На днях о пытках в тюрьме заявил Сергей Мохнаткин, отбывающий срок за нападение на полицейского. По сообщению его юриста, в камеру, где находится заключенный, запускали газ.

В Воронеже трое студентов, допрошенных в полиции в связи с кражей мобильного у их знакомой, заявили о том, что их пытали, надевая им на головы пакеты с нашатырным спиртом.

Друг погибшего в полиции Зеленогорска подростка, задержанный вместе с ним, заявил о том, что полицейские избивали их обоих в разных кабинетах, а по словам полицейских, подросток выпрыгнул в окно, ударился головой и умер.

Бывший заключенный из Братского района Иркутской, опять же, области, утверждает, что его пытали электрошоком и противогазом в течение 10 дней и из-за пыток он стал инвалидом 1 группы – все это события недавних дней.

И только те события, что попали в СМИ, а правозащитники получают сообщения десятками. Стоит ли удивляться, что общественность относится к обвиняемым полицейским сдержанно? Разве не уместен вопрос к нашей делегации в ООН: «А вы уверены, что пытки Макарова – единичный случай и исключение из правил?»

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, посмотрев видеозапись пыток в Ярославле, заявила, что ФСИН (федеральную службу исполнения наказаний) необходимо реформировать и передать часть ее функций гражданской службе. Глава ФСИН же, Геннадий Корниенко, сообщил 27 июля, что ведомство до конца лета предоставит статистику по применению насилия и спецсредств в отношении заключенных и проведет проверки. А ярославский инцидент, о котором правоохранительным органам известно уже год, проверит «более тщательно».

Россия получит рекомендации ООН в отношении предотвращения пыток. На данный момент наша сторона пообещала комиссии провести ревизию видеорегистраторов в колониях. Остается надеяться, что на местах ничего не знают о предстоящей ревизии и не смогут уничтожить доказательства пыток, если они, конечно, были. О результатах работы Россия отчитается через 4 года.