ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

15 май 2009 г.
Третье письмо Людмилы Алексеевой из суда
Каким критериям должен отвечать судебный процесс, чтобы его можно было назвать справедливым? В Конституции закреплено, что условиями справедливого судебного рассмотрения является равенство сторон, их состязательность и свобода в предоставлении суду своих доказательств с доводами их убедительности.═

Другими словами, он должен в одинаковой степени учитывать мнения и защиты, и обвинения, предоставляя им равные возможности в обосновании своей позиции. Суд призван быть ареной правового спора, в котором, как известно, рождается истина. Тем самым обеспечивается состязательность процесса ≈ главного критерия судебной справедливости.═

Это в теории. На практике все обстоит иначе. Судья может спокойно выслушать защиту, которая камня на камне не оставляет от доказательств обвинения, и┘ вынести обвинительный приговор. Далеко за примерами ходить не нужно.═

Вот что происходит в Хамовническом суде в Москве, где разбирается дело Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Судья отказывает защите в удовлетворении заявленных ими ходатайств без указания мотивов и оснований такого решения. Правосудие превращено в фикцию: адвокаты могут сколько угодно спорить с прокурорами, ставить под сомнение их доказательства, протестовать, но результат остается одним и тем же ≈ доводы обвинения (если они есть), каждый раз оказываются для суда весомее. Причем совершенно не важно, насколько они качественны, разумны и обоснованны. Судья откровенно, никого не стесняясь, встает на сторону прокуроров, считая их позицию заведомо правильной и единственно допустимой.

Михаила Ходорковского и Платона Лебедева прокуроры обвиняют во всем, что смогли придумать. Суду в этой истории отведена скромная роль статиста, обязанного утвердить ранее вынесенный приговор. Не зря же обвинение публично высказывается насчет исхода дела. ╚Все бесполезно, ≈ как-то обронила прокурор Гульчехра Ибрагимова, отвечая на очередные возражения Лебедева. ≈ Что запланировали, то и сделаем╩.═

Но даже в таких неблагоприятных условиях второй судебный процесс по делу ╚ЮКОСа╩ до последнего момента не терял своего смысла. До тех пор, пока у адвокатов сохранялось право высказывать свое мнение, протестовать, оценивать и подвергать критике представленные гособвинителями доказательства, оставался шанс добиться положительного для подсудимых исхода.═

Однако на прошлой неделе, пойдя на поводу у обвинения, суд вынес беспрецедентное для судебной практики решение. Судья Виктор Данилкин заткнул рот защите до тех пор, пока прокуроры не прочитают все без малого двести томов дела. Вдруг оказалось, что суд ≈ не место для споров.═

Поистине, это новое слово в понимании состязательности судебного процесса!

Теперь подсудимые подобны жертвам, присутствующим на собственной казни: они способны привести тысячу доводов в свою защиту, но ничего не могут сказать ≈ глаза их завязаны, а во рту кляп.═
Гособвинение осталось довольно решением суда. И прокуроров можно понять: из процесса исследования доказательств защита исключена, теперь осталось трансформировать обвинение в приговор, и дело с концом.

Не будем останавливаться на причинах, подвигнувших служителя Фемиды на столь откровенное нарушение закона. Собственно, все и так понятно: наблюдая за тем, как благодаря стараниям адвокатов плохо сшитое дело начало трещать по швам, первое, что приходит в голову для спасения негодного обвинения ≈ вывести защиту из процесса. Не формально вывести (это невозможно), но фактически ≈ не давая ей возможности работать на равных с обвинением. Гораздо важнее посмотреть, к чему все это в итоге может привести. Ведь в Хамовническом суде решается не только судьба Ходорковского и Лебедева, но и определяется будущее всей российской судебной системы.═

Этот суд, несомненно, станет показательным в том смысле, что подаст сигнал о настроениях наверху и станет образцом для наших следователей, нашей прокуратуры, для Следственного комитета и задаст стандарты для рассмотрения других дел во всех регионах. О справедливости в российском судопроизводстве придется забыть надолго.

С уважением, Людмила Алексеева,
глава Московской Хельсинской группы.




СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"