ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

20 ноябрь 2009 г.
Письмо из Хамовнического суда

Правовой беспредел, творящийся в Хамовническом суде в рамках разбирательства по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, продолжается. Прокуроры ни на йоту не отходят от своей излюбленной тактики, которая сводится к намеренному игнорированию ими российских законов и установленных процессуальных норм.

 

Однако на минувшей неделе гособвинение раскрылось с совершенно неожиданной стороны. Прокурорский квартет, стыдящийся собственной юридической неграмотности и по этой причине периодически срывающийся на надоедливых подсудимых, их дотошных адвокатов и пытающегося быть беспристрастным (конечно, в меру дозволенного) судью, вдруг показал звериный оскал. От обороны, связанной с необходимостью постоянно защищать разваливающееся уголовное дело, ╚синие мундиры╩ вдруг перешли в атаку.

 

Прежде всего, они заявили суду ходатайство об очередном продлении сроков ареста Ходорковского и Лебедева. Причем на этот раз прокуроры мотивировали свое требование (именно требование, а не просьбу) тем, что в январе 2010 года в Европейском суде по правам человека будет рассмотрена жалоба зарубежных миноритариев ЮКОСа. Напомню, что, считая российское правительство виновным в банкротстве нефтяной компании, акционеры предъявили ему небывалый за всю практику Страсбургского суда иск в 100 миллиардов долларов.

 

Так вот, гособвинение уверено, что обращение в ЕСПЧ является ничем иным, как ╚противодействием правосудию╩, ╚давлением на Россию перед вынесением судебного решения по новому обвинению в рамках второго дела Ходорковского и Лебедева┘╩.

 

Складывается ощущение, что своими действиями прокуроры пытаются повлиять на решение Европейского суда, фактически навязывая ему сделку: ЕСПЧ должен смягчить свою позицию по делу миноритариев ЮКОСа, в ином случае экс-руководителей уничтоженной и ≈ назовем вещи своими именами, ≈ разворованной нефтяной компании будут и дальше держать в гнилых застенках СИЗО ╚Матросской тишины╩. Трудно не согласиться с мнением защиты, которая сравнила ходатайство государственного обвинения с ╚преступным вымогательством путем захвата заложников╩.

 

Вечная история борьбы адвокатов против продления сроков ареста подсудимых кому-то может показаться надуманной. В любом случае, скажут скептики, никто Ходорковского и Лебедева из тюрьмы не выпустит ≈ они еще не отсидели свой срок по приговору Мещанского суда.

 

Это, конечно, так. Вместе с тем, надо понимать, что арест предполагает совсем иные условия содержания. Отбывание срока в колонии означает для экс-руководителей ЮКОСа больше свиданий с родными, больше передач, больше прогулок на свежем воздухе. В СИЗО ╚Матросская тишина╩, где они вынуждены находиться сейчас, свидания разрешены лишь два раза в месяц, да и то через двойное бронированное стекло по телефону. Что же касается прогулок, то они ограничены пределами камеры, через решетчатый потолок которой видно небо┘

 

Откровенная жестокость прокуроров, от раза к разу продляющих сроки ареста Ходорковского и Лебедева трудно объяснить одним лишь их желанием повлиять на Страсбургский суд ≈ тем более, что эта ╚свежая идея╩ была обозначена на процессе только сейчас. В их поведении просматривается личная неприязнь к подсудимым, за последние полгода доставивших ╚синим мундирам╩ массу хлопот.

 

Собственно, экс-руководители ЮКОСа и их защита в этом никогда и не сомневались, неоднократно мотивируя ходатайства об отводе прокуроров их явной заинтересованностью в четко определенном исходе дела. Гособвинители данный факт всегда отрицали, называя доводы адвокатов надуманными .

 

Однако на минувшей неделе прокуроров ╚прорвало╩, и они наконец выплеснули наружу всю накопившуюся ненависть к Ходорковскому и Лебедеву. Столько злобной ругани в адрес подсудимых Хамовнический суд еще не слышал.

 

Поначалу ничто не предвещало скандала ≈ шло обычное заседание. И даже обращение бывшего главы ЮКОСа к прокурору Ибрагимовой с просьбой объяснить ему смысл некоторых терминов, встречающихся в обвинительном заключении, было, в общем-то, рутинным ≈ подсудимые часто просят обвинителей объяснить им те или иные пассажи, это ведь их законное право √ точно знать, в чём их обвиняют. В данном случае Михаил Ходорковский попросил объяснить, какой смысл обвинение вкладывает в понятия ╚подставное лицо╩ и ╚номинальный директор╩. ╚Носители русского языка понимают, что подставное лицо действует не на основании легального соглашения, а является сообщником некоего криминального действия, ≈ объяснил Ходорковский свое любопытство. ≈ То, что госпожа Ибрагимова не понимает или не хочет понимать необходимости работы номинального директора, означает лишь то, что это не ее сфера деятельности, а не то, что эта работа является криминалом╩.

 

Но прокуроры будто бы и не заметили выступления подсудимого. Отчаявшись получить от них хоть какой-то ответ, Ходорковский попросил суд предоставить ему специалиста-лингвиста, способного объяснить смысл ╚спорных╩ терминов, если само обвинение на это не способно. Тут-то и началось┘

 

Ибрагимова почему-то сочла высказывание экс-главы ЮКОСа оскорбительным, усмотрев в нем скрытый намек на свою национальность. И, конечно же, не преминула со всей доступной ей степенью скандальности заявить о нанесенном ей ╚оскорблении╩ всем присутствующим в зале суда.

 

╚Специалистом высочайшего класса Ходорковский является в области познания русского языка! Ему не присуще косноязычие! ≈ заявила прокурор, ≈ И вот истинный носитель русского языка просит меня разъяснить правильность тех или иных терминов, встречающихся в обвинительном заключении. И это адресовано мне, государственному обвинителю... Говоря о многогранной личности Ходорковского, отмечу, с какой филигранной точностью он определяет, для кого русский язык является родным, а для кого нет╩.

 

Этой тирадой Ибрагимова не ограничилась, дав понять подсудимым, что приглашение специалиста-лингвиста никак не повлияет на ход судебного процесса и уж тем более на его исход. ╚В возрасте господина Ходорковского ≈ пояснила она, ≈ делать такие заявления уже поздно, как поздно и все остальное. Поэтому нет никакого смысла приглашать в суд специалиста-лингвиста, я прошу не удовлетворять ходатайство┘╩..

 

Присутствующая в зале публика была возмущена словами Ибрагимовой, которая фактически взяла на себя роль судьи, выносящего обвинительный приговор. Адвокаты заявили протест: ╚Мы хорошо помним, как прокурор Ибрагимова объясняла Лебедеву, что ╚сопротивляться бесполезно. Все, что мы задумали, мы сделаем╩. Теперь уже Ходорковскому разъяснили, что ему ╚поздно╩ думать о чем-либо и делать что-либо. А это как прикажете понимать? Не рано ли вы, господа оппоненты, ставите крест на наших подзащитных?╩

 

Не удержалась Ибрагимова и от комментариев по поводу ходатайства защиты об отводе четверки прокуроров, в котором адвокаты поинтересовались, сколько же еще нужно потратить времени и средств налогоплательщиков, чтобы гособвинители пришли к выводу о необходимости применения норм УПК РФ и реализовали свою обязанность отказаться от абсурдного обвинения. Ведь так называемые свидетели обвинения один за другим опровергают предъявленное обвинение.

 

Прокурор негодовала: ╚Особо умиляет забота адвокатов о деньгах налогоплательщиков┘ Думать надо было адвокатам о них, когда их клиенты всю страну разворовывали╩. Комментарии здесь излишни. Ибрагимова уже все решила сама, и даже не дождавшись финала судебного разбирательства, назвала экс-руководителей ЮКОСа ворами.

 

А что же судья? Как реагировал Виктор Данилкин на правовой произвол, учиненный прокурорами? Все так же ≈ молча. Не утруждаясь аргументацией, удовлетворил ходатайство обвинения о продлении срока ареста подсудимых. Молча лишил их нормальных условий содержания под стражей. Молча выслушал оскорбления в адрес Ходорковского, Лебедева и адвокатов. Молча признал за гособвинением право выносить итоговый вердикт, отказав в их отводе.

 

Даже когда защита заявила возражения на действия председательствующего ≈ за его попустительство прокурорам, отметив, что замечания подсудимым он делает с легкостью, а вот высказывания стороны обвинения никакой оценки с его стороны не получают, ≈ судья сохранил молчание.

 

И с этого дня он автоматически перестал быть хозяином процесса, отдав бразды правления прокурорам и признав, что беззаконие и откровенное хамство гособвинителей его полностью устраивает┘

 

С уважением,

Людмила АЛЕКСЕЕВА,

председатель Московской Хельсинкской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"