меня вопрос был принципиальный, мне надо было с ним встретиться перед судебным заседанием по освобождению от отбывания наказания по состоянию здоровья. Суд его освободил. Мне надо было встретиться, обсудить вопросы, узнать, желает ли участвовать в процессе.

Юрист считает, что с вопросом недопуска в мордовских колониях столкнулся не он один. Это, как подчёркивает адвокат, систематическая проблема.

Я не думаю, что только я столкнулся с этой проблемой в Мордовии. Я не являюсь персоной нон грата в Мордовии. Думаю, все без исключения адвокаты с этой проблемой столкнулись как минимум в Мордовии. Это не может быть изобретением начальника ЛПУ Головина. Это может быть некое указание — устное или письменное — со стороны управления ФСИН адвокатов не допускать, — говорит он.

Адвокат напомнил, что шесть лет назад оспаривал запрет на посещение заключённых адвокатами в Верховном суде (ВС) — правда, тогда недопуск не был связан с эпидемиологической обстановкой. Юрист и его доверители судились с Минюстом и Минздравом. Истцы были не согласны с 119 пунктом совместного приказа этих ведомств о порядке оказания медицинской помощи заключённым. Согласно документу, посещения осуждённых, попавших в тюремную больницу, временно приостанавливались, в том числе для адвокатов. Это объяснялось тем, что подобные встречи могут привести к ухудшению состояния больного или, наоборот, больной может представлять угрозу для окружающих. Качанов категорически был с этим не согласен: по его словам, таким образом в колониях прячут заключённых, пострадавших после пыток.

У нас была такая проблема несколько лет назад в ИК № 2 в Екатеринбурге. Это была пыточная колония, людей пытали, после этого их отправляли в больницу при ИК-2. Мы столкнулись с массовым нарушением прав заключённых, адвокатов и обратились в ВС. Человека пытали, поместили в больницу и никого к нему не пускали. Это был 2014 год. Обратились с просьбой проверить на соответствие данного пункта законодательству. Верховный суд встал на нашу сторону, признал этот пункт незаконным и недействующим в той части, в которой он распространяется на адвокатов и на других лиц, оказывающих юридическую помощь, — пояснил Качанов.

Победу в споре с госорганами удалось одержать не сразу: адвокату отказал Верх-Исетский районный суд Екатеринбурга, затем Свердловский облсуд. При рассмотрении иска в ВС Качанов обратил внимание на то, что недопуск — системная проблема, и попытался доказать, что «это заложено на уровне законодательства». Также юрист говорит, что ссылался на это решение ВС, когда пытался попасть к подзащитному в мордовской колонии, но это было бесполезно.

Оспариваемые положения абзаца второго пункта 119 Порядка введены в действие не федеральным законом, а ведомственным нормативным правовым актом. Они ограничивают право лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы и заключённых под стражу, на получение юридической помощи при карантине, по другим санитарно-эпидемическим основаниям, а также если посещение больного может привести к ухудшению его здоровья или представлять угрозу его жизни и здоровью окружающих, — говорится в решении судьи ВС Романенкова.

Шесть лет спустя Октябрьский суд Екатеринбурга также удовлетворил иск Романа Качанова, признав действия начальника тюремной больницы незаконными. Адвокат говорит, что хоть суд и не ссылался на прежнее решение ВС, он видит «по тексту выдержки из этого решения как обоснование». Таким образом, выигранный ранее в Верховном суде иск создал судебную практику и помог сейчас обжаловать действия сотрудников мордовской колонии.

Качанов отмечает, что даже если бы в постановлении санитарного врача ФСИН, на которое ссылались сотрудники колонии, был запрет и на адвокатские свидания, оно всё равно не имело бы силы в этой части.

Потому что права и свободы человека, в том числе право на юридическую помощь, могут быть ограничены только федеральным законом и только в определённых конституционно значимых целях, — утверждает он.

Адвокат напоминает, что по факту вопрос допуска защитника в колонию решает её администрация. Качанов говорит, что начальники ИК неплохо ориентируются в судебных исках, поэтому если нет совсем никакой судебной практики по похожим вопросам, то отказать в свидании им гораздо проще.

Если адвокат предъявит такое судебное решение, у него больше шансов попасть к подзащитному, чем при отсутствии такого решения. То, что они проиграли, — это для них существенно, Головина по головке не погладят, — полагает Качанов.

Эффективны ли судебные иски?

Член Совета по правам человека Игорь Каляпин рассказывает, что практика недопуска адвокатов в российских колониях достаточно распространённая. Сотрудники ИК и раньше нарушали закон, но сейчас они с особым удовольствием используют сложную эпидемиологическую обстановку для отказа в свидании с осуждёнными.

Правозащитник упоминает Владимирскую область как рекордсмена по нарушению права на свидание с адвокатами — там, по его словам, это происходит систематически. В исправительных учреждениях этого региона и до пандемии время от времени объявляли эпидемии и карантины, а сейчас коронавирус стал любимым поводом для отказа.

Кроме того, Каляпин говорит, что знает с десяток аналогичных судебных решений в пользу адвокатов, однако они работают только в одном конкретном случае, к тому же эта практика не помогает при дальнейших недопусках.

Игорь Каляпин, член СПЧ, председатель межрегиональной общественной организации «Комитет против пыток»

К сожалению, этого не происходит. По идее, любой адвокат может взять решение коллеги и предъявить его сотруднику УФСИН. Я знаю случаи, когда адвокаты так и поступали, а им офицеры с издёвкой отвечали: «Это ваше право, вы тоже обратитесь». Они знают, что решение будет в пользу адвоката, но это произойдёт не день в день, а в лучшем случае через две недели. Сознательно идут на нарушение закона.

Правозащитник уверен, что гораздо эффективнее было бы требовать возбуждения уголовного дела против конкретных ответственных лиц.

Проблема в том, что ни в одном из этих случаев (при удовлетворении административного иска адвокатов. — NEWS.ru) должностные лица не были наказаны. Уголовное дело сработало бы моментально, — считает он.

NEWS.ru обратился с запросом в пресс-бюро ФСИН, чтобы выяснить позицию ведомства. Однако там не смогли оперативно предоставить комментарий.

Источник: news.ru

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
16 октябрь 2020 г.
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"