ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

5 декабрь 2017 г.
Только после смерти адвоката Генпрокуратура кинула свой взор на проблемные учреждения Кемеровской области

Ранее о нарушениях в учреждениях ГУФСИН Кемеровской области мало кто знал и бытовало мнение, что там все неплохо.

В апреле 2016 года, когда из Елецкой тюрьмы в ФКУ ИК-44 ГУФСИН России по Кемеровской области прибыл мой подзащитный, я стала ежемесячно посещать пенитенциарные учреждения Кемеровской области для выполнения своих профессиональных обязанностей.

Со временем от родственников и заключенных, отбывающих наказание в Кемеровской области, мне стали поступать жалобы на пытки и избиения. Оказалось, что заключенные давно уже борются с беззаконием в кемеровских колониях.

Большую работу в этом направлении проводил региональный представитель ООД «За права человека» Сергей Охотин, вносила свою лепту эксперт Фонда «В защиту прав заключенных» Яна Редченкова, самоотверженно помогала всеми силами волонтер Марина Светоносова, впоследствии ставшая экспертом МОО «Межрегиональный центр прав человека».

Мы все писали бесконечные жалобы и обращения, однако в местной системе исполнения наказаний менять никто ничего упорно не хотел. Экс-глава кемеровского ГУФСИН Сергей Антонкин, впоследствии арестованный, лично подписывался под ответами, что нарушений нет. Региональный Уполномоченный по правам человека нарушений не находил. Местное ОНК учреждения практически не посещали, а если и посещали, то бездействовали.

В начале 2017 года судьба свела меня с замечательным Человеком с большой буквы, адвокатом Екатериной Селивановой, в девичестве Вальтеевой.

Однажды мне позвонила Катя и обратилась в интересах одного заключенного, договорились о встрече. С первых минут мы уже были как близкие подруги и давнишние коллеги. Оказалось, что Екатерина Селиванова молодой адвокат, родом из Прокопьевска Кемеровской области, проживала Катя тогда в Новосибирске. Заключенный, который просил Катю связаться со мной, подвергался противоправным действиям со стороны сотрудников ИК-37 аж с 2015. Оказалось, что Катя с начала 2017 занимается проблемами в Анжеро-Судженском СИЗО-4, а также в ИК-37. С того дня мы Катей начали работать уже совместно, объединившись с Яной и Мариной. Каждый делал, что мог, но пытки и издевательства над заключенными продолжались.

Лариса Захарова встала в пикет против пыток в СИЗО-4 Анжеро-Судженска Кемеровской области

Летом 2017 нам пришлось организовать пятичасовой пикет у здания ГУФСИН Кемеровской области, Катя мне здорово помогла, она была наблюдателем и на экстренный случай моим адвокатом.

В последующем недобросовестные сотрудники приставали к Кате с вопросами, сколько она мне заплатила за этот пикет.

Несмотря на все нападки со стороны системы мы решили все же открыть отделение Межрегионального центра прав человека в Кемеровской области и Катя должна была его возглавить. Планировался и офис и большая работа, Катя так об этом мечтала.

Адвокат Екатерина Селиванова, в девичестве Вальтеева, приняла решение переехать из Новосибирска в Кемерово, потому что по колониям, СИЗО и судам приходилось ездить почти каждый день. Пришлось поменять детям дом, школу и детсад.

На ее хрупкие плечи взвалился огромный пласт нарушений в региональном УИС, но Катю это не пугало. Екатерина и Яна делали, что могли, объезжая колонии, встречаясь с заключенными и их родственниками, закидывая правоохранительные органы обоснованными жалобами и заявлениями.

Из Екатеринбурга помогали им и мы, из Москвы помощь шла от Сергея Охотина, юриста Фонда «В защиту прав заключенных» Надежды Раднаевой и исполнительного директора Фонда Льва Пономарева.

Нам приходили отписки из ГУФСИН, прокуратуры Кемеровской области и регионального СК.

Только три раза по моим жалобам были внесены прокурорские представления по нарушениям в ИК-37, ИК-29 и ИК-40.

Адвокат Екатерина Селиванова, наше бесценное и незаменимое сокровище, сделала очень много, сделала практически невозможное. Совместно нам удалось привлечь внимание к тяжелой ситуации в колониях Кемеровской области, где людей пытают, насилуют и делают инвалидами.

Екатерина Селиванова взялась безвозмездно защищать заключенного, которого по его словам, сотрудники насиловали палками из-за его отказа сотрудничать с администрацией колонии. Екатерина записала видео обращение этого заключенного и путем героических усилий смогла сохранить видеозапись, которую намеревались забрать сотрудники ИК-37.

Катя настояла на допросе этого заключенного следователем регионального СК и находилась с заключенным во время допроса, отбивая нападки назойливых сотрудников колонии, которые своим присутствием мешали проведению следственных действий, что самое ужасное, девушка-адвокат не получила помощи от следователя, который спокойно наблюдал бесчинства сотрудников колонии во время допроса.

После того, как в СК, прокуратуру были поданы жалобы о преступных действиях сотрудников ФКУ ИК-37, адвокат Екатерина Селиванова «случайно» попала в жуткую автомобильную аварию, в которой погибла.

Следственные органы Кемеровской области, после гибели Екатерины, возбудили уголовное дело, но не в отношении насильников в погонах, а в отношении заключенного, кто заявил о преступных действиях сотрудников пенитенциарного ведомства. Почему так странно повели себя сотрудники следственного органа, мы можем только догадываться, но нам известно, что сотрудники СК, прокуратуры и колонии неоднократно были замечены в совместных попойках.

сотрудник СК Ашурков М.М. и прокурор Яйского района Кемеровской области Толмачев А.Ю.


Всю эту ужасную картину с пытками в колониях и трагической гибелью адвоката Екатерины Селивановой, отцу Екатерины Александру Вальтееву, бывшему сотруднику милиции и юристу Сергею Охотину все же удалось вытащить на федеральный уровень. 22 ноября 2017 года, в Государственной Думе в ходе «Правительственного часа» с участием Министра Юстиции РФ А.В. Коновалова, была озвучена ситуация по трагической гибели адвоката Екатерины Селивановой и с пытками в местах лишения свободы Кемеровской области.

Также Александр Вальтеев направил письмо на имя Президента России с просьбой провести тщательное расследование не только гибели его дочери Екатерины Вальтеевой, но и расследовать факты пыток и сексуального насилия над заключенными в ИК-37 ГУФСИН России по Кемеровской области.

После чего Генеральная прокуратура Российской Федерации с привлечением территориальных органов прокуратуры провела проверку федерального законодательства в сфере исполнения уголовных наказаний, содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы ГУФСИН России по Кемеровской области.

Как сообщает сайт Генеральной прокуратуры РФ, прокурорской проверкой выявлены многочисленные нарушения закона в материально-бытовом и медико-санитарном обеспечении осужденных и лиц, заключенных под стражу, их раздельном содержании, применении мер взыскания, порядке рассмотрения обращений граждан, привлечении осужденных к оплачиваемому и безопасному труду, пожарной безопасности, профилактике правонарушений, а также исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы.

Генпрокуратура заявляет, что вскрытые нарушения свидетельствуют о ненадлежащем исполнении требований закона администрациями этих учреждений, а также слабом ведомственном контроле за их деятельностью со стороны территориального органа УИС.

По итогам проверки должностным лицам ГУФСИН России по Кемеровской области внесено 30 представлений, принесено 30 протестов на противоречащие закону правовые акты, вынесено 2 постановления о направлении материалов в следственные органы, отменено одно постановление о незаконном наложении взыскания на осужденного, вынесено 2 постановления о возбуждении дела об административном правонарушении. В суд направлено одно исковое заявление в порядке статьи 45 ГПК РФ.

По результатам рассмотрения только 4-х представлений привлечено к дисциплинарной ответственности 13 сотрудников УИС. По фактам остальных нарушений назначены и проводятся служебные проверки.

По сведениям Генеральной прокуратуры РФ, итоги работы комиссии были обсуждены на расширенном межведомственном совещании прокуратуры Кемеровской области с участием исполняющего обязанности начальника регионального ГУФСИН России, городских, районных и специализированных прокуроров, начальников учреждений и органов УИС.

Сейчас мы ждем, когда Следственный комитет России пересмотрит свое решение и возбудит уголовное дело в отношении садистов в погонах, которые, ложно понимая возложенные на них государством обязанности, фактически воплощали свои садистские наклонности в государственном учреждении.

Лариса Захарова, правозащитник
юрист Фонда «В защиту прав заключенных»

Источник: Правозащитники Урала

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"