ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

20 апрель 2018 г.
Как защитить бизнес от силовиков: законы президента и советы юристов
За последние два года в России приняли сразу несколько законов, направленных на либерализацию уголовного законодательства в сфере экономики. Но помогло ли это изменить отношения бизнеса и правоохранительных органов? По мнению экспертов, эффект мог бы быть значительнее и причин тут несколько. Среди них ряд "хитростей", на которые следователи продолжают идти, чтобы отправить коммерсантов за решетку.

В конце 2015 года, выступая перед Федеральным собранием, Владимир Путин подчеркнул, что избыточная активность правоохранительных органов мешает деловому климату в России. Президент отметил, что только 15% уголовных дел по экономическим преступлениям в нашей стране заканчиваются приговорами. При этом абсолютное большинство, 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес, сказалглава страны: «То есть, их «попрессовали», обобрали и отпустили». 

Нотариусы в СИЗО и штрафы вместо реального срока

Чтобы изменить такую ситуацию и разработать дополнительные гарантии защиты прав бизнесменов, в начале 2016 года Путин распорядился создать рабочую группу по мониторингу и анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. В нее вошли представители президентской администрации и силовых ведомств, а также главы четырех ведущих бизнес-организаций – РСПП, "Деловой России", "Опоры России" и ТПП. Новый орган подготовил в помощь коммерсантам проект поправок в УПК и УК, который президент подписал уже летом того же года. 
1
Штраф вместо уголовного наказания
Когда бизнесмен впервые совершил экономическое преступление впервые, то его освободят от уголовного наказания, если он возместит ущерб в федеральный бюджет. Список составов, по которым можно сделать предпринимателям такую поблажку, достаточно широк: от ограничения конкуренции и манипулирования рынком до преднамеренного или фиктивного банкротства. Размер возмещения составляет двукратная сумма ущерба, либо двукратный размер дохода, полученного в результате совершения преступления, вместо ранее существовавших пятикратных.
2
Увеличился размер ущерба, по которому квалифицируют "экономическое" преступление
Крупный ущерб увеличен с 1,5 млн. руб. до 2,25 млн. руб., особо крупный - с 6 млн. до 9 млн. руб. 
3
Вырос минимальный порог для возбуждения уголовного дела о неуплате налогов

Сумма неуплаченных налогов, с которой против предпринимателя инициируют уголовное преследование, увеличилась с 2 млн. руб. до 5 млн. руб. 


4
К предпринимателям в СИЗО пустили нотариусов

Арестованным бизнесменам разрешили приглашать в СИЗО нотариуса, чтобы оформить доверенности на управление бизнесом. Свидания с нотариусом коммерсантам предоставляются без ограничения их числа и продолжительности. 



Следующее поручение – разработать меры по усилению ответственности силовиков за необоснованное преследование бизнеса. Соответствующий законопроект эксперты написали уже осенью 2016 года, а в декабре депутаты его приняли. Документ внес поправки в ст. 299 УК о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности. Максимальный срок лишения свободы за такое преступление вырос с пяти до семи лет. А отягчающим обстоятельством стало незаконное возбуждение уголовного дела для воспрепятствования предпринимательской деятельности и фактический крах бизнеса из-за уголовного преследования, которое следователь инициировал из корыстной или иной личной заинтересованности. Такие действия правоохранителей решили наказывать лишением свободы на срок от 5 до 10 лет.

Значимые разъяснения по «экономическим» преступлениям утвердил в то же время и Пленум Верховного суда. В постановлении ВС объяснялось, как следственным органам и судам отграничить мошенничество в предпринимательской деятельности от обычного бизнеса на свой страх и риск. Кроме того, документ защищал коммерсантов от переквалификации "коммерческих" преступлений в "простое" мошенничество. Такой прием правоохранителей лишал бизнесменов ряда законных гарантий и позволял следствию «давить» на предпринимателей.

Перечисленные изменения дали свои плоды уже к началу 2017 года. Количество уголовных дел в России, возбужденных в отношении предпринимателей, стало постепенно уменьшаться, заявил на Российском инвестиционном форуме в Сочи уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов. Он сообщил, что за вторую половину 2016 года снизилось и число лиц, находящихся по экономическим статьям в СИЗО: «Их стало меньше на 23%». В январе 2017 года не менее позитивную тенденцию для бизнесменов отметил и Генпрокурор, Юрий Чайка. По его словам, число осужденных в России за экономические преступления за последние пять лет сократилось в четыре раза. 

Предложение от Верховного суда

Политику по либерализации уголовного законодательства в обсуждаемой сфере осенью 2017 года продолжил Верховный суд. Пленум ВС разработал законопроект в помощь коммерсантам, которых беспричинно долго держат под стражей. Действующая редакция УПК вообще запрещает такую меру пресечения для экономических преступлений. Но на практике следователи, чтобы обойти запрет, переквалифицируют «предпринимательские» составы на «общие», и суды могут с этим согласиться. Чтобы пресечь такую «хитрость», ВС предложил конкретизировать понятие преступления, совершенного в сфере экономической деятельности. 

Определение экономического преступления от ВС

Преступление в сфере экономической деятельности совершает ИП в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо член органа управления коммерческой организации – в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.


Кроме того, законопроект ВС призван переломить тенденцию, когда подозреваемые и обвиняемые находятся в СИЗО долгие месяцы и годы без особых причин, а следователи не ведут по их делу активную работу. Чтобы продлить срок содержания под стражей, следователь должен будет указать не только мотивы, но и конкретные следственные действия, которые он хочет провести. Правоохранителю придется отчитаться и о том, почему не выполнил их ранее. Госдума уже приняла перечисленные поправки в первом чтении. 


3,3%
На столько процентов по данным Генпрокуратуры сократилось количество экономических преступлений в 2017 году по сравнению со статистикой 2016 года.






Однако в начале 2018 года эксперты констатировали, что число уголовных дел, возбужденных против предпринимателей, продолжает расти. Об этом свидетельствует статистика, собранная в докладе «Уголовное преследование по экономическим делам – 2017», который подготовил экспертный центр бизнес-омбудсмена. При этом до суда доходит менее 20% таких дел, указывается в документе. Эти цифры основаны на результатах мониторинга судебной практики и данных ФСИН с МВД. В докладе подчеркивается не только рост дел по «мошенническим» составам, но и новая тенденция – против предпринимателей стали все чаще инициировать уголовное преследование за невыплату зарплат (ст. 145.1 УК). Эксперты считают эти дела средством давления на бизнес, так как приговоры за подобные преступления выносятся только в 15% случаев. 

Почему либерализация не дает ощутимых результатов

На практике обсуждаемые законодательные изменения ни к чему не привели, уверяет руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-Про», Валерий Волох. Всё также суды заключают предпринимателей под стражу, всё также следователи несколько месяцев удерживают предметы и документы, не признавая их вещественными доказательствами в установленный срок, всё также правоохранители отказывают в свиданиях с нотариусами без объяснения мотивов, которыми они руководствуются, рассказывает юрист. У всей кампании по гуманизации есть одна основная проблема, объясняет Матвей Протасов, партнер АБ "Романов и партнеры": «Отсутствует корреляция между буквой закона и правоприменительной практикой». К сожалению, ни правоохранители, ни суды, вплоть до ВС, очень часто не желают видеть признаки предпринимательской деятельности даже в самых очевидных ситуациях, констатирует юрист: «Как и раньше, удовлетворяются ходатайства следователей о заключении под стражу, основанные лишь на тяжести предъявленного обвинения». 

"Нормы либерализации экономических преступлений есть, а либерального правоприменения не наблюдается. Кто может исправить такую ситуацию или, по крайней мере, скорректировать? Адвокат, который знает не только новые нормы, но и то, как эти правовые положения попытаются обойти правоохранители, а также понимает, как не дать следователям это сделать".

Валерий Зинченко, управляющий партнер КА Pen&Paper


Протасов приводит в пример уловки следователей, на которые те идут в резонансных делах, чтобы отправить предпринимателей за решетку: «В действиях бизнесмена вместо ст. 159 УК усматривают признаки ст. 210 УК , что в 100% случаев позволяет поместить неугодного в СИЗО». Партнер АБ "Коблев и партнеры" Кирилл Бельский  признает, что правоохранители часто пользуются «терминологическими фокусами», с помощью которых выводят конкретные дела из-под категории «предпринимательская деятельность». Соглашаясь с коллегами, руководитель уголовно-правовой практики КА "Барщевский и партнеры" Алексей Гуров приводит другой пример: по ст. 201 УК («Злоупотребление полномочиями в коммерческой или иной организации») обвиняемого могут заключить под стражу, хотя сама диспозиция этой нормы указывает на возможность совершение такого преступления в сфере предпринимательской деятельности. Этим законодательным противоречием нередко пользуются следователи, констатирует он. 

Артем Чекотков из МКА“Князев и партнеры” видит более глубокие причины неэффективности правовых институтов, которые создаются для защиты бизнеса: «Они заключаются не в технических огрехах самих норм, а в неспособности разрешить перечисленные проблемы через создание специального режима привлечения к уголовной ответственности для отдельной группы лиц – предпринимателей». Юрист замечает, что сейчас отсутствует четкое обоснование того, почему именно бизнесмены должны иметь льготы в вопросах привлечения к уголовной ответственности по сравнению с другими гражданами. Эксперт добавляет, что смягчение участи предпринимателей, совершивших преступления – это не задача уголовного закона. 

Другие проблемы предпринимателей в противостоянии с силовиками

Параллельно с этим бизнес по-прежнему ищет пути «оптимизации» своих расходов и не всегда честными путями, рассказывает адвокат Светлана Мальцева из АБ «Забейда и партнеры». А правоохранители, с одной стороны, пытаются пресечь подобные действия, а с другой - часто и поучаствовать в них, добавляет она. Когда в стране кризис, и денег в бюджетах всех уровней не хватает, то единственным источником их пополнения становится бизнес, объясняет юрист: «К тому же, сами предприниматели не слишком следят за изменениями в способах выявления различных махинаций и не перестраиваются на «новые рельсы», продолжая использовать старые схемы». Действительно, предпринимателей наказывают за применение незаконных схем в относительно далеком для них прошлом, подтверждает управляющий партнер АБ "ЕМПП" Сергей Егоров: «Речь идет о действиях, совершенных 3-5 лет назад и более». 

Как решить существующие проблемы во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительных органов?

1) Мораторием на изменение УК и УПК РФ на два - пять лет; 

2) Постоянным обучением сотрудников правоохранительных органов, совершенствованием их квалификации для постепенной смены ценностных ориентиров, уход от палочной системы; 

3) Работа с бизнес-сообществом и населением. Предприниматели должны понимать, что зарабатывают на людях и должны уважительно относиться к обществу, другие должны перестать видеть в бизнесе исключительно «воров».

Источник: Андрей Тузов, старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»


То есть, применяя неоднозначную, но вроде бы законную схему сейчас, предприниматель рискует быть обвиненным в том или ином преступном злоупотреблении спустя несколько лет, объясняет эксперт. Он приводит в пример конкретную сферу бизнеса: «В настоящее время строители понимают, что не стоит брать бюджетные деньги. А если взяли, и они вдруг закончились до сдачи объекта, то достраивать недвижимость придется за счет своих средств. Иначе велик риск получить обвинение в мошенничестве. Несколько лет назад подобных рисков не усматривалось». 

Егоров полагает, что для гуманизации законодательства стоит учитывать момент прекращения применения бизнесменом неоднозначных схем работы и добровольность отказа предпринимателя от использования таких вариантов в пользу более прозрачных и добросовестных. В ряде случаев подобные обстоятельства должны расцениваться как смягчающие или выступать условием для прекращения уголовного преследования предпринимателя, уверен юрист: «Например, с выплатой судебного штрафа».

   

"Если уж суд закрывает глаза на нарушения закона, так почему другие должны его исполнять? Какой смысл менять или вводить норму закона, если ее никто исполнять не будет? Тут не законы надо менять, а системный подход. Подход суда к исполнению своих функций".

Денис Саушкин, управляющий партнер АБ "ЗКС"



Бельский отмечает и другой недостаток. По его словам, до сих пор недобросовестные полицейские могут практически безнаказанно оказывать давление на бизнес даже без возбуждения уголовного дела: «Это происходит в ходе доследственных проверок и ОРД, когда допускается получать объяснения от лиц, обследовать помещения, изымать предметы и документы». Отличие таких действий от допроса, обыска и выемки может увидеть только профессиональный юрист, говорит он: «А для бизнесмена это то же самое давление, но лишь без риска (временно) быть заключенным под стражу». 

Еще одна серьезная проблема во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительной системы – избирательность российского следствия и правосудия, утверждает Егоров. По его словам, это обстоятельство не позволяет установить единые "правила игры" для бизнеса и правоохранителей. Часто приходится слышать от бизнесменов оценку, что предпринимателю, против которого возбудили уголовное дело, просто не повезло, говорит юрист: «Ведь его конкуренты работают по аналогичным в данной отрасли бизнеса правилам». По этой причине необходим перечень мер, прежде всего, организационно-технического (не законодательного) характера, который будет способствовать надлежащему применению действующего законодательства, считает Чекотков.

"Нужно четко установить, что средства уголовно-правовой защиты должны применяться только там, где невозможна защита нарушенного права гражданско-правовыми средствами. Пока этого не будет, возможны сценарии, когда по заказу заинтересованных лиц уголовным преступлением будут называть любую хозяйственную операцию". 

Партнер АБ "Коблев и партнеры" Кирилл Бельский


А единственным реальным выходом из всех перечисленных проблем является восстановление реального контроля за правоохранителями со стороны суда, уверен Бельский. Возвращение ряда надзорных функций прокуратуре также могло бы положительно повлиять на ситуацию, добавляет он. 

Другие предложения по эффективной защите бизнеса и дальнейшей либерализации уголовного законодательства в области экономики можно услышать на одноименной дискуссионной сессии, которая пройдет в рамках Петербургского международного юридического форума в середине мая 2018 года. 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
3 апрель 2018 г.
21 февраль 2018 г.
12 январь 2018 г.
15 декабрь 2017 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"