ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

14 май 2009 г.
Исследование доказательств должно быть исследованием в полном смысле слова, а не игрой в одни ворота
Юрий Шмидт о суде, который надо видеть
 
Несмотря на то, что я до сих пор лично в процессе не участвовал, я имел весьма подробную информацию о том, что там происходило, о том, какие ходатайства и заявления делала сторона защиты. Имел информацию о поведении прокуроров и о занятой ими позиции. Поэтому я был вполне подготовлен к тому, с чем я столкнусь. Но, конечно, лучше один раз увидеть, чем много раз услышать и прочитать.

 

Сейчас, как известно, дело находится в стадии исследования доказательств. В соответствии со статьей 274 УПК РФ, доказательства первой представляет сторона обвинения. Но статья называется ╚исследование доказательств╩. Это означает, что представленные стороной обвинения доказательства должны исследоваться. Можно заглянуть в словарь, посмотреть, как толкуется слово ╚исследование╩, но совершенно понятно, что все, что делается в суде, делается для суда. А задача суда провести объективное рассмотрение дела, взвесить все доводы за и против и принять законное, обоснованное решение. Это возможно только в том случае, если по поводу каждого из представленных любой стороной доказательств будет высказываться и противоположная сторона, ибо истина рождается в споре.

 

В нашем случае сторона обвинения представляет доказательства, относимость которых к существу вопроса совершенно непонятна. Совершенно разумно, казалось бы, чтобы сторона обвинения объяснила, что она пытается с помощью оглашенных ею документов доказать. Это первое.

 

Второе. Если статья все-таки называется исследование доказательств (а доказательств этих, как известно, 180 с лишним томов), то по этому доказательству тут же должна была бы высказать свое мнение и сторона защиты. Объяснить, что с ее точки зрения означает содержание оглашенного документа, относится он непосредственно к обвинению или он относится к совершенно другому периоду времени, или, может быть, сторона защиты, скажем, отрицает свою причастность к изготовлению этого документы. Иными словами, исследование должно быть исследованием в полном смысле слова, а не игрой в одни ворота, как это происходит на процессе.

 

Я могу привести пример. Бывают письменные доказательства, вещественные доказательства, показания потерпевших и свидетелей. Допустим, что сторона обвинения огласит письменные документы, которые она считает нужным огласить, и начнет приглашать свидетелей. Как быть со свидетелями? Обычный порядок таков: сторона обвинения допрашивает свидетеля обвинения первой, после чего свидетелю задает вопросы сторона защиты. И это в порядке вещей, потому что свидетелей не приглашают несколько раз. Свидетелей приглашают один раз. Если следовать логике обвинения, то придет свидетель, сторона обвинения задаст ему свои вопросы и скажет: До свидания! Все! Мы представили доказательства в виде показаний свидетеля! Это же абсолютный нонсенс.

 

Все то, что происходит, грубейшим образом ущемляет права стороны защиты. И, естественно, в первую очередь это ущемляет права подсудимых. Поэтому совершенно понятно, что подсудимые заявляли неоднократно протесты по этому поводу, делали письменные заявления и подавали соответствующие ходатайства. Но, к сожалению, этот воз сдвинуть с места не удалось, и поэтому получается именно та картина, которую я застал сегодня. Прокурор Ибрагимова тихим, невнятным голосом что-то такое бубнила, и никто из сидящих в зале, естественно, ничего не мог понять. А ведь, надо сказать, что процесс, если он проходит открыто, в той или иной мере должен быть доступен и зрителям, среди которых немало журналистов. И если обвинение действительно хочет, чтобы присутствующие в зале разобрались в происходящем, а журналисты донесли объективную информацию о происходящем до своей аудитории, то та система, которая сегодня в ходу, для этого абсолютно непригодна. Она способна только полностью отбить интерес к происходящему. Возможно, этого сторона обвинения при полной поддержке суда и добивается. Но это не только противоречит букве закона и принципам правосудия, это противоречит вообще здравому смыслу. Это вообще не суд, не состязательный процесс. Это некий инквизиционный процесс, то, что как минимум не свойственно демократическому государству.

 

Источник: пресс-центр адвокатов М.Ходорковского и П.Лебедева

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"