ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

23 сентябрь 2009 г.
Дело Ходорковского: факты и комментарии
 

Тезисы адвоката Юрия Марковича Шмидта

1. Через месяц с небольшим исполнится 6 лет со дня ареста М.Б. Ходорковского. То, что его дело является политическим, сегодня уже не нуждается в доказательствах. Это признано многочисленными решениями судов десятка стран, нашло свое отражение в резолюциях Конгресса США, немецкого Бундестага, Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Об этом не раз заявляли видные государственные и политические деятели, авторитетные правозащитные организации. Наличие политических мотивов в деле ЮКОСа отрицается только штатными и абсолютно бессовестными пропагандистами. Все остальные наблюдатели, в том числе и государственные чиновники разных уровней, признавая политическую мотивированность преследований, расходятся только в ее причинах.

2. Тем не менее, сегодня мы считаем уместным напомнить некоторые факты, свидетельствующие о том, что преследование М. Ходорковского начала и продолжает осуществлять не Генеральная прокуратура, не Следственный комитет. Это правящий авторитарный режим всей своей мощью обрушился на человека, нарушившего установленные Кремлем правила поведения бизнеса. Мыслимое ли дело: вместо того, чтобы строить дворцы на Лазурном побережье, покупать яхты и футбольные клубы, этот странный человек начал открыто финансировать оппозиционные партии, вкладывать огромные деньги в образовательные и другие гуманитарные проекты, да еще посмел в лицо президенту заявить, что его окружение коррумпировано.

3. М. Ходорковский был слишком заметной в стране и мире фигурой, чтобы тогда, в 2003 году, сразу решиться посадить его. Несмотря на возбужденное уголовное дело, ему даже после ареста П. Лебедева не только не закрыли выезд из страны, а начали усиленно давать понять, что самый лучший выход для него √ эмиграция. Это же было идеальным выходом для тех, кто уже наточил зубы на лучшую нефтяную компанию страны. Хотя грабить дом можно и в присутствии хозяина, удобнее и легче отобрать собственность у ╚сбежавшего от правосудия олигарха╩.

4. Многочисленные факты свидетельствуют том, что все репрессии, обрушившиеся на М. Ходорковского и ╚ЮКОС╩ носили скоординированный характер и планировались на самом верхнем уровне власти. Самые разные и неподчиненные друг другу ведомства ≈ Генеральная прокуратура, а затем и Следственный комитет, Министерство юстиции, МВД, ФСБ, Росимущество, налоговые инспекции, Федеральная служба исполнения наказаний, суды общей юрисдикции и арбитражные всех уровней работали слаженно и только в одном направлении. Государственная Дума по первому сигналу принимала законы специально ╚под дело М. Ходорковского╩, тормозила (и продолжает тормозить) все законопроекты, которые хоть в самой малости могли облегчить его участь.

5. Подконтрольным СМИ было дано указание организовать мощное PR-сопровождение. Количество лжи, обрушившейся на М. Ходорковского, можно сравнить только с тем, как в сталинское время поносили ╚врагов народа╩. По центральным каналам были показаны специально снятые клеветнические фильмы. Написаны целые книги. Организованы письма ╚известных людей╩ (здесь, правда, не обошлось без осечек). Не хватало только массовых митингов на заводах и в колхозах, где трудящиеся требовали расстрелять всех врагов народа ╚как бешеных псов╩┘

6. В итоге значительной части народа внушили, что М. Ходорковский не только всех ограбил, но еще и намеревался продать ╚ЮКОС╩ американцам, сменить государственный строй, стать президентом России и добиться ее одностороннего ядерного разоружения. Последнее он якобы прямо обещал Кондолизе Райз┘ (Сужу по вопросам, которые мне неоднократно задавали граждане в интерактивном эфире нескольких радиостанций)

Как видим, путинская пропаганда действовала по известным рецептам доктора Геббельса.

7. Количество нарушений прав обвиняемых, допущенных на всех стадиях этого бепрецедентного в новейшей истории процесса, превратило его в издевательскую пародию на правосудие. Следствие, что по первому делу, что по второму делу можно сравнить с игрой в одни ворота. Изъяв огромное количество документов, включая всю отчетность ╚ЮКОСа╩, следствие произвольно скомпоновало дела, приобщив к ним только то, что, с его точки зрения, работает на обвинение. Все ходатайства стороны защиты о восполнении материалов дела документами, которые помогут установить истину и создать правильное представление о производственно-финансовой деятельности компании, отвергались либо вообще безмотивно, либо под демагогическими предлогами. То же самое происходило при судебном рассмотрении первого дела. Суд отказывал в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе экспертов, дававших заключения, положенные в основу обвинения. Одновременно он отказывал в приобщении экспертных заключений и других материалов, полученных по запросам защиты. Причины отказа порой были просто анекдотическими! Так, отказ в приобщении выполненной на соответствующем бланке и заверенной печатью копии судебного решения по одному из ранее рассмотренных дел, Мещанский суд мотивировал тем, что в изображении герба на фирменном бланке ╚отсутствует геральдический щит╩. Позднее выяснилось, что этот щит отсутствует на бланках самого Мещанского суда, но это уже ничего не изменило.

8. Невероятные, с точки зрения законности и здравого смысла, вещи происходили после вынесения приговора. Неожиданно, до завершения всех процедур, связанных с изучением адвокатами протокола судебного заседания и подачей развернутых кассационных жалоб, дело было направлено в Московский городской суд, причем кассационное рассмотрение дела, состоящего, примерно, из 500 томов, было назначено через 7 дней (!) после его поступления┘ И городские судьи были готовы его рассмотреть! Невольно вспомнилось, как, выступая в 1899 году в Кассационном суде по знаменитому делу А. Дрейфуса, прокурор благодарил судей за то, что они ╚всего за 6 месяцев сумели изучить 7 томов уголовного дела╩┘

9. Похоже, что главной причиной этой непристойной спешки были приближающиеся выборы в Государственную Думу, и ╚наверху╩ уже созрел план высылки М. Ходорковского подальше от Москвы. А он еще послал в избирательную комиссию письмо с просьбой зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты (естественно, не рассчитывая на избрание, но надеясь, что как зарегистрированный кандидат он получит хоть какой-то доступ к прессе). Наивный человек! Он тогда еще верил, что для него в стране существует хоть какая-то законность.

Письмо это добиралось до комиссии больше трех недель и пришло туда┘ на следующий день после кассационного рассмотрения, когда вопрос о регистрации автоматически отпадал в силу закона.

10. По действовавшей в тот момент редакции ст. 73 УИК РФ, осужденные должны были отбывать наказание в колонии по месту жительства, а при отсутствии такой возможности √ в колонии ближайшего к нему региона. В управлении ФСИН по г. Москве имелся список таких регионов. Незадолго до этапирования в колонию М. Ходорковского и П. Лебедева ФСИН неожиданно дополнила этот список Читинской областью и Ямало-Ненецким округом. Надо ли доказывать, что это ╚дополнение╩ было внесено именно и только для наших подзащитных?

Тогда директору ФСИН г-ну Калинину пришлось на весь мир врать про ╚отсутствие мест╩ в колониях ближе, чем за 6500 от Москвы. Нет никаких сомнений, что на такое грубое нарушение действовавшего закона, равно как и на этапирование М. Ходорковского в Краснокаменск (да еще в отдельном вагоне!) он никогда бы не решился без надежного прикрытия ╚сверху╩. (К слову сказать, осенью 2008 года прямо к рассмотрению ходатайства защиты об условно-досрочном освобождении М. Ходорковского в Читу спецэтапом, с грубейшим нарушением закона, с единственной целью: получить от него порочащие М. Ходорковского свидетельские показания, из Владимирского централа был доставлен некий Кучма. И на это собственной власти директора ФСИН было явно недостаточно, требовалось высокое прикрытие).

11. В 2007 году, уже в предвидении второго суда, Государственная Дума изменила статью 73, фактически предоставив ФСИН неограниченные права по выбору места отбывания осужденными наказания. Суду, в который мы обратились с жалобой, мы представили сведения из закрытого доклада, с которым как раз в это время выступил в Думе бывший тогда министром юстиции Ю. Чайка. Он сообщил, что на 1 ноября 2005 года в колониях России было свободно около 150.000 мест. Защита получила и другие подтверждения наличия свободных мест в ближайших к Москве регионах, но решение суда было предопределено.

12. О том, что М. Ходорковский является подозреваемым по второму делу, ему было объявлено еще 2 декабря 2004 года. В июне 2005 года осле вынесения первого приговора ему и П. Лебедеву сообщили, что в ближайшее время состоится предъявление нового обвинения. Однако затем в чьих-то высокопоставленных головах созрел другой план. Было решено удалить обоих подальше от Москвы, в Москве втихомолку продолжать вести незаконное тайное следствие, а затем изобрести предлог для определения местом предварительного следствия по второму делу г. Читы.

13. Из общего правила о территориальной подследственности, установленного статьей 152 УПК РФ, допускается исключение: ╚в целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩ расследование может проводиться не по месту совершения преступления, а по месту нахождения обвиняемого. При этом по смыслу нормы ╚место нахождения обвиняемого╩ должно являться некой объективной реальностью, а не искусственно созданным обстоятельством. В данном случае, как сказано выше, это место было определено совершенно произвольно. Тем не менее, в декабре 2006 года следователь Каримов вынес, а зам. Генерального прокурора РФ Гринь санкционировал постановление о переводе М. Ходорковского и П. Лебедева в следственный изолятор г. Читы для производства следственных действий. 3 февраля 2007 года за подписью Гриня появилось и следующее, ожидаемое нами постановление: об определении Читы местом производства предварительного расследования. Естественно, под надуманным предлогом ╚обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩.

14. Разумеется, защита М. Ходорковского и П. Лебедева обжаловала и это постановление. И вот тут произошло чудо, внятного объяснения которому нами не найдено до сих пор. Судья Басманного суда г. Москвы Ярлыкова (теперь уже бывшая) нарушила все столь тщательно продуманные в высоких инстанциях планы. 20.03.2007 она вынесла постановление, которым признала постановление зам Генерального прокурора РФ Гриня незаконным и необоснованным и обязала его устранить допущенное нарушение. 16.04.2007, после того как определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда кассационное представление прокурора было оставлено без удовлетворения, постановление Басманного районного суда вступило в законную силу.

15. А дальше произошло то, что казалось невозможным. Статья 6 Федерального конституционного закона ╚О судебной системе Российской Федерации╩ гласит: ╚вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации┘ являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации╩. В ч. 2 ст. 392 УПК РФ говорится, что ╚неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет ответственность, предусмотренную ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации╩. Но несмотря на это, Генеральная прокуратура отказалась исполнять вступившее в законную силу постановление суда. И следователь Каримов, и зампрокурора Гринь без всякого стеснения в составляемых ими документах указывали, что считают его незаконным и исполнять не будут. Эту же позицию разделял прокурор Лахтин, выступая в поддержку ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.
В конечном итоге, почти год спустя (!) Генеральной прокуратуре через Верховный Суд удалось продавить свой очередной протест и добиться отмены законного и обоснованного постановления. Не приходится сомневаться, что на суд было оказано грубое давление.

16. Для перечисления всех нарушений прав обвиняемых, допущенных в ходе расследования, не хватит и полного рабочего дня. Назовем лишь некоторые. Так, утверждая, что преступления М. Ходорковский и П. Лебедев совершили в составе организованной группы, следствие совершенно незаконно разделило единое дело в отношении ╚членов╩ этой самой группы на ряд самостоятельных, преследуя цель создать лжепреюдицию, которая, как они надеются, будет обязательна для рассматривающего их дело суда, чем затруднить защиту ╚главным обвиняемым╩. Разделяя общее дело на несколько самостоятельных, следствие произвольно раскидало по ним изъятую документацию, лишив обвиняемых возможности активной защиты. Впрочем, большая часть документации, включая периодическую отчетность, просто исчезла, и защите приходится применять сверхусилия в попытках отыскать хотя бы что-то. Справиться с этой задачей в полном объеме у нас нет возможности. 

Объявляя всю хозяйственную деятельность компании преступной, а весь ее руководящий состав √ организованной группой, следствие добивалось нескольких целей. Во-первых, преступление, совершенное группой, более общественно опасно, а его раскрытие √ почетно. Во-вторых, голословно заявив, что М. Ходорковский ╚распределил роли между членами группы╩, следствие избавило себя от необходимости доказывать: а что же преступного сделал он лично? Ни одного доказательства на этот счет в деле просто нет. Сегодня из показаний Пичугина, Вальдес-Гарсия, Алексаняна мы знаем, какими методами пыталось следствие получить от них показания против М. Ходорковского. Показания Алексаняна подтвердил также бывший начальник ГСУ СК при Генеральной прокуратуре Довгий.

17. Многие до сих задают вопросы, зачем власти понадобилось второе дело и почему нельзя было соединить все обвинения в одном процессе. Подсудимые и защита не раз объясняли, что два эти обвинения не только нельзя соединить в одном деле, но они вообще являются взаимоисключающими. Хорошо понимая это, следствие и разделило эти дела, разведя их по времени. Обвинение в уклонении от уплаты налогов давало возможность тем, кто очень торопился, раздербанить ╚ЮКОС╩, по-быстрому передать наиболее лакомые куски в ╚правильные╩ руки (все помнят дурно пахнущую историю с ╚Байкалфинансгруп╩). Затем, выждав время, можно было объявить, что вся добытая за шесть лет нефть похищена у ╚дочек╩, которые, став за это время дочками ╚правильных╩ родителей, тут же объявили себя обокраденными и потребовали вернуть им все, что когда-то сами считали законно проданным.

Как уже не раз говорилось, если считать, что имело место хищение, то очевидно, все имущество ╚ЮКОСа╩, включая акции дочек, все новое оборудование на месторождениях и заводах, т.е. все 30 млрд. долларов, которые кое-кому так хотелось забрать себе, должны были бы быть арестованы и переданы акционерам ╚ЮКОСа╩. Следствие было обязано до суда наложить арест на все похищенное имущество и приобретенные за его счет активы. После суда эти активы должны были пойти на компенсацию потерпевшим, и возвращены владельцам, то есть┘ ╚ЮКОСу╩ и его акционерам.

18. Некоторые удивлялись тому, что Мещанский суд назначил М. Ходорковскому и П. Лебедеву не максимальное наказание, а Мосгорсуд и вовсе снизил его на год. Кто-то успел подсчитать, что условно-досрочно они могут быть освобождены до новых выборов в Думу. Ну, во-первых, совершенно понятно, что никто их досрочно освобождать не намеревался. Во-вторых, сегодня ясно, что план организовать второй суд, где и добавить ╚по полной╩ просто ждал своего часа.

19. Общеизвестно, что по масштабам коррупции Россия занимает одно из первых мест, уступая только нескольким странам третьего мира. Финансовую базу коррупции, в первую очередь, обеспечивает теневая экономика, сокрытие от учета и налогообложения огромных сумм, которые попадают в карманы чиновников всех уровней в виде взяток, ╚откатов╩ и рядом других способов. Ходорковский фактически бросил вызов этой устоявшейся и устраивающей всех системе, проведя комплекс мер, направленных на то, чтобы сделать производственную и финансовую деятельность компании полностью ╚прозрачной╩, соответствующей международным стандартам учета и отчетности, а также аудита.

20. Вектор современной экономической политики российской власти направлен на национализацию добывающих (и не только) отраслей, либо на увеличение в них государственного участия. Об этом свидетельствуют, в частности, незаконное завладение ╚Роснефтью╩ ╚Юганскнефтегазом╩, покупка ╚Газпромом╩ ╚Сибнефти╩, ряд других акций власти. Этой установке власти противостояла линия Ходорковского, его курс на создание крупнейшей в России транснациональной частной компании.

21. Власти была хорошо известна политическая позиция Ходорковского, в частности, о необходимости изменения формы правления в России. Эту позицию он высказывал задолго до ареста, а более подробно свои взгляды изложил в статьях, написанных уже в заключении. Их реализация должна была привести к резкому уменьшению личной власти президента и чиновников, составляющих его ближайшее окружение и смертельно боящихся потери своего привилегированного положения.

22. Конечно, Ходорковский был не единственным оппонентом власти, но его повышенная опасность состояла в наличии мощного финансового ресурса, который помог претворению его идей в жизнь. В частности, как сказано выше, Ходорковский открыто и публично финансировал оппозиционные партии в то время, когда Кремль пытался сделать Государственную Думу однопартийной и полностью ╚ручной╩, что ему в конечном счете и удалось.

Источник: Пресс-центр М.Ходорковского и П.Лебедева












новейшей истории процесса, превратило его в издевательскую пародию на правосудие. Следствие, что по первому делу, что по второму делу можно сравнить с игрой в одни ворота. Изъяв огромное количество документов, включая всю отчетность ╚ЮКОСа╩, следствие произвольно скомпоновало дела, приобщив к ним только то, что, с его точки зрения, работает на обвинение. Все ходатайства стороны защиты о восполнении материалов дела документами, которые помогут установить истину и создать правильное представление о производственно-финансовой деятельности компании, отвергались либо вообще безмотивно, либо под демагогическими предлогами. То же самое происходило при судебном рассмотрении первого дела. Суд отказывал в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе экспертов, дававших заключения, положенные в основу обвинения. Одновременно он отказывал в приобщении экспертных заключений и других материалов, полученных по запросам защиты. Причины отказа порой были просто анекдотическими! Так, отказ в приобщении выполненной на соответствующем бланке и заверенной печатью копии судебного решения по одному из ранее рассмотренных дел, Мещанский суд мотивировал тем, что в изображении герба на фирменном бланке ╚отсутствует геральдический щит╩. Позднее выяснилось, что этот щит отсутствует на бланках самого Мещанского суда, но это уже ничего не изменило.

8. Невероятные, с точки зрения законности и здравого смысла, вещи происходили после вынесения приговора. Неожиданно, до завершения всех процедур, связанных с изучением адвокатами протокола судебного заседания и подачей развернутых кассационных жалоб, дело было направлено в Московский городской суд, причем кассационное рассмотрение дела, состоящего, примерно, из 500 томов, было назначено через 7 дней (!) после его поступления┘ И городские судьи были готовы его рассмотреть! Невольно вспомнилось, как, выступая в 1899 году в Кассационном суде по знаменитому делу А. Дрейфуса, прокурор благодарил судей за то, что они ╚всего за 6 месяцев сумели изучить 7 томов уголовного дела╩┘

9. Похоже, что главной причиной этой непристойной спешки были приближающиеся выборы в Государственную Думу, и ╚наверху╩ уже созрел план высылки М. Ходорковского подальше от Москвы. А он еще послал в избирательную комиссию письмо с просьбой зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты (естественно, не рассчитывая на избрание, но надеясь, что как зарегистрированный кандидат он получит хоть какой-то доступ к прессе). Наивный человек! Он тогда еще верил, что для него в стране существует хоть какая-то законность.

Письмо это добиралось до комиссии больше трех недель и пришло туда┘ на следующий день после кассационного рассмотрения, когда вопрос о регистрации автоматически отпадал в силу закона.

10. По действовавшей в тот момент редакции ст. 73 УИК РФ, осужденные должны были отбывать наказание в колонии по месту жительства, а при отсутствии такой возможности √ в колонии ближайшего к нему региона. В управлении ФСИН по г. Москве имелся список таких регионов. Незадолго до этапирования в колонию М. Ходорковского и П. Лебедева ФСИН неожиданно дополнила этот список Читинской областью и Ямало-Ненецким округом. Надо ли доказывать, что это ╚дополнение╩ было внесено именно и только для наших подзащитных?

Тогда директору ФСИН г-ну Калинину пришлось на весь мир врать про ╚отсутствие мест╩ в колониях ближе, чем за 6500 от Москвы. Нет никаких сомнений, что на такое грубое нарушение действовавшего закона, равно как и на этапирование М. Ходорковского в Краснокаменск (да еще в отдельном вагоне!) он никогда бы не решился без надежного прикрытия ╚сверху╩. (К слову сказать, осенью 2008 года прямо к рассмотрению ходатайства защиты об условно-досрочном освобождении М. Ходорковского в Читу спецэтапом, с грубейшим нарушением закона, с единственной целью: получить от него порочащие М. Ходорковского свидетельские показания, из Владимирского централа был доставлен некий Кучма. И на это собственной власти директора ФСИН было явно недостаточно, требовалось высокое прикрытие).

11. В 2007 году, уже в предвидении второго суда, Государственная Дума изменила статью 73, фактически предоставив ФСИН неограниченные права по выбору места отбывания осужденными наказания. Суду, в который мы обратились с жалобой, мы представили сведения из закрытого доклада, с которым как раз в это время выступил в Думе бывший тогда министром юстиции Ю. Чайка. Он сообщил, что на 1 ноября 2005 года в колониях России было свободно около 150.000 мест. Защита получила и другие подтверждения наличия свободных мест в ближайших к Москве регионах, но решение суда было предопределено.

12. О том, что М. Ходорковский является подозреваемым по второму делу, ему было объявлено еще 2 декабря 2004 года. В июне 2005 года осле вынесения первого приговора ему и П. Лебедеву сообщили, что в ближайшее время состоится предъявление нового обвинения. Однако затем в чьих-то высокопоставленных головах созрел другой план. Было решено удалить обоих подальше от Москвы, в Москве втихомолку продолжать вести незаконное тайное следствие, а затем изобрести предлог для определения местом предварительного следствия по второму делу г. Читы.

13. Из общего правила о территориальной подследственности, установленного статьей 152 УПК РФ, допускается исключение: ╚в целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩ расследование может проводиться не по месту совершения преступления, а по месту нахождения обвиняемого. При этом по смыслу нормы ╚место нахождения обвиняемого╩ должно являться некой объективной реальностью, а не искусственно созданным обстоятельством. В данном случае, как сказано выше, это место было определено совершенно произвольно. Тем не менее, в декабре 2006 года следователь Каримов вынес, а зам. Генерального прокурора РФ Гринь санкционировал постановление о переводе М. Ходорковского и П. Лебедева в следственный изолятор г. Читы для производства следственных действий. 3 февраля 2007 года за подписью Гриня появилось и следующее, ожидаемое нами постановление: об определении Читы местом производства предварительного расследования. Естественно, под надуманным предлогом ╚обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩.

14. Разумеется, защита М. Ходорковского и П. Лебедева обжаловала и это постановление. И вот тут произошло чудо, внятного объяснения которому нами не найдено до сих пор. Судья Басманного суда г. Москвы Ярлыкова (теперь уже бывшая) нарушила все столь тщательно продуманные в высоких инстанциях планы. 20.03.2007 она вынесла постановление, которым признала постановление зам Генерального прокурора РФ Гриня незаконным и необоснованным и обязала его устранить допущенное нарушение. 16.04.2007, после того как определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда кассационное представление прокурора было оставлено без удовлетворения, постановление Басманного районного суда вступило в законную силу.

15. А дальше произошло то, что казалось невозможным. Статья 6 Федерального конституционного закона ╚О судебной системе Российской Федерации╩ гласит: ╚вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации┘ являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации╩. В ч. 2 ст. 392 УПК РФ говорится, что ╚неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет ответственность, предусмотренную ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации╩. Но несмотря на это, Генеральная прокуратура отказалась исполнять вступившее в законную силу постановление суда. И следователь Каримов, и зампрокурора Гринь без всякого стеснения в составляемых ими документах указывали, что считают его незаконным и исполнять не будут. Эту же позицию разделял прокурор Лахтин, выступая в поддержку ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.
В конечном итоге, почти год спустя (!) Генеральной прокуратуре через Верховный Суд удалось продавить свой очередной протест и добиться отмены законного и обоснованного постановления. Не приходится сомневаться, что на суд было оказано грубое давление.

16. Для перечисления всех нарушений прав обвиняемых, допущенных в ходе расследования, не хватит и полного рабочего дня. Назовем лишь некоторые. Так, утверждая, что преступления М. Ходорковский и П. Лебедев совершили в составе организованной группы, следствие совершенно незаконно разделило единое дело в отношении ╚членов╩ этой самой группы на ряд самостоятельных, преследуя цель создать лжепреюдицию, которая, как они надеются, будет обязательна для рассматривающего их дело суда, чем затруднить защиту ╚главным обвиняемым╩. Разделяя общее дело на несколько самостоятельных, следствие произвольно раскидало по ним изъятую документацию, лишив обвиняемых возможности активной защиты. Впрочем, большая часть документации, включая периодическую отчетность, просто исчезла, и защите приходится применять сверхусилия в попытках отыскать хотя бы что-то. Справиться с этой задачей в полном объеме у нас нет возможности. 

Объявляя всю хозяйственную деятельность компании преступной, а весь ее руководящий состав √ организованной группой, следствие добивалось нескольких целей. Во-первых, преступление, совершенное группой, более общественно опасно, а его раскрытие √ почетно. Во-вторых, голословно заявив, что М. Ходорковский ╚распределил роли между членами группы╩, следствие избавило себя от необходимости доказывать: а что же преступного сделал он лично? Ни одного доказательства на этот счет в деле просто нет. Сегодня из показаний Пичугина, Вальдес-Гарсия, Алексаняна мы знаем, какими методами пыталось следствие получить от них показания против М. Ходорковского. Показания Алексаняна подтвердил также бывший начальник ГСУ СК при Генеральной прокуратуре Довгий.

17. Многие до сих задают вопросы, зачем власти понадобилось второе дело и почему нельзя было соединить все обвинения в одном процессе. Подсудимые и защита не раз объясняли, что два эти обвинения не только нельзя соединить в одном деле, но они вообще являются взаимоисключающими. Хорошо понимая это, следствие и разделило эти дела, разведя их по времени. Обвинение в уклонении от уплаты налогов давало возможность тем, кто очень торопился, раздербанить ╚ЮКОС╩, по-быстрому передать наиболее лакомые куски в ╚правильные╩ руки (все помнят дурно пахнущую историю с ╚Байкалфинансгруп╩). Затем, выждав время, можно было объявить, что вся добытая за шесть лет нефть похищена у ╚дочек╩, которые, став за это время дочками ╚правильных╩ родителей, тут же объявили себя обокраденными и потребовали вернуть им все, что когда-то сами считали законно проданным.

Как уже не раз говорилось, если считать, что имело место хищение, то очевидно, все имущество ╚ЮКОСа╩, включая акции дочек, все новое оборудование на месторождениях и заводах, т.е. все 30 млрд. долларов, которые кое-кому так хотелось забрать себе, должны были бы быть арестованы и переданы акционерам ╚ЮКОСа╩. Следствие было обязано до суда наложить арест на все похищенное имущество и приобретенные за его счет активы. После суда эти активы должны были пойти на компенсацию потерпевшим, и возвращены владельцам, то есть┘ ╚ЮКОСу╩ и его акционерам.

18. Некоторые удивлялись тому, что Мещанский суд назначил М. Ходорковскому и П. Лебедеву не максимальное наказание, а Мосгорсуд и вовсе снизил его на год. Кто-то успел подсчитать, что условно-досрочно они могут быть освобождены до новых выборов в Думу. Ну, во-первых, совершенно понятно, что никто их досрочно освобождать не намеревался. Во-вторых, сегодня ясно, что план организовать второй суд, где и добавить ╚по полной╩ просто ждал своего часа.

19. Общеизвестно, что по масштабам коррупции Россия занимает одно из первых мест, уступая только нескольким странам третьего мира. Финансовую базу коррупции, в первую очередь, обеспечивает теневая экономика, сокрытие от учета и налогообложения огромных сумм, которые попадают в карманы чиновников всех уровней в виде взяток, ╚откатов╩ и рядом других способов. Ходорковский фактически бросил вызов этой устоявшейся и устраивающей всех системе, проведя комплекс мер, направленных на то, чтобы сделать производственную и финансовую деятельность компании полностью ╚прозрачной╩, соответствующей международным стандартам учета и отчетности, а также аудита.

20. Вектор современной экономической политики российской власти направлен на национализацию добывающих (и не только) отраслей, либо на увеличение в них государственного участия. Об этом свидетельствуют, в частности, незаконное завладение ╚Роснефтью╩ ╚Юганскнефтегазом╩, покупка ╚Газпромом╩ ╚Сибнефти╩, ряд других акций власти. Этой установке власти противостояла линия Ходорковского, его курс на создание крупнейшей в России транснациональной частной компании.

21. Власти была хорошо известна политическая позиция Ходорковского, в частности, о необходимости изменения формы правления в России. Эту позицию он высказывал задолго до ареста, а более подробно свои взгляды изложил в статьях, написанных уже в заключении. Их реализация должна была привести к резкому уменьшению личной власти президента и чиновников, составляющих его ближайшее окружение и смертельно боящихся потери своего привилегированного положения.

22. Конечно, Ходорковский был не единственным оппонентом власти, но его повышенная опасность состояла в наличии мощного финансового ресурса, который помог претворению его идей в жизнь. В частности, как сказано выше, Ходорковский открыто и публично финансировал оппозиционные партии в то время, когда Кремль пытался сделать Государственную Думу однопартийной и полностью ╚ручной╩, что ему в конечном счете и удалось.




новейшей истории процесса, превратило его в издевательскую пародию на правосудие. Следствие, что по первому делу, что по второму делу можно сравнить с игрой в одни ворота. Изъяв огромное количество документов, включая всю отчетность ╚ЮКОСа╩, следствие произвольно скомпоновало дела, приобщив к ним только то, что, с его точки зрения, работает на обвинение. Все ходатайства стороны защиты о восполнении материалов дела документами, которые помогут установить истину и создать правильное представление о производственно-финансовой деятельности компании, отвергались либо вообще безмотивно, либо под демагогическими предлогами. То же самое происходило при судебном рассмотрении первого дела. Суд отказывал в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе экспертов, дававших заключения, положенные в основу обвинения. Одновременно он отказывал в приобщении экспертных заключений и других материалов, полученных по запросам защиты. Причины отказа порой были просто анекдотическими! Так, отказ в приобщении выполненной на соответствующем бланке и заверенной печатью копии судебного решения по одному из ранее рассмотренных дел, Мещанский суд мотивировал тем, что в изображении герба на фирменном бланке ╚отсутствует геральдический щит╩. Позднее выяснилось, что этот щит отсутствует на бланках самого Мещанского суда, но это уже ничего не изменило.

8. Невероятные, с точки зрения законности и здравого смысла, вещи происходили после вынесения приговора. Неожиданно, до завершения всех процедур, связанных с изучением адвокатами протокола судебного заседания и подачей развернутых кассационных жалоб, дело было направлено в Московский городской суд, причем кассационное рассмотрение дела, состоящего, примерно, из 500 томов, было назначено через 7 дней (!) после его поступления┘ И городские судьи были готовы его рассмотреть! Невольно вспомнилось, как, выступая в 1899 году в Кассационном суде по знаменитому делу А. Дрейфуса, прокурор благодарил судей за то, что они ╚всего за 6 месяцев сумели изучить 7 томов уголовного дела╩┘

9. Похоже, что главной причиной этой непристойной спешки были приближающиеся выборы в Государственную Думу, и ╚наверху╩ уже созрел план высылки М. Ходорковского подальше от Москвы. А он еще послал в избирательную комиссию письмо с просьбой зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты (естественно, не рассчитывая на избрание, но надеясь, что как зарегистрированный кандидат он получит хоть какой-то доступ к прессе). Наивный человек! Он тогда еще верил, что для него в стране существует хоть какая-то законность.

Письмо это добиралось до комиссии больше трех недель и пришло туда┘ на следующий день после кассационного рассмотрения, когда вопрос о регистрации автоматически отпадал в силу закона.

10. По действовавшей в тот момент редакции ст. 73 УИК РФ, осужденные должны были отбывать наказание в колонии по месту жительства, а при отсутствии такой возможности √ в колонии ближайшего к нему региона. В управлении ФСИН по г. Москве имелся список таких регионов. Незадолго до этапирования в колонию М. Ходорковского и П. Лебедева ФСИН неожиданно дополнила этот список Читинской областью и Ямало-Ненецким округом. Надо ли доказывать, что это ╚дополнение╩ было внесено именно и только для наших подзащитных?

Тогда директору ФСИН г-ну Калинину пришлось на весь мир врать про ╚отсутствие мест╩ в колониях ближе, чем за 6500 от Москвы. Нет никаких сомнений, что на такое грубое нарушение действовавшего закона, равно как и на этапирование М. Ходорковского в Краснокаменск (да еще в отдельном вагоне!) он никогда бы не решился без надежного прикрытия ╚сверху╩. (К слову сказать, осенью 2008 года прямо к рассмотрению ходатайства защиты об условно-досрочном освобождении М. Ходорковского в Читу спецэтапом, с грубейшим нарушением закона, с единственной целью: получить от него порочащие М. Ходорковского свидетельские показания, из Владимирского централа был доставлен некий Кучма. И на это собственной власти директора ФСИН было явно недостаточно, требовалось высокое прикрытие).

11. В 2007 году, уже в предвидении второго суда, Государственная Дума изменила статью 73, фактически предоставив ФСИН неограниченные права по выбору места отбывания осужденными наказания. Суду, в который мы обратились с жалобой, мы представили сведения из закрытого доклада, с которым как раз в это время выступил в Думе бывший тогда министром юстиции Ю. Чайка. Он сообщил, что на 1 ноября 2005 года в колониях России было свободно около 150.000 мест. Защита получила и другие подтверждения наличия свободных мест в ближайших к Москве регионах, но решение суда было предопределено.

12. О том, что М. Ходорковский является подозреваемым по второму делу, ему было объявлено еще 2 декабря 2004 года. В июне 2005 года осле вынесения первого приговора ему и П. Лебедеву сообщили, что в ближайшее время состоится предъявление нового обвинения. Однако затем в чьих-то высокопоставленных головах созрел другой план. Было решено удалить обоих подальше от Москвы, в Москве втихомолку продолжать вести незаконное тайное следствие, а затем изобрести предлог для определения местом предварительного следствия по второму делу г. Читы.

13. Из общего правила о территориальной подследственности, установленного статьей 152 УПК РФ, допускается исключение: ╚в целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩ расследование может проводиться не по месту совершения преступления, а по месту нахождения обвиняемого. При этом по смыслу нормы ╚место нахождения обвиняемого╩ должно являться некой объективной реальностью, а не искусственно созданным обстоятельством. В данном случае, как сказано выше, это место было определено совершенно произвольно. Тем не менее, в декабре 2006 года следователь Каримов вынес, а зам. Генерального прокурора РФ Гринь санкционировал постановление о переводе М. Ходорковского и П. Лебедева в следственный изолятор г. Читы для производства следственных действий. 3 февраля 2007 года за подписью Гриня появилось и следующее, ожидаемое нами постановление: об определении Читы местом производства предварительного расследования. Естественно, под надуманным предлогом ╚обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩.

14. Разумеется, защита М. Ходорковского и П. Лебедева обжаловала и это постановление. И вот тут произошло чудо, внятного объяснения которому нами не найдено до сих пор. Судья Басманного суда г. Москвы Ярлыкова (теперь уже бывшая) нарушила все столь тщательно продуманные в высоких инстанциях планы. 20.03.2007 она вынесла постановление, которым признала постановление зам Генерального прокурора РФ Гриня незаконным и необоснованным и обязала его устранить допущенное нарушение. 16.04.2007, после того как определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда кассационное представление прокурора было оставлено без удовлетворения, постановление Басманного районного суда вступило в законную силу.

15. А дальше произошло то, что казалось невозможным. Статья 6 Федерального конституционного закона ╚О судебной системе Российской Федерации╩ гласит: ╚вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации┘ являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации╩. В ч. 2 ст. 392 УПК РФ говорится, что ╚неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет ответственность, предусмотренную ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации╩. Но несмотря на это, Генеральная прокуратура отказалась исполнять вступившее в законную силу постановление суда. И следователь Каримов, и зампрокурора Гринь без всякого стеснения в составляемых ими документах указывали, что считают его незаконным и исполнять не будут. Эту же позицию разделял прокурор Лахтин, выступая в поддержку ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.
В конечном итоге, почти год спустя (!) Генеральной прокуратуре через Верховный Суд удалось продавить свой очередной протест и добиться отмены законного и обоснованного постановления. Не приходится сомневаться, что на суд было оказано грубое давление.

16. Для перечисления всех нарушений прав обвиняемых, допущенных в ходе расследования, не хватит и полного рабочего дня. Назовем лишь некоторые. Так, утверждая, что преступления М. Ходорковский и П. Лебедев совершили в составе организованной группы, следствие совершенно незаконно разделило единое дело в отношении ╚членов╩ этой самой группы на ряд самостоятельных, преследуя цель создать лжепреюдицию, которая, как они надеются, будет обязательна для рассматривающего их дело суда, чем затруднить защиту ╚главным обвиняемым╩. Разделяя общее дело на несколько самостоятельных, следствие произвольно раскидало по ним изъятую документацию, лишив обвиняемых возможности активной защиты. Впрочем, большая часть документации, включая периодическую отчетность, просто исчезла, и защите приходится применять сверхусилия в попытках отыскать хотя бы что-то. Справиться с этой задачей в полном объеме у нас нет возможности. 

Объявляя всю хозяйственную деятельность компании преступной, а весь ее руководящий состав √ организованной группой, следствие добивалось нескольких целей. Во-первых, преступление, совершенное группой, более общественно опасно, а его раскрытие √ почетно. Во-вторых, голословно заявив, что М. Ходорковский ╚распределил роли между членами группы╩, следствие избавило себя от необходимости доказывать: а что же преступного сделал он лично? Ни одного доказательства на этот счет в деле просто нет. Сегодня из показаний Пичугина, Вальдес-Гарсия, Алексаняна мы знаем, какими методами пыталось следствие получить от них показания против М. Ходорковского. Показания Алексаняна подтвердил также бывший начальник ГСУ СК при Генеральной прокуратуре Довгий.

17. Многие до сих задают вопросы, зачем власти понадобилось второе дело и почему нельзя было соединить все обвинения в одном процессе. Подсудимые и защита не раз объясняли, что два эти обвинения не только нельзя соединить в одном деле, но они вообще являются взаимоисключающими. Хорошо понимая это, следствие и разделило эти дела, разведя их по времени. Обвинение в уклонении от уплаты налогов давало возможность тем, кто очень торопился, раздербанить ╚ЮКОС╩, по-быстрому передать наиболее лакомые куски в ╚правильные╩ руки (все помнят дурно пахнущую историю с ╚Байкалфинансгруп╩). Затем, выждав время, можно было объявить, что вся добытая за шесть лет нефть похищена у ╚дочек╩, которые, став за это время дочками ╚правильных╩ родителей, тут же объявили себя обокраденными и потребовали вернуть им все, что когда-то сами считали законно проданным.

Как уже не раз говорилось, если считать, что имело место хищение, то очевидно, все имущество ╚ЮКОСа╩, включая акции дочек, все новое оборудование на месторождениях и заводах, т.е. все 30 млрд. долларов, которые кое-кому так хотелось забрать себе, должны были бы быть арестованы и переданы акционерам ╚ЮКОСа╩. Следствие было обязано до суда наложить арест на все похищенное имущество и приобретенные за его счет активы. После суда эти активы должны были пойти на компенсацию потерпевшим, и возвращены владельцам, то есть┘ ╚ЮКОСу╩ и его акционерам.

18. Некоторые удивлялись тому, что Мещанский суд назначил М. Ходорковскому и П. Лебедеву не максимальное наказание, а Мосгорсуд и вовсе снизил его на год. Кто-то успел подсчитать, что условно-досрочно они могут быть освобождены до новых выборов в Думу. Ну, во-первых, совершенно понятно, что никто их досрочно освобождать не намеревался. Во-вторых, сегодня ясно, что план организовать второй суд, где и добавить ╚по полной╩ просто ждал своего часа.

19. Общеизвестно, что по масштабам коррупции Россия занимает одно из первых мест, уступая только нескольким странам третьего мира. Финансовую базу коррупции, в первую очередь, обеспечивает теневая экономика, сокрытие от учета и налогообложения огромных сумм, которые попадают в карманы чиновников всех уровней в виде взяток, ╚откатов╩ и рядом других способов. Ходорковский фактически бросил вызов этой устоявшейся и устраивающей всех системе, проведя комплекс мер, направленных на то, чтобы сделать производственную и финансовую деятельность компании полностью ╚прозрачной╩, соответствующей международным стандартам учета и отчетности, а также аудита.

20. Вектор современной экономической политики российской власти направлен на национализацию добывающих (и не только) отраслей, либо на увеличение в них государственного участия. Об этом свидетельствуют, в частности, незаконное завладение ╚Роснефтью╩ ╚Юганскнефтегазом╩, покупка ╚Газпромом╩ ╚Сибнефти╩, ряд других акций власти. Этой установке власти противостояла линия Ходорковского, его курс на создание крупнейшей в России транснациональной частной компании.

21. Власти была хорошо известна политическая позиция Ходорковского, в частности, о необходимости изменения формы правления в России. Эту позицию он высказывал задолго до ареста, а более подробно свои взгляды изложил в статьях, написанных уже в заключении. Их реализация должна была привести к резкому уменьшению личной власти президента и чиновников, составляющих его ближайшее окружение и смертельно боящихся потери своего привилегированного положения.

22. Конечно, Ходорковский был не единственным оппонентом власти, но его повышенная опасность состояла в наличии мощного финансового ресурса, который помог претворению его идей в жизнь. В частности, как сказано выше, Ходорковский открыто и публично финансировал оппозиционные партии в то время, когда Кремль пытался сделать Государственную Думу однопартийной и полностью ╚ручной╩, что ему в конечном счете и удалось.

новейшей истории процесса, превратило его в издевательскую пародию на правосудие. Следствие, что по первому делу, что по второму делу можно сравнить с игрой в одни ворота. Изъяв огромное количество документов, включая всю отчетность ╚ЮКОСа╩, следствие произвольно скомпоновало дела, приобщив к ним только то, что, с его точки зрения, работает на обвинение. Все ходатайства стороны защиты о восполнении материалов дела документами, которые помогут установить истину и создать правильное представление о производственно-финансовой деятельности компании, отвергались либо вообще безмотивно, либо под демагогическими предлогами. То же самое происходило при судебном рассмотрении первого дела. Суд отказывал в удовлетворении ходатайств о вызове и допросе экспертов, дававших заключения, положенные в основу обвинения. Одновременно он отказывал в приобщении экспертных заключений и других материалов, полученных по запросам защиты. Причины отказа порой были просто анекдотическими! Так, отказ в приобщении выполненной на соответствующем бланке и заверенной печатью копии судебного решения по одному из ранее рассмотренных дел, Мещанский суд мотивировал тем, что в изображении герба на фирменном бланке ╚отсутствует геральдический щит╩. Позднее выяснилось, что этот щит отсутствует на бланках самого Мещанского суда, но это уже ничего не изменило.

8. Невероятные, с точки зрения законности и здравого смысла, вещи происходили после вынесения приговора. Неожиданно, до завершения всех процедур, связанных с изучением адвокатами протокола судебного заседания и подачей развернутых кассационных жалоб, дело было направлено в Московский городской суд, причем кассационное рассмотрение дела, состоящего, примерно, из 500 томов, было назначено через 7 дней (!) после его поступления┘ И городские судьи были готовы его рассмотреть! Невольно вспомнилось, как, выступая в 1899 году в Кассационном суде по знаменитому делу А. Дрейфуса, прокурор благодарил судей за то, что они ╚всего за 6 месяцев сумели изучить 7 томов уголовного дела╩┘

9. Похоже, что главной причиной этой непристойной спешки были приближающиеся выборы в Государственную Думу, и ╚наверху╩ уже созрел план высылки М. Ходорковского подальше от Москвы. А он еще послал в избирательную комиссию письмо с просьбой зарегистрировать его в качестве кандидата в депутаты (естественно, не рассчитывая на избрание, но надеясь, что как зарегистрированный кандидат он получит хоть какой-то доступ к прессе). Наивный человек! Он тогда еще верил, что для него в стране существует хоть какая-то законность.

Письмо это добиралось до комиссии больше трех недель и пришло туда┘ на следующий день после кассационного рассмотрения, когда вопрос о регистрации автоматически отпадал в силу закона.

10. По действовавшей в тот момент редакции ст. 73 УИК РФ, осужденные должны были отбывать наказание в колонии по месту жительства, а при отсутствии такой возможности √ в колонии ближайшего к нему региона. В управлении ФСИН по г. Москве имелся список таких регионов. Незадолго до этапирования в колонию М. Ходорковского и П. Лебедева ФСИН неожиданно дополнила этот список Читинской областью и Ямало-Ненецким округом. Надо ли доказывать, что это ╚дополнение╩ было внесено именно и только для наших подзащитных?

Тогда директору ФСИН г-ну Калинину пришлось на весь мир врать про ╚отсутствие мест╩ в колониях ближе, чем за 6500 от Москвы. Нет никаких сомнений, что на такое грубое нарушение действовавшего закона, равно как и на этапирование М. Ходорковского в Краснокаменск (да еще в отдельном вагоне!) он никогда бы не решился без надежного прикрытия ╚сверху╩. (К слову сказать, осенью 2008 года прямо к рассмотрению ходатайства защиты об условно-досрочном освобождении М. Ходорковского в Читу спецэтапом, с грубейшим нарушением закона, с единственной целью: получить от него порочащие М. Ходорковского свидетельские показания, из Владимирского централа был доставлен некий Кучма. И на это собственной власти директора ФСИН было явно недостаточно, требовалось высокое прикрытие).

11. В 2007 году, уже в предвидении второго суда, Государственная Дума изменила статью 73, фактически предоставив ФСИН неограниченные права по выбору места отбывания осужденными наказания. Суду, в который мы обратились с жалобой, мы представили сведения из закрытого доклада, с которым как раз в это время выступил в Думе бывший тогда министром юстиции Ю. Чайка. Он сообщил, что на 1 ноября 2005 года в колониях России было свободно около 150.000 мест. Защита получила и другие подтверждения наличия свободных мест в ближайших к Москве регионах, но решение суда было предопределено.

12. О том, что М. Ходорковский является подозреваемым по второму делу, ему было объявлено еще 2 декабря 2004 года. В июне 2005 года осле вынесения первого приговора ему и П. Лебедеву сообщили, что в ближайшее время состоится предъявление нового обвинения. Однако затем в чьих-то высокопоставленных головах созрел другой план. Было решено удалить обоих подальше от Москвы, в Москве втихомолку продолжать вести незаконное тайное следствие, а затем изобрести предлог для определения местом предварительного следствия по второму делу г. Читы.

13. Из общего правила о территориальной подследственности, установленного статьей 152 УПК РФ, допускается исключение: ╚в целях обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩ расследование может проводиться не по месту совершения преступления, а по месту нахождения обвиняемого. При этом по смыслу нормы ╚место нахождения обвиняемого╩ должно являться некой объективной реальностью, а не искусственно созданным обстоятельством. В данном случае, как сказано выше, это место было определено совершенно произвольно. Тем не менее, в декабре 2006 года следователь Каримов вынес, а зам. Генерального прокурора РФ Гринь санкционировал постановление о переводе М. Ходорковского и П. Лебедева в следственный изолятор г. Читы для производства следственных действий. 3 февраля 2007 года за подписью Гриня появилось и следующее, ожидаемое нами постановление: об определении Читы местом производства предварительного расследования. Естественно, под надуманным предлогом ╚обеспечения полноты, объективности и соблюдения процессуальных сроков╩.

14. Разумеется, защита М. Ходорковского и П. Лебедева обжаловала и это постановление. И вот тут произошло чудо, внятного объяснения которому нами не найдено до сих пор. Судья Басманного суда г. Москвы Ярлыкова (теперь уже бывшая) нарушила все столь тщательно продуманные в высоких инстанциях планы. 20.03.2007 она вынесла постановление, которым признала постановление зам Генерального прокурора РФ Гриня незаконным и необоснованным и обязала его устранить допущенное нарушение. 16.04.2007, после того как определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда кассационное представление прокурора было оставлено без удовлетворения, постановление Басманного районного суда вступило в законную силу.

15. А дальше произошло то, что казалось невозможным. Статья 6 Федерального конституционного закона ╚О судебной системе Российской Федерации╩ гласит: ╚вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации┘ являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации╩. В ч. 2 ст. 392 УПК РФ говорится, что ╚неисполнение приговора, определения, постановления суда влечет ответственность, предусмотренную ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации╩. Но несмотря на это, Генеральная прокуратура отказалась исполнять вступившее в законную силу постановление суда. И следователь Каримов, и зампрокурора Гринь без всякого стеснения в составляемых ими документах указывали, что считают его незаконным и исполнять не будут. Эту же позицию разделял прокурор Лахтин, выступая в поддержку ходатайств о продлении срока содержания обвиняемых под стражей.
В конечном итоге, почти год спустя (!) Генеральной прокуратуре через Верховный Суд удалось продавить свой очередной протест и добиться отмены законного и обоснованного постановления. Не приходится сомневаться, что на суд было оказано грубое давление.

16. Для перечисления всех нарушений прав обвиняемых, допущенных в ходе расследования, не хватит и полного рабочего дня. Назовем лишь некоторые. Так, утверждая, что преступления М. Ходорковский и П. Лебедев совершили в составе организованной группы, следствие совершенно незаконно разделило единое дело в отношении ╚членов╩ этой самой группы на ряд самостоятельных, преследуя цель создать лжепреюдицию, которая, как они надеются, будет обязательна для рассматривающего их дело суда, чем затруднить защиту ╚главным обвиняемым╩. Разделяя общее дело на несколько самостоятельных, следствие произвольно раскидало по ним изъятую документацию, лишив обвиняемых возможности активной защиты. Впрочем, большая часть документации, включая периодическую отчетность, просто исчезла, и защите приходится применять сверхусилия в попытках отыскать хотя бы что-то. Справиться с этой задачей в полном объеме у нас нет возможности. 

Объявляя всю хозяйственную деятельность компании преступной, а весь ее руководящий состав √ организованной группой, следствие добивалось нескольких целей. Во-первых, преступление, совершенное группой, более общественно опасно, а его раскрытие √ почетно. Во-вторых, голословно заявив, что М. Ходорковский ╚распределил роли между членами группы╩, следствие избавило себя от необходимости доказывать: а что же преступного сделал он лично? Ни одного доказательства на этот счет в деле просто нет. Сегодня из показаний Пичугина, Вальдес-Гарсия, Алексаняна мы знаем, какими методами пыталось следствие получить от них показания против М. Ходорковского. Показания Алексаняна подтвердил также бывший начальник ГСУ СК при Генеральной прокуратуре Довгий.

17. Многие до сих задают вопросы, зачем власти понадобилось второе дело и почему нельзя было соединить все обвинения в одном процессе. Подсудимые и защита не раз объясняли, что два эти обвинения не только нельзя соединить в одном деле, но они вообще являются взаимоисключающими. Хорошо понимая это, следствие и разделило эти дела, разведя их по времени. Обвинение в уклонении от уплаты налогов давало возможность тем, кто очень торопился, раздербанить ╚ЮКОС╩, по-быстрому передать наиболее лакомые куски в ╚правильные╩ руки (все помнят дурно пахнущую историю с ╚Байкалфинансгруп╩). Затем, выждав время, можно было объявить, что вся добытая за шесть лет нефть похищена у ╚дочек╩, которые, став за это время дочками ╚правильных╩ родителей, тут же объявили себя обокраденными и потребовали вернуть им все, что когда-то сами считали законно проданным.

Как уже не раз говорилось, если считать, что имело место хищение, то очевидно, все имущество ╚ЮКОСа╩, включая акции дочек, все новое оборудование на месторождениях и заводах, т.е. все 30 млрд. долларов, которые кое-кому так хотелось забрать себе, должны были бы быть арестованы и переданы акционерам ╚ЮКОСа╩. Следствие было обязано до суда наложить арест на все похищенное имущество и приобретенные за его счет активы. После суда эти активы должны были пойти на компенсацию потерпевшим, и возвращены владельцам, то есть┘ ╚ЮКОСу╩ и его акционерам.

18. Некоторые удивлялись тому, что Мещанский суд назначил М. Ходорковскому и П. Лебедеву не максимальное наказание, а Мосгорсуд и вовсе снизил его на год. Кто-то успел подсчитать, что условно-досрочно они могут быть освобождены до новых выборов в Думу. Ну, во-первых, совершенно понятно, что никто их досрочно освобождать не намеревался. Во-вторых, сегодня ясно, что план организовать второй суд, где и добавить ╚по полной╩ просто ждал своего часа.

19. Общеизвестно, что по масштабам коррупции Россия занимает одно из первых мест, уступая только нескольким странам третьего мира. Финансовую базу коррупции, в первую очередь, обеспечивает теневая экономика, сокрытие от учета и налогообложения огромных сумм, которые попадают в карманы чиновников всех уровней в виде взяток, ╚откатов╩ и рядом других способов. Ходорковский фактически бросил вызов этой устоявшейся и устраивающей всех системе, проведя комплекс мер, направленных на то, чтобы сделать производственную и финансовую деятельность компании полностью ╚прозрачной╩, соответствующей международным стандартам учета и отчетности, а также аудита.

20. Вектор современной экономической политики российской власти направлен на национализацию добывающих (и не только) отраслей, либо на увеличение в них государственного участия. Об этом свидетельствуют, в частности, незаконное завладение ╚Роснефтью╩ ╚Юганскнефтегазом╩, покупка ╚Газпромом╩ ╚Сибнефти╩, ряд других акций власти. Этой установке власти противостояла линия Ходорковского, его курс на создание крупнейшей в России транснациональной частной компании.

21. Власти была хорошо известна политическая позиция Ходорковского, в частности, о необходимости изменения формы правления в России. Эту позицию он высказывал задолго до ареста, а более подробно свои взгляды изложил в статьях, написанных уже в заключении. Их реализация должна была привести к резкому уменьшению личной власти президента и чиновников, составляющих его ближайшее окружение и смертельно боящихся потери своего привилегированного положения.

22. Конечно, Ходорковский был не единственным оппонентом власти, но его повышенная опасность состояла в наличии мощного финансового ресурса, который помог претворению его идей в жизнь. В частности, как сказано выше, Ходорковский открыто и публично финансировал оппозиционные партии в то время, когда Кремль пытался сделать Государственную Думу однопартийной и полностью ╚ручной╩, что ему в конечном счете и удалось.

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"