ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

14 февраля 2017 г.
Исправительные работы: как будет работать новый вид наказаний?
9 февраля 2017 года на круглом столе в Общественной палате РФ ВРИО начальника управления ФСИН РФ по исполнению наказаний без изоляции от общества, Евгений Лукьянец рассказал о начале эксплуатации исправительных центров, которые предназначены для исполнения нового вида наказания в виде принудительных работ (ПР). Новая мера наказания введена с 1 января 2017 года, и суды уже вынесли первые 10 приговоров к ПР, сроком от 9 дней до 1,5 года. Как сообщил Евгений Лукъянец, 4 исправительных центра и 7 соответствующих участков при колониях-поселениях готовы принять в этом году 896 осужденных. В следующем году планируется ввести в строй еще 7 центров и 8 участков общей вместимостью (928+590) мест. Итого за два года в стране должно появиться свыше 2,4 тысяч мест для осужденных к новому виду наказания, не связанному с лишением свободы. В Москве будут созданы исправительные   центры (в Новой Москве)               
            
Вместе с тем, одна из целей развития уголовно-исполнительной системы, закрепленная в соответствующей «Концепции» (РАСПОРЯЖЕНИЕ правительства РФ от 14 октября 2010 г. N 1772-р, в редакции от 23.09.2015 года) – увеличить к 2020 году (т.е. всего лишь через 3 года) общую численность лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией осужденного от общества, на 200 тыс. человек (!). Это предполагается достичь «за счет применения ограничения свободы и других видов наказаний, увеличения количества санкций, предусматривающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, и расширения практики назначения данных наказаний судами».


Какой вклад может внести в достижение такой амбициозной цели новый вид наказаний? Оправдывает ли его введение те затраты, которые неизбежно повлечет его исполнение? Отвечает ли такое наказание интересам общества? Такими вопросами задавались участники круглого стола.

Принудительные работы могут назначаться на сроки от 2 месяца (!) до 5 лет (!) «за преступления небольшой или средней тяжести, а также за совершение тяжкого преступления впервые». Один из первых вынесенных приговоров – 9 дней ПР – может показаться случайностью, судебно-юридическим казусом, но для ФСИН РФ ничего удивительного здесь нет – бывает, что суды постановляют отправить человека в колонию-поселение сроком и на один день! И хотя осужденные сами должны добираться до исправительного центра, проезд им оплачивается за счет «государства».

Как сообщил представитель ФСИН РФ, в подчиненных ему уголовно-исполнительных инспекциях «проблем нет». Однако вопросы, прозвучавшие на круглом столе, высветили достаточно серьезную озабоченность его участников, в отношении эффективности и безопасности нового вида наказаний и учреждений, их исполняющих.

Работы ведутся по трудовым договорам, осужденные не выписываются с основного места жительства. 

Соотношение осужденных и персонала – на 100-200 осужденных – 19 человек персонала., половина из которых «кадровики», половина- инспекторы по трудоустройству.

Предполагается, что они же будут организовывать и досуг, и «воспитательные» мероприятия – для этого даже предусмотрено специальное помещение.  Но – во-первых, работа по перевоспитанию взрослых людей - это довольно тонкая и специфическая работа, для которой нужны и специалисты, и специальные программы, во-вторых, при постоянной, нормальной трудозанятости откуда взять время на «воспитание» - человек должен нормально отдохнуть после работы. Тем более, что работа не обещает быть легкой – на заводе железобетонных конструкций, в лесхозе, на лесоповале, в сельском хозяйстве – трудоустраивать осужденных предполагается там, где есть вакансии, то есть там, куда обычный человек по своей воле работать не пойдет. 

При этом вычеты из заработной платы, которая по определению не может быть высокой, могут достигать 75 процентов. Питаться осужденные, если у них есть деньги, должны за свой счет – в то же время определены нормы питания, которые должны соблюдаться, и если сам осужденный не может себя обеспечить питанием – за его питание платит система ФСИН РФ. .  

Какой вклад может внести в достижение такой амбициозной цели новый вид наказаний? Оправдывает ли его введение те затраты, которые неизбежно повлечет его исполнение? Отвечает ли такое наказание интересам общества? Такими вопросами задавались участники круглого стола.

Осужденный на принудительные работы в течение 5 лет может быть вынужденным жить вдали от дома, без семьи, близких, работая при этом 6 дней в неделю, там, где ему укажут, и за ту зарплату, против которой он не сможет протестовать, какой бы маленькой она ни оказалась. Возражать нельзя, спорить нельзя, бастовать нельзя, иначе материалы будут поданы в суд, который может заменить этот принудительный труд «без изоляции от общества» реальным лишением свободы в исправительном учреждении.        Будет ли эффективным принудительный труд в качестве меры исправления, если он применяется в чистом виде, без сопровождающей его социально-психологической и воспитательной работы?
Кто-нибудь где-нибудь доказал, что такого рода труд может исправить? А если так же, как сейчас это происходит при обязательных работах, работать будут не все из бригады, и кто-то будет жить за счет других?! Представители ФСИН говорят, что по закону такого быть не может, если только из-за нерадивого отношения сотрудников к своим обязанностям – так ведь, то - «по закону», а по жизни…?!  

Участники круглого стола были обеспокоены и вопросами    проживания в общежитиях – по сути «рабочих общагах», что  способствует появлению элементов субкультуры, сходной с тюремно-лагерной. Даже если обыкновенных парней и мужиков поселить вместе, а тем более заставить проживать компактно не по своей воле, то по всем социально-психологическим законам очень скоро каждый начнет исполнять в этом закрытом сообществе свою социальную роль, возникнет иерархия: лидеры и «лузеры», прослойка «мужиков-трудяг», вплоть до разделения на «касты». Как известно, осужденные стараются попасть на зону строгого режима, а не на общий режим, потому что там порядка больше – на строгом чаще всего люди с большим социальным опытом совместного проживания в закрытом пространстве тюрьмы-зоны, а на общем режиме и в колонии-поселении иной состав, иной опыт у осужденных, что при меньшем контроле со стороны администрации делает социальную систему менее упорядоченной, вплоть до «беспредела».

 Новые учреждения вызывают опасения и в связи с тем, что они создают, пока еще точно не просчитанную, угрозу для местного сообщества. Как выяснилось, открытие таких общежитий, по признанию представителя ФСИН, не было предварительно согласовано с местным населением, хотя известно, что даже появление компактных мест проживания гастарбайтеров вызывает протесты жителей микрорайонов - они начинают опасаться за своих детей и, например, провожать их до школы и обратно, чего раньше не делали. Также не была учтена близость исправцентов к детским дошкольным учреждениям. По мнению члена председателя Комитета по безопасности Общественной палаты РФ Антона Цветкова, такие общежития несут собой потенциально большую опасность, чем наличие рядом с детскими учреждениями магазинов, торгующих спиртным. 

Таким образом, в ходе обсуждения новой меры наказания, альтернативной лишению свободы, стало очевидно, что вопросам безопасности общества и на местном уровне, и в более широком смысле (имея в виду эффективность данного вида наказания для достижений цели исправления и ре-социализации) достаточного внимания уделено не было. Более того, непохоже было, чтобы об этом вообще задумывались. 

И на круглом столе в Общественной палате РФ было решено попросить региональные общественные палаты изучать и отслеживать ситуацию в местах дислокации исправцентров с тем, чтобы Комиссия по безопасности ОП РФ в случае необходимости могла оперативно реагировать на опасные тенденции.
В конце мероприятия, старший прокурор Генеральной прокуратуры ,Попков Сергей Михайлович ,который осуществляет надзор за законностью исполнения наказаний без изоляции от общества, с большим скепсисом отнесся к словам представителей ФСИН  РФ об отсутствии проблем в управлении по исполнению наказаний, не связанных с лишением свободы. По мнению прокурора, уже через год все «радужные ожидания» относительно нового вида наказаний исчезнут, и все «подводные камни» вылезут наружу.

 Для справки:

Персонал уголовно-исполнительных инспекций (УИИ) насчитывает 10,5 тысяч сотрудников. В год через УИИ проходит около 870 тысяч осужденных. Одномоментно на учете в УИИ состоят 423 тысячи осужденных к наказаниям и мерам пресечения, не связанным с изоляцией от общества. Из них:
- 6270 несовершеннолетних
- 261 тыс. условно-осужденных
- 24300 приговоренных к исправительным работам
- 39344 приговоренных к обязательным работам
- 6666 – отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК РФ)
- 166 – отсрочка отбывания наказания (ст. 82.1 УК РФ)
- 20160 - ограничение свободы
- 158 – штраф или обязательное лечение от наркомании
- 5640 – домашний арест (как мера пресечения) 

Эксперт  ОНК                                                                                         ФЛЕРОВА Т.А.

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
5 апреля 2017 г.
4 апреля 2017 г.
22 марта 2017 г.
21 марта 2017 г.
5 марта 2017 г.
30 января 2017 г.
11 января 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"