ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

19 июнь 2018 г.
Не было ни гроша, да вдруг…

14 июня профильный Комитет Госдумы проголосовал за 16 поправок ко второму чтению законопроекта № 949326, который в первом чтении был принят аж 26 января 2016 года.

Проснувшиеся от двухсполовинолетней спячки депутаты проголосовали за изменения в ФЗ-76.   И наплевать им было на то, сколько усилий приложили члены СПЧ и эксперты УПЧ для улучшения этого закона. Мало того, что при обсуждении их «не стояло», хотя в Думу не раз обращались главы СПЧ и УПЧ с предложениями, как по самому проекту поправок, так и по процедуре его принятия. Нас снова «кинули» — именно так, как это же делает Общественная палата РФ, игнорируя мнение тех, кто не один год работал в ОНК

Но все же главное в другом – что позволили ОНК депутаты и как это отзовется на общественном контроле в МПС. Например, по словам думцев, «проводя кино-, фото- и видеосъемку члены ОНК смогут фиксировать нарушения прав заключенных». Вроде бы прогресс налицо – ранее это была лакуна в ФЗ-76, и съемка зависела от воли начальника.

Посмотрим, что же будет с этим теперь, даже если вам разрешили пронести аппаратуру. (Ниже принимаемые норма об условиях проведения съемок в МПС) Тогда, для начала потребуется письменное согласие сидельца или письменное согласие одного из родителей или иного законного представителя несовершеннолетнего. Пусть вы получили их, что не так уж просто сделать, находясь в МПС. Но учтите: это согласие может быть отозвано (!) – как и почему закон умалчивает..

И самое главное: места, где допускается кино-, фото- и видеосъемки, определяются администрацией учреждения!!! То есть в камере или отряде могут разрешить, а в других местах (ШИЗО, медчасти и т.д.) – намучаетесь «пыль глотать» в зависимости от усмотрения сотрудников. И еще они могут не дать согласие на съемку с участием в их взаимоотношениях с зеками, фиксацией ответов на вопросы членов ОНК, и, тем более, условий содержания – это же , скажут, не нарушения пра, а нехватка средств на обородувование помещений и предотвращение  заболеваемости в МПС.

Много чего можно выдумать, если не хочетия, чтоб народ видел своими глазами, какова тюремная реальность. И это вместо предложенной нами нормы о фиксации без разрешения везде, за исключением объектов охраны и прочих секретных мест и средств.
Не говоря уж о том, что, по всей видимости, в закон теперь войдут положения о прерывании беседы с заключенным, если член ОНК спрашивает их обо всем, кроме условий содержания и того, что сотрудник полагает нарушением его прав, о которых они знают хуже некуда. И так многие поправки направлены не на снятие барьеров ОНК, а на ограничения в их работе по усмотрению администрации.

Замучаешься перечислять все детали и то, как их законодатель «усовершенствовал» для зашиты  органов и учреждений ФСИН от необъективности и злонамеренности «плохих» членов ОНК, которые якобы идут в МПС только за «жареным».

Зато в законе предлагается ужесточить требования к кандидатам в члены ОНК и не допускать к выдвижению кандидатур от НПО, выполняющих функции «иностранного агента». Пустячок, но приятный для отсечения призрака зарубежного интереса к тому, что у нас происходит в МПС. А еще вас вообще не пустят туда, если ваш близкий родственник отбывает наказание где бы то нибыло в местах лишения свободы. Тут член ОНК страшнее иноагента. Вдруг напишет или мнимет (?) нечто на пользу родного человека. Вы под подозрением,  что бы не посещали и скем другим не обсуждали нарушение его прав в МПС.

А сколько выстраданных и разумных предложений от нас не стали даже рассматривать комитетчики и говорить не приходится — все пошло в мусорную корзину Госдумы.

В итоге, правительственный законопроект, которому дают зеленый свет в Думе  без всякого участия в его принятии даже госправозащитных институтов СПЧ и УПЧ, еще больше усиливает зависимость общественного контроля в МПС от тех, кто считает заключенных  недостойными человеческого обращения и обесоеоен постоянно критикой происходящего в их системе. Очередной раз, как и при формировании ОНК людьми, не причастными к правозащите, побеждает принцип «лишь бы чего не вышло». Дума и ее кураторы преследуют очевидную цель: держать в узде общественников и не пущать, куда не надо, даже «правильно» отобранных членов ОНК.

С «удачей» вас, товарищи тюремщики и защитники их интересов «убить» слабые шансы на укрепление контроля ситуации с продолжающими нарушениями прав заключенных!

Валентин Гефтер

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 август 2018 г.
6 октябрь 2016 г.
23 июль 2018 г.
10 июль 2018 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"