ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

14 август 2018 г.
Адвокат в СИЗО подверглась полному досмотру в отсутствие понятых и без составления протокола
В ФПА сообщили «АГ», что им уже известно об инциденте и в настоящее время принимаются меры по получению дополнительной информации в АП Кемеровской области. Вице-президент АП Кемеровской области Татьяна Нагорная рассказала, что вопрос будет рассмотрен на ближайшем заседании Совета палаты.

9 августа на сайте Gulagu.net было опубликовано открытое письмо координатора спецпроектов Светланы Мальцевой о «противоправных и аморальных действиях» сотрудников ФКУ СИЗО № 4 г. Анжеро-Судженска в отношении адвоката НО «КА “Защита и Содействие”» № 10 г. Кемерово Екатерины Пименовой, досмотренной без присутствия понятых сотрудницей пенитенциарного учреждения.

Екатерина Пименова рассказала «АГ» об инциденте, раскрыв его предысторию. За неделю до случившегося (30 июля 2018 г.), выходя из СИЗО № 4 после встречи с доверителями, она была подвергнута личному досмотру якобы вследствие поступившей оперативной информации о наличии у нее запрещенных к передаче предметов. «До этого со мной ничего подобного не случалось, – отметила адвокат. – Но, как мне позднее стало известно, адвокаты, которые представляли интересы моих доверителей ранее, не раз попадались на выносе запрещенных предметов». При личном досмотре никаких запрещенных предметов у адвоката обнаружено не было, и ее отпустили, извинившись за доставленные неудобства.

Спустя неделю, 6 августа она снова приехала в СИЗО № 4 для работы с доверителями. Каких-либо запрещенных предметов, недопустимых для передачи адвокату, перед встречей у ее доверителей обнаружено не было. Тем не менее на выходе адвоката снова попросили пройти личный досмотр. На вопрос, с чем это связано, один из сотрудников СИЗО, отказавшийся, как и остальные, представляться, сообщил о поступлении им оперативной информации о том, что адвокату якобы переданы предметы, запрещенные к передаче. «В этот раз в комнате, помимо сотрудников с видеокамерой, находилась женщина. Они посмотрели мои документы, нашли письмо от доверителя и фотографии. Попросили пояснить, по каким вопросам я приходила к доверителям, но я не стала отвечать, поскольку эта информация относится к адвокатской тайне», – пояснила Екатерина Пименова.

Адвокат отметила, что настоятельно просила сотрудников СИЗО сообщить фамилию, имя и отчество оперативника, который, по ее словам, уже повторно пытался ее оклеветать, на что получила отказ. «Подобный ответ меня не устроил, и у меня, как у адвоката, возникло логичное желание обжаловать незаконные действия сотрудников СИЗО, предоставивших порочащие меня сведения и производивших личный досмотр», – рассказала Екатерина Пименова, заметив, что в результате досмотра ничего запрещенного обнаружено и изъято не было.

Адвокат сообщила, что после досмотра документов она подверглась личному досмотру сотрудницей СИЗО, которая не только тщательно осмотрела одежду Екатерины Пименовой, но и «пропальпировала тело, даже не надев перчаток».

Екатерина Пименова в разговоре с корреспондентом «АГ» выразила сожалению, что, находясь в состоянии сильного стресса, не настояла на составлении протокола досмотра в ее присутствии. «На выходе я слышала, как сотрудники СИЗО обсуждали между собой, будут ли они составлять какие-то документы», – пояснила она. 

В заявлении в правоохранительные органы о признаках преступлений по ст. 286 и 128.1 УК РФ адвокат указала, что подобные действия сотрудников СИЗО унизили ее честь, достоинство и деловую репутацию. «Считаю, что необходимость личного досмотра должна быть подтверждена указанием как на правовые, так и на фактические основания его проведения, а ход и результаты – письменно фиксироваться, чтобы лицу, в отношении которого проводится досмотр, была обеспечена возможность судебной проверки законности и обоснованности соответствующих действий», – отметила она.

По мнению Екатерины Пименовой, сотрудники СИЗО нарушили также ст. 18 ФЗ № 103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», поскольку, если у них имелись сведения о передаче защитником подозреваемому или обвиняемому запрещенных к хранению и использованию предметов, веществ и продуктов питания, они должны были прервать свидание, но этого сделано не было. 

Адвокат также указала, что согласно положениям КоАП РФ личный досмотр, а также досмотр вещей, транспортного средства, находящихся при физическом лице, относятся к мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении и могут быть применены только в целях пресечения административного правонарушения, установления личности нарушителя, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дела об административном правонарушении и исполнения принятого по делу постановления. «В моем случае речь не шла об административном правонарушении. Более того, полный личный досмотр производится лишь при задержании лица», – отметила адвокат.

Екатерина Пименова сослалась также на ст. 27.7 КоАП РФ, в соответствии с которой личный досмотр относится к категории процессуальных действий, осуществляемых в порядке, предусмотренном данной нормой. «Однако у сотрудников уголовно-исполнительной системы должны быть достаточные основания полагать о наличии у адвоката объектов ограниченного гражданского оборота (оружия, боеприпасов и т.д.), – пояснила она. – Такая оперативная информация относительно меня предоставлялась дважды, и дважды она не находила подтверждения».

На вопрос о том, обращалась ли она в АП Кемеровской области, адвокат ответила, что планирует это сделать в ближайшее время. Также она собирается подать иск в суд, как только ей станут известны личные данные сотрудников СИЗО, допустивших противоправные, с ее точки зрения, действия.

В ГУФСИН России по Кемеровской области подтвердили, что досмотр адвокатов, которые до Екатерины Пименовой работали с данной группой подследственных, выявлял нелегальную переписку, поэтому эта мера в отношении Пименовой – вынужденная. На вопрос о том, проводится ли проверка законности полного досмотра адвоката, представитель ГУФСИН России по Кемеровской области сообщила, что сможет дать ответ позже.

В ФПА сообщили «АГ», что им уже известно об этом инциденте и в настоящее время принимаются меры по получению дополнительной информации в АП Кемеровской области. Вице-президент АП Кемеровской области Татьяна Нагорная сообщила «АГ», что случай с Екатериной Пименовой будет рассмотрен на ближайшем заседании Совета палаты.

Татьяна Нагорная добавила, что в последние годы количество жалоб адвокатов на некорректные действия сотрудников пенитенциарных учреждений при досмотре увеличивается, но «зачастую адвокаты сами допускают нарушения, подпадающие под дисциплинарные проступки, – например, выходят за пределы деловых норм поведения либо пренебрегают правилами в работе». При этом она подчеркнула, что уровень доверия сотрудников СИЗО к адвокатам должен быть таким же высоким, как к следователям и прокурорам.


СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.
23 июль 2018 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"