ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

5 июнь 2009 г.
Одиночные пикеты в защиту Ходорковского-Лебедева

Козловский: ⌠Мы сегодня проводим серию одиночных пикетов возле здания Хамовнического суда, мы протестуем против того издевательства над правосудием, в которое превратилось ⌠дело Ходорковского■. Мы требуем, чтобы суд не использовался как средство сведения политических счетов, а чтобы он действительно судил по закону, невзирая на лица, невзирая на то, кто инициатор уголовного дела■.

 

Владимир Милов: ⌠Мы хотим продемонстрировать солидарность с человеком, которого несправедливо судят по политическим причинам, суд над которым превратился просто в позорнейший фарс и издевательство над здравым смыслом■.

 

Борис Немцов: ⌠Я считаю, что уже хватит издеваться! Ну, просто хватит издеваться! Это издевательство и над Мишей, и над Платоном, и над Россией издевательство, и над Конституцией, и над правосудием. Очевидно, что здесь не суд, а театр абсурда. Я был на заседаниях, это позорище, это никуда не годится. Очевидно, что решение здесь никто не принимает. Все ждут, когда Медведев с Путиным что-то на эту тему решат. Медведев, между прочим, если хочет действительно стать президентом, он должен принять одно мужское решение и, кстати, человеческое решение одновременно, и правовое решение. Должен освободить и Ходорковского, и Лебедева. Сколько можно? Отсидели уже! Хватит! Я не понимаю, зачем такая жестокость. Даже люди, которые без сочувствия относятся к Ходорковскому, считая его олигархом, кровопийцей и так далее, даже они после шести лет ╚отсидки╩ уже изменили отношение. А сам по себе процесс свидетельствует о том, что в России ни суда, ни справедливости, ничего нет■.

 

Александр Рыклин: ⌠Несколько раз доводилось стоять <в одиночных пикетах>. Когда Каспаров сидел, я стоял, когда-то еще. Никакого особенного героизма для этого не надо, поверьте мне■.

 

Лев Пономарев: ⌠Я давно занимаюсь этим делом. И я знаю точно как правозащитник, и мои юристы исследовали, что и первое дело было сфабриковано, а второе тем более. Оно не просто сфабриковано, оно абсурдно. Элита общества должна выступить консолидировано и потребовать прекращения этого дела. Не ждать, как сказал президент Медведев, результатов суда (оправдают, так оправдают, осудят, так осудят) а именно прекращения дела нужно требовать. Это совершенно новая позиция должна быть■.

 

Гарри Каспаров: ⌠Совершенно очевидно, что те минимальные процессуальные нормы, которые соблюдались на первом процессе, сейчас уже отброшены за ненадобностью. Фактически судья отменил состязательность процесса, когда запретил адвокатам и подсудимым задавать необходимые вопросы для понимания того, какие документы зачитывает прокуратура. Это какой-то кафкианский процесс, только разница в том, что никто результата не знает, поскольку никто из сидящих в комнате к результату отношения не имеет. Если на первом процессе было очевидно, что прокурор Шохин гнул пальцы и вообще игнорировал все, что происходит вокруг, сейчас прокуроры нервничают. Нервозность, мне кажется, связана с тем, что чиновник всегда очень хорошо чувствует изменение атмосферы, где дождик пойдет, где солнце выйдет. Прокуроры вынуждены делать то, что они сегодня делают, но у них нет никакой гарантии, что за их работу они получат благодарность и ордена, как это было на прошлом процессе, а не будут наказаны, если вдруг ситуация изменится. И прокуроры тоже чувствуют себя заложниками каких-то высших сил, которые ведут борьбу за власть, и вот это незнание того, что с ними дальше случится, оно, мне кажется, тоже придает психологическую интригу процессу■.

 

Иван Стариков: ⌠Мы видим, что государственные и квазигосударственые телеканалы, подконтрольная государству пресса полностью замалчивает этот процесс, и мы пытаемся привлечь к нему каким-то образом внимание. ╚Солидарность╩ объединяет большое количество организаций демократической направленности, и наша поддержка Ходорковскому и Лебедеву, даже вот одиночное стояние в пикете, это не только поддержка Ивана Старикова, Гарри Каспарова или кого-то другого, это поддержка огромного количества демократических организаций. Для Михаила, мне кажется, важна эта моральная поддержка■.

 

Денис Билунов: ⌠Мы здесь, чтобы привлечь внимание к проблеме политических заключенных, чтобы требовать освобождения всех политических заключенных и реального, а не басманного правосудия в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева■.

 

Сергей Давидис: ⌠Мы требуем взамен того судилища, которое только в насмешку можно назвать судом, нормального правосудия, в котором стороны действительно равны, в котором доказательства представляются так, что их может оценить и судья, и все остальные. Но по-хорошему, если было бы такое правосудие, то никакое дело не было бы возбуждено. Но уж если этот суд имеет место, мы настаиваем, чтобы дело шло так, как этого требует российский закон. Чтобы это действительно был соревновательный процесс, где не нарушались бы права обвиняемых и защиты, где не нарушались бы права публики на получение информации о деле, не нарушался бы принцип открытости процесса■.

 

Михаил Шнейдер: ⌠Мы хотим сказать, что мы не хотим возврата в 30-е годы прошлого века. Мы не хотим, чтобы в России были политические процессы. Мы не хотим, чтобы в России торжествовала басманное правосудие. Мы хотим, чтобы Россия стала нормальной страной, в которой власть принадлежит закону, а не Путину или еще кому-то. Это дело совершенно очевидно политическое. Но посмотрим, я оптимист, я надеюсь, что по этому процессу его оправдают■.

 

Источник: пресс-центр адвокатов М.Ходорковского и П.Лебедева

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"