ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

26 сентябрь 2018 г.
«Я могу подкинуть и больше»

Невский районный суд Петербурга начинает рассматривать дело шестерых полицейских, которые обвиняются в грабеже, хранении наркотиков, подделке документов и пытках задержанных. «Медиазона» рассказывает о 70-м отделе полиции и нравах его сотрудников.

Обвиняемые полицейские

На скамье подсудимых — шестеро полицейских, им предъявлены обвинения по шести статьям Уголовного кодекса. 35-летнего заместителя начальника 70-го отдела полиции Петербурга Артема Морозова и 33-летнего оперуполномоченного группы уголовного розыска того же отдела Сергея Котенко обвиняют в двух случаях превышения должностных полномочий с применением насилия (пункты «а», «б» части 3 статьи 286 УК). 26-летних оперативников Кирилла Бородича и Александра Ипатова, их 24-летнего коллегу Михаила Антоненко и 34-летнего старшего оперативника Андрея Барашкова — только по одному эпизоду превышения полномочий.

Морозова также обвиняют в незаконном хранении наркотиков (часть 1 статьи 228 УК) и оружия (часть 1 статьи 222 УК), Котенко, Бородича и Антоненко — в служебном подлоге (часть 2 статьи 292 УК). Обвинения в злоупотреблении полномочиями (часть 1 статьи 285 УК) предъявлены Ипатову, Бородичу и Антоненко. Наконец, Морозов, Котенко и Ипатов обвиняются в грабеже, совершенном группой лиц по предварительному сговору (пункты «а», «в» части 2 статьи 161 УК).

Все полицейские были арестованы 18 сентября 2017 года — через пять месяцев после совершения первого преступного эпизода (хотя потерпевший подал заявление в СК сразу после случившегося). Расследование было завершено в июле 2018 года, в мае дело передали в Невский районный суд Петербурга.

Нападение на Шепелина

Версия следствия

Как следует из обвинительного заключения, 25 апреля 2017 года оперативники 70-го отдела успешно провели в отношении местного жителя Александра Голубева «проверочную закупку». Продержав его всю ночь в камере для административно задержанных, полицейские попросили Голубева сдать наркоторговца, однако назвать тому было попросту некого — он покупал запрещенные вещества через «закладки» и не общался с продавцом. Оперативников такой ответ не устраивал — по словам Голубева, они заходили в кабинет, где допрашивали задержанного, по пять-шесть человек и угрожали ему следственным изолятором. Рассудив, что он — единственный внук 72-летней бабушки, и в изолятор ему попадать никак нельзя, Голубев вспомнил про своего знакомого — 29-летнего инспектора отдела безопасности компании «Лента» Алексея Шепелина — и назвал его человеком, который «осведомлен о тех людях, которые занимаются сбытом наркотических средств».

Оперативники предложили Голубеву назначить Шепелину встречу. Он согласился, позвонил приятелю и попросил подвезти его к бабушке. Шепелина звонок застал в машине его приятеля Алексея Шустова, который вез его к себе домой, чтобы показать сведущему в технике товарищу сломавшийся компьютер. Бабушка Голубева жила по пути, поэтому он согласился помочь.

Около 23:00 Шустов и Шепелин — первый сидел на водительском кресле «Мерседеса», второй на переднем пассажирском — припарковались у магазина Spar на проспекте Солидарности и стали ждать Голубева, который приехал на место с оперативниками. Подойдя к машине, Голубев сел на заднее пассажирское кресло. Вслед за ним в автомобиль заскочил полицейский Сергей Котенко, который, не представившись и никак не объяснив свое появление , ударил Шепелина кулаком в лицо. Удар пришелся в левый глаз — на допросе Шепелин вспоминал, что все вокруг потемнело, а в глазном яблоке появилась резкая боль: в глаз вонзились осколки очков, которые носил пострадавший.

В это время полицейский Артем Морозов через открытое окно ударил кулаком в глаз Шустова, вытащил его из машины, развернул лицом к автомобилю, туго застегнул наручники за спиной и повалил, с силой придавив лицо к асфальту. Другие полицейские избивали лежавшего рядом Шепелина — ему досталось не менее шести ударов ногами и пяти руками. При этом задержанные кричали «Помогите!» и «Вызовите полицию!»: никому из них и в голову не пришло, что напавшие на них люди и сами служат в МВД. Шустов, согласно его показаниям, был уверен, что у него пытаются угнать автомобиль. Только после возгласа Шепелина «Кто вы?» один из сотрудников ответил: «Это полиция».

После этого полицейские связали Шепелину руки ремнем и подняли его на ноги. Потерпевший попросил их показать удостоверения, вместо этого Котенко взял его за голову и ударил лбом об правую стойку и капот автомобиля так, что на машине остались вмятины. Полицейский Кирилл Бородич прижал его к машине спиной и стал душить, а Михаил Антоненко трижды ударил коленом в пах. В этот момент на парковку подъехали два автомобиля — в один из них полицейские посадили Шепелина (с ним ехали Бородич и Антоненко, которые по пути нанесли ему еще не менее шести ударов и плевали в лицо), в другой — Шустова.

Шустова доставили в отдел уголовного розыска 70-го отдела полиции первым. Заведя задержанного на второй этаж здания, полицейские поставили его лицом к стене; когда тот начал кричать от боли из-за туго затянутых наручников, их сняли. Вскоре в коридоре появился Шепелин.

Обоих задержанных стали избивать. Шустову досталось в основном по ногам и один раз — в пах; Шепелина нанесли не менее десяти ударов руками, палкой и ногами в различные части тела. В какой-то момент оперативник Бородич достал электрошокер и дал разряд в правую ногу, после чего задержанный упал на пол без сознания. Затем его отвели в дальний кабинет, где уже находились полицейские Котенко, Антоненко и Морозов, которые продолжили избивать Шепелина, называя неизвестные мужчине фамилии и требуя рассказать про людей, которые продают наркотики. Когда он снова отказался, Морозов вышел из кабинета.

Вернувшись, он показал Шепелину два куска гашиша, положил их в карман куртки задержанного и сказал: «Я могу подкинуть и больше, запомни мою фамилию — Морозов. Сядешь надолго». После этого «издевательства и унижения» продолжились: полицейские требовали от Шепелина признания в том, что подброшенный гашиш принадлежит ему, а сам он, как и Шустов — наркодилер. Недовольный ответами, Морозов давил пальцем руки на травмированный левый глаз Шепелина и вставлял зажженную сигарету ему в ноздрю; остальные полицейские нанесли еще не менее восьми ударов. При этом Морозов называл фамилии одноклассников потерпевшего, с которыми тот давно не общался, а услышав очередной отрицательный ответ, сказал: «В твоем кармане тянет на часть вторую (статьи 228 УК, хранение и перевозка наркотиков в крупом размере — МЗ), можем сделать и больше, можем сделать и на первую часть (более легкую — МЗ), если будешь с нами сотрудничать».

Поскольку согласия на сотрудничество получить так и не удалось, оперативник Антоненко составил акт личного досмотра, не записав слова Шепелина о том, что изъятое вещество не принадлежит ему, а понятые, вызванные по звонку полицейских, расписались в документе. Затем Антоненко дважды ударил мужчину по голове и трижды — в пах. Тем не менее, ставить свою подпись на протоколе потерпевший снова отказался. После этого его отвели в камеру для административно задержанных. Около 11 утра 27 апреля к нему приехал адвокат — супруге Шепелина удалось выяснить, что его задержали, и вызвать защитника. Выслушав рассказ своего доверителя, адвокат пошел к замначальнику отдела полиции Морозову, однако тот вытолкал его за дверь со словами: «Пошел вон отсюда, у меня неприемные часы».

Задержанного Алексея Шустова все это время не били. Согласно его показаниям, в течение часа он слышал тупые и глухие звуки ударов и крики приятеля: «Не бейте!», «Это не мое!», «Зачем вы это кладете мне в карман?!», «Зачем вы тушите сигареты?!». Шустова отпустили около 21:30 — полицейские дали мужчине на подпись какие-то документы и сказали, что он может идти. Алексея Шепелина отпустили только поздно ночью — после того, как дознаватель попыталась допросить его. Выйдя из полиции, потерпевший поехал в травмпункт, откуда был госпитализирован. В больнице он провел месяц. Врачи диагностировали сотрясение головного мозга, контузию левой глазничной области и ее гематому, гематому лица, ушиб почек, ожог полости носа, кровоподтеки и ссадины.

Версия обвиняемых

На допросах полицейские были немногословны. Они рассказали, что действительно задерживали Шепелина по подозрению в распространении наркотиков, но тот оказывал активное сопротивление, из-за чего полицейским пришлось использовать «боевые приемы самбо», надеть на него наручники и зафиксировать руки тонким ремнем. После доставления в отдел они обнаружили у задержанного гашиш, однако позже его отпустили. При этом полицейский Бородич написал на Шепелина заявление в СК по статье 318 УК (применение насилия к представителю власти), но следователь отказал в возбуждении уголовного дела.

Нападение на букмекерскую контору

Версия следствия

Второй эпизод произошел 18 мая 2017 года. Как следует из обвинительного заключения, около трех часов ночи полицейские Сергей Котенко, Артем Морозов и Александр Ипатов приехали к зданию букмекерской конторы Greenbet и поставили на капот машины две бутылки водки — это зафиксировала камера наружного наблюдения и видела одна из свидетелей. Выпив водку, полицейские — все они были в гражданской одежде — ворвались в здание конторы. Помимо посетителей, в это время в помещении находились двое кассиров и охранник Замир Абдулкамалов. Войдя в зал, мужчины набросились на охранника и стали скручивать его. В ходе борьбы Абдулкамалов упал спиной на стол, со стола стали валиться мониторы. Тогда полицейский Ипатов взял один из мониторов и ударил охранника его плоской частью по спине. Монитор сломался. Затем полицейский бросил его на пол, взял в руки другой монитор и ударил его углом в затылок Абдулкамалов, а его коллега Морозов стал надевать на охранника наручники.


Фото из материалов дела

При этом все свидетели утверждают, что никто из ворвавшихся в офис никак не объяснял свои действия и не говорил, что работает в полиции. Когда посетители стали спрашивать, что происходит, Котенко выстроил их в ряд и начал проверять документы, а затем достал из кобуры пистолет и стал наводить его на присутствующих, сообщив, что он — оперативник 70-го отдела полиции. Тогда Ипатов и полицейский, не участвовавший в избиении — Александр Алекса — вывели другого охранника Абдулкамалова — на улицу и усадили на заднее сиденье автомобиля.

Котенко в это время принялся выяснять, «кто здесь старший», объяснив, что ему нужно забрать видеорегистратор. В это время Морозов схватил монитор в кассовой зоне и разбил его. Разговаривая с кассирами, один из полицейских заметил в баре коньяк и попросил налить им две стопки — Морозову и Котенко. Когда кассиры в очередной раз не смогли ответить, где находится видеорегистратор, Ипатов «в грубой форме» потребовал открыть кассу и подсобное помещение, после чего прошел в него вместе с одной из сотрудниц, вырвал видеорегистратор вместе с проводами и ушел. Вслед за ним букмекерскую контору покинули и остальные полицейские. Уходя, Котенко сказал, что если у кого-то из сотрудников компании «возникнут вопросы», то они могут обратиться к нему — для этого он записал на бумажке свой номер телефона с подписью «Котенко Сергей Владимирович, 70-й о/п».

После того, как охранника Абдулкамалова привезли в 70-й отдел, его отвели на второй этаж — в помещение уголовного розыска, где его ждал не участвовавший в задержании полицейский Андрей Барашков. Он стал задавать охраннику вопросы, называя неизвестные ему имена, а все отрицательные ответы расценивал как ложь. При этом, по словам задержанного, от полицейского исходил сильный запах спиртного. Когда охранник попросил принести ему воды, полицейский дал ему попить, а потом забрал стакан, куда-то вышел, вернулся и вылил воду на левое плечо Абдулкамалова со словами: «Ну что, нормально?». Как покажет экспертиза, температура воды в стакане составляла 81° С. Затем полицейский нанес ему два удара в бок.

В этот момент в кабинет зашли полицейские, устроившие погром в букмекерской конторе. Ипатов ударил задержанного по правой ноге, потом наступил на левую, а затем дал ему подзатыльник — по тому же месту, куда раньше пришелся удар углом монитора. После этого охранника привели к Морозову, и замначальника отдела продолжил задавать ему вопросы о людях, которых охранник, по его словам, никогда не видел. После этого — поскольку нужных ответов он дать так и не смог — Абдулкамалова вывели в коридор.

Через некоторое время Морозов снял с него наручники, сказав, что охранник «ни при чем». Позже Барашков и Ипатов извинились перед задержанным, объяснив, что они «ошиблись», а Морозов добавил, что это «работа у них такая», а он оказался «не в том месте, не в то время». После этого полицейские составили административный протокол по статье о мелком хулиганстве, и Абдулкамалов его подписал.

Из отделения охранника отпустили около 21:00 18 мая. В больнице ему поставили диагноз — термический ожог 11% тела 1-2 степени, ссадины и гематомы туловища, ушибленная рана затылочной области. На стационарном лечении потерпевший пробыл неделю.

Версия обвиняемых

На допросах полицейские объясняли задержание Замира Абдулкамалова его причастностью к серии грабежей, о которых им якобы рассказал другой задержанный — Муртуз Гаджиев. В протоколе допроса Гаджиева от 19 мая 2017 года от руки дописано, что похищенное имущество он вместе с подельниками продавал через охранника букмекерской конторы Greenbet. Однако в феврале на очной ставке между обвиняемым и следователем, которая допрашивала его в прошлом году, Гаджиев объяснил, что никогда не давал таких показаний и не знаком с Абдулкамаловым.

Источник: Медиазона 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.
23 июль 2018 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"