ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

17 май 2010 г.
Лев Пономарев: "Дело Соколова - провал Медведева"

Приговор Алексею Соколову, к сожалению, ожидаемый. У меня не было надежды, что его оправдают. Этот приговор говорит о том, что репрессивная машина, запущенная против правозащитника, сработала до конца, сбоев не дала.

 

Правоохранители напрямую говорили правозащитникам, когда мы протестовали и поднимали кампанию в защиту Соколова: ╚Соколов наш╩. Т.е. это чисто уголовная риторика. ╚Мы его вам не отдадим╩. И не отдали. То, что было задумано в Свердловской области, свершилось, несмотря на вмешательство федерального уровня.

 

Очень похоже в этом смысле дело журналистки Айгуль Махмутовой. Там преступная группа еще ближе к власти √ она действует в рамках одного из московских районов. Они ее решили посадить, они сказали: ╚Она наша╩. И - она в их цепких и жадных руках. Там вообще какое-то копеечное дело, связанное с какой-то стоянкой автомобилей, в которое вмешалась Махмутова. Тем не менее, она сидит.

 

В этом смысле можно сказать: никакой вертикали власти в стране нет. По поводу Соколова Элла Памфилова разговаривала с вершиной нашей вертикали власти, а именно с президентом Медведевым. Она передала ему письмо, подписанное мной и Алексеевой, обсуждала с ним судьбу Соколова, высказала свою точку зрения, которая совпадает с нашей, что это дело сфабриковано. Медведев дал своей администрации поручение разобраться.

 

В письме мы четко аргументировали свою позицию: почему мы считаем, что президент должен вмешаться в дело Соколова. Мы объясняли, что Соколов занимается тем же, что и президент, а именно √ борьбой с коррупцией. Поэтому если есть надежда, что с коррупцией мы поборемся, то президент должен защищать тех людей, которые занимаются тем же делом в регионах, на местах. А иначе все бессмысленно.

 

Медведев не сумел защитить борца с коррупцией из Свердловской области. Нельзя сказать, что поручение Медведева не выполнялось. Приезжали люди, по-моему, это даже по двум направлениям происходило √ по прокурорской линии и по административной. Они опрашивали Соколова подробно, видно было, что они волнуются √ об этом и сам Алексей рассказывал и другие свидетели встречи. Но все это не привело ни к чему, разве что к некоторому смягчению наказания.

 

У меня есть очень простое объяснение на этот счет. Россия сейчас √ это такое лоскутное одеяло. В рамках каждого конкретного ╚лоскутка╩ действуют объединенные преступные группы, которые включают в себя недобросовестных чиновников, работников правоохранительных органов, прокурорских, судейских сотрудников √ недобросовестных, подчеркиваю. У них есть свои интересы, связанные с деньгами или с услугами друг другу. И это гораздо важнее вертикали власти и команд из Москвы. И именно такого рода интересы были главными при решении судьбы Соколова. И именно поэтому он получил пять лет строгого режима.

 

В свое время правозащитники и Уполномоченный по правам человека Лукин обращались в прокуратуру, писали о том, что свидетельские показания давали только заключенные, что на них оказывалось давление и поэтому прокуратура должна отказаться поддерживать обвинение. Прокуратура, надо сказать, колебалась, мы видели по переписке, что прокуратура колеблется. Тем не менее, она выполнила свою роль. Дело было передано в суд. Судья тоже выполнил свою задачу, хотя тоже колебался. И все же он отверг один эпизод из трех (2001, 2003 и 2005 года). Эпизод 2003 года он отверг, два эпизода оставил.

 

Это, конечно, очень показательный пример. Здесь нам действительно удалось привлечь к судьбе политзаключенного максимальное внимание: и государственно-правозащитных институтов, и Общественной палаты, и международных организаций. Но разрушить это преступное сообщество мы не смогли.

 

Алексей мужественно принял решение суда. Он понимал, что шансов выйти у него мало. Мы будем добиваться смягчения срока. Будет подана кассация, и надеюсь, удастся год-два отгрызть от этого обвинительного заключения. Но есть и надежда, что мы сможем доказать невиновность Алексея.

 

Это возможно √ ведь чем выше поднимается обжалование, тем дальше дело уходит от заинтересованной преступной группы. Я хотел бы выразить уверенность (с дрожью в голосе), что мы все-таки освободим Соколова.

 

Источник: Грани.Ру

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"