ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

1 ноябрь 2007 г.
О ситуации с Секциями дисциплины и порядка и кризисе в российской пенитенциарной системе

О ситуации с секциями ╚дисциплина и порядок╩

и кризисе в российской пенитенциарной системе

 

По результатам Общественных слушаний, проведенных 23 октября 2007г.  

 

Аналитическая записка

 

В последнее время поступает все больше сообщений о беспорядках и акциях протеста в учреждениях Федеральной службы исполнения наказания (ФСИН) РФ *(см. Приложение 1).

 

В правозащитные организации приходят многие сотни, если не тысячи обращений от заключенных и их родственников, сообщающих о грубых и систематических нарушениях прав человека. Анализ обращений позволяет выявить в качестве главной причины происходящего деятельность секций ╚дисциплина и порядок╩ (СДиП) - ╚самодеятельной организации╩ осужденных, создание которой предписано действующим законодательством (ст.  111 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК) РФ)***.

 

Для исследования ситуаций 23 октября в Москве, в Центральном доме журналиста прошли Общественные слушания, посвященные проблеме секций ╚дисциплина и порядок╩. Организаторами слушаний стали правозащитные организации, чья деятельность постоянно направлена на соблюдение гражданских и социальных прав в пенитенциарной системе: Движение ╚За права человека╩, Фонд ╚В защиту прав заключенных╩, Московская Хельсинкская группа, Центр Содействия реформе уголовного правосудия, Комитет ╚За гражданские права╩. Слушания проводили бывший заместитель Председателя Конституционного суда Т.Морщакова; член Общественной палаты РФ Г.Резник; писатель В.Аксенов (Русский Пен-центр); Председатель МХГ Л.Алексеева (Фонд ╚В защиту прав заключенных), Л.Пономарев (ООД ╚За права человека╩).

В качестве экспертов на Слушаниях выступили: председатель Независимого экспертно-правового совета М.Полякова, В.Абрамкин (Центр Содействия реформе уголовного правосудия), главный редактор журналов "Индекс╩ и ╚Неволя╩  Н.Ним;  А.Соколов (Свердловская областная правозащитная организация "Правовая основа"); политолог Е.Ихлов. Были заслушаны показания бывших осужденных, отбывавших наказания в различных колониях в разное время. 

 

Слушания вскрыли картину ужасающих злоупотреблений в пенитенциарной системе. Как выяснилось, практика принуждения к вступлению в секции ╚дисциплины и порядка╩ получила широкое распространение. Актив этих секций наделяется разнообразными полномочиями, включая возможность оказывать на других заключенных физическое и психологическое давление (в том числе жестоко избивать их, насиловать, унижать, заниматься вымогательством). Так, свидетели слушаний показали, что члены СДиП пропускались охраной в камеры ШИЗО или ПФРСИ, где поучали возможность избивать находящихся так заключенных.

 

Членов секции вынуждают следить за другими заключенными, писать на них рапорты. Активисты СДиП пользуются различными привилегиями, в том числе нарушающими правила внутреннего распорядка (могут носить свою одежду, свободно передвигаться между локальными участками, получать деньги и продукты, фиктивно числиться на работе), получают гарантию условно-досрочного освобождения. При этом в актив, как правило, стараются привлекать осужденных, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления (убийства, изнасилования). Возникает искусственное противопоставление различных категорий заключенных, создается атмосфера страха. Очевидно, что это приводит к нарастающему разложению пенитенциарной системы, к саботажу реформу правосудия, провоцирует акции протеста, как это было, например, во Льгове в июне 2005 года, когда членовредительство в знак протеста совершили несколько сот заключенных, или в Кировградской колонии для несовершеннолетних совсем недавно (из писем заключенных, оглашенных на Слушаниях, выяснилось, что причинами двух протестных акций в этой колонии были цинично-оскорбительное отношение и избиения заключенных активистами).

Согласно показаниям свидетелей на Слушаниях, на вновь прибывших заключенных оказывается достаточно сильное давление с тем, чтобы они вступали в СДиП, включая: угрозы расправ, избиения, помещение в ШИЗО. Это  вынуждает от 70 до 90% осужденных записываться в секции, прежде всего в СДиП, и совершать иные символические действия, унижающие человеческое достоинство (мыть пол в штабе и проч.). Из этой среды выделяется примерно 10-20% от общего числа заключенных, формирующих так называемый актив. Именно эта группа совершает основные посягательства на других заключенных и пользуется различными привилегиями, включая освобождение по УДО. Вершина пирамиды актива получает право доносить даже на рядовых сотрудников администрации и держать в страхе не только заключенных, но и работников учреждения.   

 

Существует представление, что нормативно-правовые документы, регламентирующие деятельность СДиП, вполне конституционны, а беззаконие √ результат эксцессов исполнения на местах, результат конкретных нарушений конкретными лицами. Именно так ставили вопрос на Слушаниях представители ФСИН. Это известная позиция пенитенциарного ведомства. Действующий закон запрещает предоставлять членам самодеятельных организаций дополнительные льготы и наделять их полномочиями администрации исправительного учреждения. Однако в действительности, как показали Слушания, все эти благие намерения разбиваются из-за превращения части осужденных √ с содействия администрации √ в некий эквивалент ╚капо╩, действовавших в нацистских концлагерях (сравнение В.Абрамкина), или полицаев на оккупированной территории (сравнение Г.Резника).  

 

Выступая на Слушаниях ** (см. Приложение 2), Т.Морщакова, Г.Резник и М.Полякова и др. констатировали антиконституционный характер не только разделения осужденных на две различные ╚касты╩ с различными правами, но и самого наименования секций ╚дисциплина и порядок╩, поскольку поддержание правопорядка и связанное с этим принуждение √ исключительная прерогатива государства.

 

Т.Морщакова: ╚Само название такой секции, даже независимо от того, какие функции она выполняет в конкретном учреждении┘ говорит о том, что она берёт на себя отчасти выполнение определённых обязанностей администрации, ведь именно администрация учреждения должна обеспечивать соблюдение дисциплины и порядка. И с точки зрения министерства юстиции, разве нет здесь прямого нарушения предписания закона, согласно которому ╚любым организациям осуждённых нельзя передавать функции администрации╩?..╩

 

М.Полякова: ╚Как юрист я считаю абсолютно недопустимым, чтобы заключенные своими средствами начинали наводить порядки в колониях┘ Тому, что рассказывали бывшие заключенные, у меня, как у юриста, нет оснований не доверять. Но даже если какие-то факты не подтвердятся, сама постановка дела абсолютно недопустима с точки зрения права, нельзя перекладывать должностные обязанности на заключенных┘╩.

 

Г.Резник: ╚Если называется секции ╚дисциплины и порядка╩, то понятно, что люди, которые туда идут, будут выполнять функции надзирательские. Формы здесь не важны, это изначально порочная идея┘ Нужно обеспечить дополнительные усилия, а самое главное перестроить вот эту психологию, которая зарождает такие методы правления колонии внутри, в частности, извините, вербовку из заключенных людей, которые должны фактически обеспечивать дисциплину и порядок, выполняя функции администрации и за это получая определенные привилегии. Секции ╚дисциплины и правопорядка╩ √ это не нормально!╩

 

Анализ текста УИК РФ и ведомственных документов выявляет глубокое внутреннее противоречие в официальных нормах, прямо провоцирующее те беззакония, которыми сопровождается деятельность  СДиП.

 

Рассмотрение проблемы СДиП необходимо начать с законодательного положения, буквально обрекающего администрацию на стравливание осужденных. Речь идет о норме в соответствии со ст. 84 УИК РФ (Оперативно-розыскная деятельность в исправительных учреждениях):

 

1. В соответствии с законодательством Российской Федерации в исправительных учреждениях осуществляется оперативно-розыскная деятельность, задачами которой являются: обеспечение личной безопасности осужденных, персонала исправительных учреждений и иных лиц; выявление, предупреждение и раскрытие готовящихся и совершаемых в исправительных учреждениях преступлений и нарушений установленного порядка отбывания наказания; розыск в установленном порядке осужденных, совершивших побег из исправительных учреждений, а также осужденных, уклоняющихся от отбывания лишения свободы; содействие в выявлении и раскрытии преступлений, совершенных осужденными до прибытия в исправительное учреждение.

 

2. Оперативно-розыскная деятельность осуществляется оперативными аппаратами исправительных учреждений, а также другими уполномоченными на то органами в пределах их компетенции╩.

Чтобы узнать у осужденного то, что он тщательно скрывает (ранее совершенное преступление), администрация оказывается вынуждена:

а) вербовать осведомителей-провокаторов, функции которых радикально отличается от простого информирования о готовящемся или совершенном нарушении закона и  внутреннего распорядка;

б) поощрять оказание психологического и иного (в т.ч. физического) давления на осужденных с целью получения от них  ╚явок с повинной╩ √  действия, которые удобней проводить руками заключенных.

 

Обратимся к статье 111 УИК РФ (Самодеятельные организации осужденных к лишению свободы):

 

1. В исправительных учреждениях создаются самодеятельные организации осужденных к лишению свободы, которые работают под контролем администрации исправительных учреждений.

 

2. Участие осужденных в работе самодеятельных организаций поощряется и учитывается при определении степени их исправления.

 

3. Основными задачами самодеятельных организаций осужденных являются: оказание осужденным помощи в духовном, профессиональном и физическом развитии; развитие полезной инициативы осужденных; оказание позитивного влияния на исправление осужденных; участие в решении вопросов организации труда, быта и досуга осужденных; содействие администрации исправительных учреждений в поддержании дисциплины и порядка, формировании здоровых отношений между осужденными; оказание социальной помощи осужденным и их семьям. Перед самодеятельными организациями осужденных могут стоять и иные задачи, не противоречащие целям, порядку и условиям отбывания наказания.

 

4. Члены самодеятельных организаций осужденных не пользуются дополнительными льготами. Самодеятельные организации осужденных и их члены не могут обладать полномочиями администрации исправительного учреждения┘╩

 

Из п. 3 вытекает, что закон возлагает на осужденных участие в поддержании дисциплины и порядка, т.е. прямые функции правоохранительного характера. Слушания показали, что п. 4 этой статьи УПК деятельностью  актива СДиП повсеместно нарушается.

 

Подзаконные ведомственные акты еще больше расширяют права членов СДиП, формально даже не все сотрудники администрации наделяются такими полномочиями.

 

Вот выдержки из ПОЛОЖЕНИЯ  О ПОРЯДКЕ ФОРМИРОВАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ САМОДЕЯТЕЛЬНЫХ   ОРГАНИЗАЦИЙ ОСУЖДЕННЫХ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ (утверждено приказом Министерства юстиции РФ от 08.06.2005 года ╧79, зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ 22.06.2005 г. ╧ 6742): 
 
╚┘Основными  задачами  самодеятельных  организаций  осужденных являются: ┘содействие администрации  ИУ  в  поддержании  дисциплины  и порядка┘
 
  33. Члены секции дисциплины и порядка посредством рейдов, а также бесед с лицами,   допускающими  нарушения  установленного  порядка отбывания наказания, проводят работу по:      поддержанию  дисциплины  и  порядка  среди  осужденных  в жилой и производственной зонах, столовой, учебных классах и местах отдыха; формированию  у  осужденных  уважительного  отношения к человеку, общественным нормам, правилам и традициям человеческого общежития; созданию в учреждении (отряде) здорового морально-психологического климата; воспитанию осужденных в духе соблюдения законности; стимулированию правопослушного поведения.  Руководитель   секции   дисциплины   и  порядка  присутствует  на заседании   комиссии   учреждения  по  вопросам  постановки  и  снятия осужденных с профилактического учета╩. 

 

Мы считаем необходимым остановиться лишь на узловых моментах этих норм. В дополнение к правам, данным активистам СДиП законом, подзаконный акт дает им правом на проведение рейдов (а это однозначно правоохранительная функция), по сути, приравнивая их к членам ДНД, а также идеологические (воспитательные) функции, который не было в более ранних (например, 1997 г., когда ГУИН относился к МВД) редакциях статуса СДиП.

 

Зададим вопрос, каким образом члены СДиП могут стимулировать других осужденных, если закон формально их самих не наделяет никакими привилегиями?  

 

СДиПы оказались в центре широкого общественного внимания после драматических событий в льговской колонии ИК-3 (бывшая ОХ-30/3), произошедших в конце июня √ июле 2005 г., когда выяснилась роль ╚актива╩ в попытках психологическими и физическими истязаниями ╚ломать╩ поступающих туда осужденных, вынуждать их к вступлению в секцию.   На эту, как на одну из причин протеста в форме массового ╚вскрытия╩ заключенных, указывал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. 

 

Говоря о тех событиях, необходимо напомнить о судьбе одного из льговских заключенных - Князева Виталия Анатольевича. Он √ единственный из участников тех событий, который не отозвал (несмотря на страшные пытки) свою жалобу в Европейский суд по правам человека. Эта жалоба уже прошла коммуникации. В отместку Князева уже два года без внятных мотивировок перебрасывают из одной удаленной колонии в другую, при этом на этапах его зверски избивают. От него, не скрываясь, требует отзыва жалобы, прямо угрожают убить. Очевидно, что расследование избиений на этапе крайне затруднено. Последние случай √ страшные побои по пути из Иркутска в Хабаровск, когда у Князева чуть не вытек от глаз. Сейчас он находится в СИЗО-1 г. Хабаровск.

 

В прошлом году мы обсуждали преследования, которым подвергается Михаил Иванович Трепашкин. К сожалению, за прошедший год оно только ухудшилось √ несмотря на то, что вынесенное 9 марта 2007 г. решение о переводе его из колоний-поселений на общий режим, еще не вступило в законную силу (после нескольких переносов, кассационное слушание в Свердловском облсуде назначено на 7 ноября), его поместили в одиночную камеру нижнетагильской колонии ИК-13, затем поместили в одиночную камеру СИЗО-1 г. Екатеринбург, надевали наручники. Только после протестов, Трепашкина, страдающего тяжелой формой бронхиальной астмы, перевели в двухместную камеру √ очень вредную для него, сырую и холодную. Администрация СИЗО создает огромные трудности для получения Трепашкиным жизненно важных препаратов, купирующих приступы удушья.   

 

Для разрешения создавшейся чрезвычайно тяжёлой ситуации, сложившейся в пенитенциарной системе, предлагаю рассмотреть следующие меры:

 

1. Законодательно исключить обязанность выявления ранее совершенных преступлений оперативными частями в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

 

2. Законодательно упразднить секции ╚дисциплина и порядок╩ (СДиП), установить абсолютный запрет на создание самодеятельных структур из заключенных, на которые в том или ином виде возлагались бы правоохранительные и оперативно-контрольные функции.

 

3. Отменить административную независимость ФСИН РФ, возвратить ведомство в состав Минюста РФ.

 

4. Способствовать срочному принятию Федеральным Собранием закона об общественном контроле мест содержания под стражей. Учитывая, что этот закон уже 10 лет находится на рассмотрении Государственной Думы, до принятия закона утвердить основные его положения и ввести в действие общественный контроль специальным указом Президента РФ.

 

5. Руководство Федеральной службы исполнения наказания РФ должно быть радикально обновлено.

 

6. Запретить любые коллективные наказания заключенных, и в первую очередь, ╚профилактические╩ избиения заключенных, практикуемые в некоторых учреждениях ФСИН РФ. Строго наказывать, вплоть до привлечения к уголовной ответственности, руководителей учреждений при обнаружении подобных фактов.

 

7. Сформировать при Совете при Президенте Российской Федерации по содействию развития гражданского общества и правам человека Рабочей группы по ситуации с соблюдением прав и свобод человека и гражданина в учреждениях пенитенциарной системы.

 

 

Л.А.Пономарев,

Исполнительный директор ООД ╚За права человека╩,

член Московской Хельсинкской группы,

заместитель председателя правления Фонда ╚В защиту прав заключенных╩

 

 

*Приложение 1.

Список акций протеста в учреждениях ФСИН за 2006-2007 гг.

(по материалам сайта Фонда ╚В защиту прав заключенных╩)

 

1.     9 февраля 2006 г. Екатеринбург: в ИК-2 тринадцать заключенных вскрыли себе вены одноразовыми бритвенными лезвиями. По сообщению пресс-службы прокуратуры, заключенные таким образом выразили протест против условий содержания в колонии.

2.     28 февраля в  ИК-11 в Мордовии  (пос. Явас)  более 100  заключенных опять объявили голодовку. Заключенные протестуют против  наделения осужденных, состоящих в активе (секции дисциплины и порядка ≈ СДиП) определенными полномочиями и предоставлении им дополнительных льгот. По утверждению протестующих, именно члены СДиП, числясь работающими на швейном производстве, на самом деле там не работают, а лишь получают зарплату за других осужденных, которые вынуждены работать буквально за копейки. По утверждению голодающих, осужденные, состоящие в секции СДиП, пользуясь своим положением, занимаются обычным вымогательством √ под угрозой написания фальшивых рапортов (а незаконное право писать рапорты делегировано активистам администрацией) получают от зеков деньги, чай, сигареты и т. д.

3. Москва: 9 марта заключенные СИЗО ╧ 4 объявили голодовку

120 заключенных СИЗО ╧ 4, расположенного в московском районе Северное Медведково, 7 марта объявили голодовку. Массовую акцию протеста спровоцировали действия администрации СИЗО, которые вступили в противоречия с уголовными "понятиями".

4. В ИК-12 (Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п. Молочница) в начале марта 2006 г. произошел инцидент ≈ избиение осужденных, которые осенью 2005 г. объявляли голодовку в знак протеста против условий содержания. Осужденных, которых стали избивать сотрудники колонии, попытались вновь объявить голодовку в знак протеста против произвола администрации. Голодовку поддержали другие осужденные. Вечером  того же дня несколько десятков человек без вещей  вывезли в ШИЗО Лечебно-исправительного учреждения ╧19.

5. Пенза. 12 апреля. В колонии ЯК 7/5 заключенные в знак протеста вскрыли себе вены. 16 осужденных колонии ЯК 7/5 вскрыли себе вены, протестуя, по их словам, против избиений и издевательств со стороны сотрудников учреждения.

6. Орел. Заключенные Ливенской колонии объявили голодовку 20 мая 16 заключенных Ливенской колонии строгого режима объявили голодовку в знак протеста против действий администрации колонии. По версии осужденных причинами акции протеста стала пропажа личных вещей во время обысков, избиение заключенных, отказ администрации колонии отправлять жалобы осужденных относительно режима содержания, избиение осужденного Симонова начальником колонии Алексеем Семеновым.

7. Удмуртия. 6 июля в г.Сарапул заключенные ИК-5 объявили голодовку. в ФГУ ИК-5 ГУФСИН по  Республике Удмуртия (Удмуртия,  г.Сарапул) осужденные   Фаргиев Бек-Хан Вусимбаевич и  Межидов Беслан Рамазанович, заявившие ранее об истязаниях и пытках в ПКТ ФГУ ИК-1  ГУФСИН по  Республике Удмуртия (Удмуртия, Завьяловский район, пос. Ягул), с 6 июля отказались от приема пищи в связи с оказываемым на них давлением.

8. Карелия. 18 июля заключенные ЛИУ-4 объявили голодовку. Родственники приводят факты пыток и истязаний и заявляют о полном бездействии прокуратуры республики. Их обращения в Генеральную прокуратуру переправляются обратно в прокуратуру Карелии.

9. Свердловская область. 23 августа заключенные ИК-3 отказались от приема пищи. Как сообщает президент правозащитной организации ╚Правовая основа╩ А.Соколов, утром 23 августа 2006 г.  заключенный ИК  ╧3 в Краснотурьинске Станислав Никонов, 1983 г.р., был избит офицерами учреждения. По одной из версий, заключенный получил несколько ударов от начальника ИК Н.Клейменюка. 25 человек из ОСУС написали заявления об отказе от приема пищи до тех пор, пока к ним не приедет прокурор по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях.

 10. Якутия. 6 сентября была начата массовая голодовка заключенных в исправительной колонии ╧ 5. В пригороде Якутска в исправительной колонии N 5, где содержатся больные туберкулезом заключенные, состоялась предупредительная голодовка. В акции приняли участие 250 осужденных. Заключенные требуют улучшения условий содержания. Представителей родственников допустили на территорию колонии, где они убедились, что, несмотря на начавшуюся осень, больные люди содержатся без теплых вещей в зданиях с выбитыми стеклами.

11. Башкортостан. 21 сентября заключенные ИК-7 г.Мелеуза нанесли себе серьезные травмы. 17 заключенных нанесли себе серьезные травмы - вонзили куски арматуры и другие подобные предметы в область грудной клетки. Заключенные требуют объективного расследования по фактам истязаний и пыток.

12. Красноярск. 23 октября пятеро заключенных вскрыли вены. В колонии общего режима УП 288/27 (г.Красноярск) пятеро заключенных при помощи осколков одноразовой пластиковой зажигалки перерезали себе вены, тем самым выразив протест против неудовлетворительных условий содержания.

13. Кемеровская область: продолжаются членовредительства заключенных. 10 ноября в ФГУ ИК-4 ГУФСИН по Кемеровской области (Кемеровская область, посёлок Шерегеш) осужденные Евсеев Алексей Вячеславович и Аксенов Станислав Владимирович вскрыли себе вены в знак протеста против избиений их сотрудниками исправительной колонии (в т.ч. начальником оперчасти А.Б.Глековым), а также  попыток насильно одеть на них красные повязки актива секции ╚дисциплины и порядка╩ (СДиП).

14. Амурская область. 14 ноября заключенные колонии строгого режима в Среднебелой отказались от еды. Большинство осужденных отказались от пищи потому, что в колонии нарушался режим содержания: не доходили передачи и свидания отменяли без объяснений.

15. Архангельская область. 30 ноября в Котласе начались акции протеста. Возмущенные ужасными условиями (холод в камерах - 12 градусов, отвратительное питание, отсутствие медицинской  помощи) осужденные, находящиеся в ПКТ и СУСе (строгие условия содержания), начали акции протеста в форме членовредительства. Несколько человек нанесли себе раны. Заключенные Горностаев С.А., Хеляк Н.И., Сарана Н.Н., содержащиеся в СУС, пробили себе штырями тело в области живота. Кузькин А., заключенный 10-го отряда, нанес себе резаную рану на шее. Поводом для протеста стало то, что в ответ на обращения заключенных с просьбой выдать теплую одежду и вызвать врача (в помещениях СУСа 5 простуженных)  заместитель начальника колонии по БиОР Крамаров С.В. заявил о введении спецназа Минюста утром.

16. Свердловская область. 9 декабря 2006 г. произошло ЧП в исправительной колонии ╧ 18 (Сосьва). Администрация колонии лишила членов отряда личных вещей. В знак протеста, в субботу утром около 05.30 пять осужденных отряда строгого режима вскрыли себе вены на руках, 17 человек объявили голодовку. Еще один человек вскрыл себе вены на шее и руках в ночь с воскресения на понедельник.

17. Кемеровская область. 7 декабря в ИК-43 трое заключенных сдали заявления об отказе от приема пищи. Решение объявить голодовку вызвано оказываемым со стороны администрации  давлением на заключенных, дающих свидетельские показания областной прокуратуре по фактам избиений заключенных членами Секции дисциплины и порядка колонии.

18. Мордовия. В ФГУ ИК-17 по ГУФСИН Республике Мордовия (п.Озёрный, Зубово-Полянский р-н) происходят драматические события  -  12 декабря  по приказу начальника колонии Макаева  в колонию ввели ОМОН.  9 заключенных держат голодовку (5 из которых находятся  в ПКТ и 4 - в ШИЗО). За жалобы в ШИЗО помещены заключенные Кирюхин С.А., Лишкин С.Н., Редькин Д.И.

19. Свердловская область. 21 декабря 10 осужденных ИК-47 объявили голодовку. Акция протеста осужденных связана с тем, что администрация колонии отобрала у ряда зэков личные вещи и продукты питания, которые им передали родственники.

20. Курская область. 25 января 2007 г. заключенные ИК-9, расположенной вблизи поселка Косиново, прибегли к акции протеста и нанесли себе резаные раны. 15 человек вскрыли вены.

21. Свердловская область. 31 января 2007 года около 7.30 утра в Ивдельской колонии заключенный в знак протеста зашил себе рот. Сам осужденный прокомментировал свои действия как выражение протеста по факту незаконного привлечения к дисциплинарной ответственности.

22. Сахалин. 24 февраля заключенные ИК-1 порезали себя бритвами, протестуя против насилия со стороны должностных лиц учреждения. Осужденные сообщили, что в колонии беспричинно усилились карательные мероприятия. Требуя прекратить избиения, четверо осужденных начали голодовку.

23. Москва, май 2007 год. Заключенные одного из корпусов Бутырского СИЗО объявили голодовку. Причиной голодовки стало отсутствие в Бутырской тюрьме медицинского обслуживания и горячей воды, плохое качество пищи, закрытие библиотеки, непредставление заключенным свиданий с родственниками, переполненность камер.

24. Томская область, 4 июня 2007 г.  более 50 осужденных совершили массовую попытку суицида путем вскрытия вен. 51 заключенный колонии строгого режима в Асино (Томская область) в понедельник нанес себе порезы в знак протеста против условий содержания. Протестуя против издевательств и физического насилия, при отсутствии каких-либо мер реагирования со стороны начальника отдела безопасности ИК-2 Шимонова Г.А., начальника учреждения ИК-2 Скробова Н.В.

25. Калужская область. 24 июля заключенными ИК-55/3 в поселке Товарково начата голодовка протеста. Причина отказа от приема пищи √ то, что администрация не выводит осужденных хотя бы на сутки в БУР или в СУС. Вот уже более 2-х месяцев осужденные не могут получить письма от своих родственников. Бытовые условия содержания ужасны - в некоторых камерах по несколько дней нет света, санузлы тоже работают с перебоями.

26. Воронежская область. 19 июля после убийства надзирателями заключенного в колонии прошла акция неповиновения. Десять осужденных отказались питаться в столовой.

27. Пермский край. 16 июля в воспитательной колонии для несовершеннолетних произошел бунт. По заявлениям 19 человек, находящихся в СИЗО-1, в колонии имелись случаи регулярных избиений воспитанников со стороны конкретных сотрудников колонии, что, в том числе, по их мнению, послужило причиной протестных действий группы воспитанников.

28. Татарстан. 23 июля голодовка заключенных в ИК-5, расположенной в селе Свияжск. Заключенных, пойти на эту меру их вынудило жестокое обращение администрации колонии.

29. Пермский край.  В воспитательной колонии номер 2, п. Гамово Пермского края 16 июля произошли беспорядки, в результате которых четверо воспитанников привлечены к уголовной ответственности. Причинами, вызвавшими волнения, являются упущения в работе колонии и жестокое обращение со стороны 4-5 сотрудников учреждения.

30. Свердловская область. 30 июля в ИК-53 произошли массовые беспорядки с участием 700 человек. Руководство ИК-53 вербует осужденных, в так называемый, ╚актив╩. Представители ╚актива╩ сотрудничают с администрацией, за что получают дополнительные преференции. Поэтому они чувствуют себя в колонии довольно безнаказанно. Произошел конфликт между представителями ╚актива╩ колонии и простыми осужденными, что и явилось причиной волнений.

31. Свердловская область: воспитанники колонии для несовершеннолетних подняли бунт. Волнения случились 4 августа в ФГУ ВК-2.

32. Амурская область. В возжаевской исправительной колонии ╧ 2 17 августа заключенные порезали себе вены и объявили голодовку (по предварительным данным их было 16).

33. Калужская область. 23 августа от родственников осужденных, находящихся в исправительной колонии ╧ 55/3, п. Товарково Калужской области, поступила информация о жестоких избиениях заключенных сотрудниками колонии. В знак протеста, осужденные совершают акты суицида, вплоть до перерезания горла.

34. Кемеровская область. В ИК-12 и ИК-16 спецназ Минюста 5 сентября избивал заключенных, объявивших в конце августа голодовку. Акция протеста вызвана очень плохим питанием и переводом на "голодный паек" так называемых "отрицательных" заключенных.

35. Кемерово. 20 сентября в ЛИУ-16 100 заключенных объявили голодовку. Причинами являются  систематическое физическое насилие со стороны администрации, незаконное ограничение передач, нарушение правил внутреннего расписания.

36. Самарская область. 8 октября в исправительной колонии строгого режима ╧ 6 вспыхнул бунт. Его причиной стала смерть одного из осужденных, в отношении которого администрация применила ╚спецсредства╩,

37. Свердловская область. 7 октября в ИК-55 порядка сорока человек из 55-й колонии Ивдельского района отказались от приема пищи, протестуя против условий содержания.

38. Свердловская область. 16 октября произошел бунт в колонии несовершеннолетних. В результате беспорядков в колонии для несовершеннолетних погибли три человека. Всего в колонии находились 463 заключенных. В настоящее время устанавливаются причины возникших волнений.

39. Санкт-Петербург. Беспорядки в колонии ╧5 в поселке Металлострой начались около 20:00 25 октября. К бунту заключенных подтолкнула информация о том, что были избиты несколько их товарищей в ШИЗО.

 

 

 

 

 

 

 

** Приложение 2.

Выдержка из стенограммы Общественных слушаний

 

Тамара Морщакова: Я хотела бы уточнить, поскольку мы здесь действительно начинаем говорить на языке более-менее юридическом, позицию вот по какому поводу.

Секция дисциплины и правопорядка. Само название такой секции даже независимо от того, какие функции она выполняет в конкретном учреждении (если это не общие функции или определённые приказы), говорит о том, что она берёт на себя отчасти выполнение определённых обязанностей администрации, ведь именно администрация учреждения должна обеспечивать соблюдение дисциплины и порядка. И также с точки зрения министерства юстиции разве нет здесь прямого нарушения предписания закона, согласно которому ╚любым организациям осуждённых нельзя передавать функции администрации╩?

 

Мара Полякова (НЭПС): Как юрист я считаю абсолютно недопустимым, чтобы заключенные своими средствами начинали наводить порядки в колониях┘ Тому, что рассказывали бывшие заключенные, у меня, как у юриста, нет оснований не доверять. Но даже если какие-то факты не подтвердятся, сама постановка дела абсолютно недопустима с точки зрения права, нельзя перекладывать должностные обязанности на заключенных. Это первое, что я хотела сказать.

Я изучала в Великобритании, как там решаются вопросы обеспечения прав заключённых. Там существует невероятно эффективная система, там не надзирает прокуратура, там нет каких-то госслужб, там эти проблемы решает общественность. И она пользуется колоссальным доверием у самих представителей службы тюремной┘ Я была потрясена, когда мы ездили с представителями общественности по тюрьмам. Им давали ключи от тюрьмы, от блоков┘ Висит ящик, куда заключенные опускают свою жалобу, если она возникает, и никто, кроме представителя общественности, уполномоченного проверять тюрьму, не имеет доступа к этому ящику. Никакой цензуры. И если произошло какое-то ЧП в колонии, администрация колонии обязана немедленно, в течение суток, сообщить об этом общественному контролёру, и он должен сразу явиться. Это люди (их называют визитёрами), которым доверяют заключенные, которым доверяет администрация. Поскольку это представители общественности, никаких государственных затрат не происходит. У нас функцию обеспечения прав надзирает прокуратура и по моему опыту эта система не эффективна, при том, что у нас прокуратура на государственном бюджете

Уже много лет в Госдуме находится законопроект, который фактически близок к тому, что происходит в Великобритании. И я считаю, что нам нужно как-то активно влиять на судьбу этого законопроекта.

 

Тамара Морщакова: Мне не нужны такие глубинные закономерности, о которых сейчас говорили и которые определяют взаимоотношения криминального мира, и тех, кто должен иметь своей целью преодоление всего того, что связано с криминалом. Лично я вижу причины этого явления в том, что поражает общество в целом. Власть, как мне кажется, поражена двумя болезнями. Первая болезнь √ это безответственность. Вторая болезнь √ это стремление облегчить себе выполнение своих задач, а возможность использования произвола всегда облегчает выполнение таких задач. И то и другое, с точки зрения провозглашённой нами правовой системы, абсолютно недопустимые вещи. Администрация учреждения хочет облегчить себе свои задачи и для этого использует произвол, но это возможно только в силу того, что она безответственна, и эта безответственность является не только, скажем так, нравственной, но и правовой. Именно поэтому я думаю, что на самом деле, если общество не проявит достаточной самостоятельности и мужества, если мы всё-таки не сумеем реализовать идей социального контроля за пенитенциарной системой, мы вряд ли сможем надеяться на то, что власть справится с этим сама √ методами прокурорского надзора, методами судебного надзора, методом привлечения работников учреждения к какой бы там ни было дисциплинарной ответственности. Этого не будет, если не будет создан механизм социального контроля. Его пока нет. А когда его нет, всё что написано в области права и представления о нём, на примерах исправительных учреждений явно демонстрирует нам то, что право √ это ╚факультет ненужных вещей╩. Нам всем нужно вспомнить эту идею, которая когда-то в 60-х годах понимало общество: право должно перейти из области ╚факультета ненужных вещей╩ во что-то действующее. Без социальной поддержки мне представляется это невозможным.

 

Г. Резник (Общественная палата РФ): Когда я наткнулся на этот приказ, узнал, что есть секции дисциплины и порядка, для меня стало ясно: это безусловное зло┘ Понимаете, это создает атмосферу напряжения. Производится некая селекция из однородной среды √ а она однородна в правовом отношении, поскольку люди попали туда потому, что они осуждены за совершение преступления. Выделяются определённая часть людей, и она должна обеспечивать правопорядок. Вот ненормальность этой ситуации, которая даже не требует никаких глубоких изысканий.

Теперь √ почему надо вот это удалить. Если называется секции ╚дисциплины и порядка╩, то понятно, что люди, которые туда идут, будут выполнять функции надзирательские. Формы здесь не важны, это изначально порочная идея┘ Нужно обеспечить дополнительные усилия, а самое главное перестроить вот эту психологию, которая зарождает такие методы правления колонии внутри, в частности, извините, вербовку из заключенных людей, которые должны фактически обеспечивать дисциплину и порядок, выполняя функции администрации и за это получая определенные привилегии. Секции ╚дисциплины и правопорядка╩ √ это не нормально!

Да, конечно, эта идея унаследована от прежних времен. Ясно, что в лагеря приходили, скажем так, победители, и из того сообщества, которое они побеждали, они вербовали своих сторонников. Ну, скажем, были полицаи. Соответственно в наших лагерях в годы советской власти, в годы репрессий происходило то же самое. Вербовали социально близких себе в лагерную администрацию √ фактически из воров в законе. Вы понимаете, о чем речь идет? Вот само по себе унаследование этого порядка. Представьте себе разделение: мы √ одни, а вот это вот √ другие. Это преступники, в отношении которых нужно осуществлять давление.

Когда-то, вы знаете, была модна тема личности преступника. Так вот, я считаю, что нет ╚личности преступника╩. Есть маленькая часть, определенная ╚накипь╩, ╚пена╩, которая имеет определенные природные предпосылки, но в основном попадают туда люди, которые отличаются от нас либо тем, что они совершили преступление, а чаще всего тем, что их  изобличили в совершении преступления. А тех, кто находится по эту сторону, пока ещё не изобличили. Проводились анонимные опросы в Америке, Западной Европе, потом у нас такой опрос был: ╚Совершали ли вы когда-нибудь в своей жизни какие- либо преступления?╩. Подавляющее большинство сказали: ╚Да╩. Когда-то, видимо, украл что-нибудь, врезал кому-то по роже┘ Вот надо осознать, что там такие же люди┘

Какую картину я увидел в Кировградской колонии? Там очень хорошие материально-бытовые условия √ не нормальные, а хорошие. Там работает школа, там и приобретение специальностей, там спортивный зал, там площадка баскетбольная. А три года назад там хоккейную площадку залили, там внимание администрации, там внимание УФСИНа, соответственно и подарки туда, и принимают участие в разных конкурсах. Но вот, правда или нет, относительно вот этого мобильника √ он (это я понял очень остро) встроился в более широкий контекст. И ситуация будет все больше и больше обостряться, потому что в лагеря идут уже другие люди. Если раньше был тоталитарный режим, все и везде подавляли и заключенные в какой то степени смирялись, то сейчас такого не будет. Когда мы завершали с Колей Сванидзе, формулировали наше заявление по поводу дедовщины в армии и когда рассматривали, мы так сформулировали: ╚Ничего не сдвинется без создания атмосферы уважения прав и человеческого достоинства российского солдата╩. Там страшная ситуация, погромили буквально всё, и спортивные залы и площадку разнесли, продуктовый магазин. Но изначально эта ситуация обусловлена тем, что при приличном материально-бытовом обеспечении не обеспечивается уважение к человеческой личности. Я привёз очень хорошие буклеты, там написано о внимании к этой колонии, и правильный акцент делается. Но там есть одна фраза, к которой я привлекаю внимание, это соответствует установкам работникам уголовно-исполнительной системы, там так написано: вот это всё хорошо, а за это требуется одно √ ╚дисциплина и беспрекословное послушание╩. Вот не задумывается автор, что значит беспрекословное послушание? Там идет предварительное следствие, но вот мы вынесли такое представление о причинах этого бунта. Вы знаете, тюремщики √ люди, наиболее адекватно оценивающие преступность и личность преступника. А знаете почему? Они постоянно общаются с теми, кто к ним поступает, они видят в них нормальных людей. Шестнадцать воспитателей, половина имеют высшее образование, но ни одного с педагогическим образованием┘ Чтобы обеспечить возврат осужденных к обществу, необходимо предпринимать дополнительные усилия, а самое главное перестроить вот эту психологию, которая зарождает такие методы правления колонии внутри. В частности, извините, вербовку из заключенных людей, которые должны фактически обеспечивать дисциплину и порядок, выполняя функции администрации и за это получая определенные привилегии, ненормально. Секции дисциплины и правопорядка √ это ненормально!

 

*** Приложение 3.

 

Выдержки из писем заключенных, посвященных событиям, связанным с секциями дисциплина и порядка (СДиП)

 

1. Свердловская область

 

1.1. Из коллективного обращения осужденных, отбывающих наказание в ФГУ ИК-13 УФСИН России по Свердловской области (по факту смерти осужденного Вавилова Константина Сергеевича): ╚18.01.2007 г. осужденный Ваволов К.С. был представлен на административную комиссию ИК-13. На комиссии начальник колонии подполковник в/с Золотухин С.С. вынес решение о помещении осужденного в ШИЗО. Начальник угрожал Вавилову К.С., что тот скоро будет отправлен в другую исправительную колонию, где его изнасилуют. Вавилов возразил, что начальник колонии не должен так говорить.

19.01.2007 года Осужденного Вавилова вывели по личному указанию начальника Золотухина С.С. в прогулочный дворик ШИЗО. Осужденные строгого режима Кононов П, Исаков Д., Алтенгов А. избили осужденного общего режима Вавилова К.С. и ╚опустили╩, выполняя заказ начальника колонии. Утром 20.01.2007 г. осужденный Вавилов К.С. был обнаружен повешенным╩.

1.2. Из коллективного обращения осужденных: Никанова Р.П., Березнюк А.С., Костенко Д.Б., Актамов А., Ермукламбетов И.Р., Оленберг В.А., Усатых Н.В., Русских П.С., отбывающих наказание в ФГУ ИК-53 Свердловской области: ╚Мы постоянно подвергаемся унижению, оскорблениям со стороны актива колонии. Жалобы отсюда отправить не возможно т.к. сразу на нас начинают оказывать психологическое и физическое воздействие. В карантине по прибытию в колонию избивали резиновыми шлангами. В отряде заставляли работать изо дня в день и ночью. Работа не оплачивается. Нарядчик и завхоз (члены СДП) чувствуют себя безнаказанно и ушли по УДО. Нас заставляли делать комплектующие к боевому оружию. Нам не перестают поступать угрозы со стороны администрации╩..

1.3. Из коллективного обращения осужденных: Белых Дмитрий Геннадьевич, Потчежерцев Андрей Алексеевич, Пухальский Александр Иванович, Осинцев Алексей Владимирович, Гусев Егор Владиславович, Кожевников Юрий Иванович, Дадашев Элданиз Арзумай Оглы, Бочаров Дмитрий Алексеевич, отбывающих наказание в ФГУ ИК-55 Свердловской области: ╚Красные╩ (осужденные входящие в СДП) собирают информацию на ╚Черных╩ (осужденные не входящие в СДП), взамен начальник колонии наделяет ╚красных╩ привилегиями, улучшенными условиями содержания. Мы подвергаемся пыткам и бесчеловечному обращению. Ни одна жалоба не может выйти из колонии законным путем. Когда приезжает новый этап, его встречают СДП, затем избивают деревянными палками, ставят на растяжку, заставляют выполнять физические упражнения, принуждают писать заявления о вступлении в СДП. Все это происходит в присутствии представителей администрации╩.

1.4. Из письма Шишкина Сергея Владимировича, отбывающего наказание в ФГУ Ик-55 Свердловской области: ╚По прибытию в колонию был произведен обыск моих личных вещей. Обыск производился не сотрудниками учреждения, а осужденными, членами СДП. Далее происходят избиения, ставят на растяжку. Члены СДП наделены огромными полномочиями. Они принимают решения о наложении на осужденных различных взысканий, не предусмотренных законом. Например, бег вокруг футбольного поля до 200 кругов, штраф-работы, без оплаты труда, коллективные наказания, т.е. применяемые ко всем и др. в день по 3 раза объявляют пожарную тревогу с целью, что бы осужденные выносили из общежитий личные вещи, тумбочку, спальные принадлежности на улицу, а затем обратно╩.

1.5. Из письма Жевлакова Евгения Сергеевича, 1981 г.р, ФГУ ИК-55 г. Ивдель Свердловской области: ╚Сотрудники администрации увели меня в ШИЗО, раздели догола, бросили на пол, за руки и ноги растянули и избивали. Спрашивали: ╚Будешь писать заявление в СПД?╩. В камере я пролежал на камнях голый всю ночь. На следующее утро все повторилось. 11 февраля утром я услышал, как открываются камеры ШИЗО, крики заключенных. Я не стал ждать, нашел осколок стекла и порезал горло┘╩

 

Воспитательная колония ╧ 2 г. Кировоград,

(о событиях 4 августа 2007 г. и 17 октября 2007 г.)

 

1.6. Из письма Палкина  Максима Андреевича, отбывавшего наказание в ФГУ ВК-2 г. Кировограда Свердловской области: ╚В этой колонии нас постоянно избивали за всякие мелочи, оскорбляли нецензурной бранью, обращались к нам в женском роде. После того, как сотрудник администрации оскорбил и ударил палкой осужденного мы вышли на плац разбили стекла в штабе и обратились к администрации, чтобы прекратили избиения и оскорбления осужденных. После этого ничего не изменилось. Как-то у одного из активистов (член СДП) из-под матраца пропал сотовый телефон, за это активисты избили двоих осужденных. Одному сломали ногу, а другому оконной рамой голову. 16 октября 2007 года я освободился. Предполагаю, что в ночь на 17 октября осужденные пошли бить активистов (членов СДП), что бы отомстить за двоих избитых. Считаю, что в произошедшем виновна администрация колонии╩.

1.7. Из письма Калинина Артема Валерьевича, 1990 г.р., отбывавшего наказание в ФГУ ВК-2 г. Кировограда Свердловской области: ╚За время отбывания наказания постоянно подвергался оскорблениям, избиениям. Администрация старалась скрыть все эти факты.

4 августа мы вышли на локальный участок и разбили окно в штабе, вышли на плац и заявили администрации, что больше е намерены терпеть оскорбления и унижения со стороны администрации. Нам пообещали разобраться, но никаких мер так и не приняли. После этого режим ужесточился.  Избиения и оскорбления продолжались, нас называли женскими именами. Я освободился 16 октября 2007 г. Перед моим освобождением обстановка на зоне была накалена до предела. Вся зона была возмущена действиями сотрудников администрацию. Считаю, что в произошедшем 17 октября бунте виновата администрация колонии╩.

 

По делу Хакимова Равиля

 

1.8. Из письма Ладушина Григория Николаевича, отбывшего наказание в ФГУ ИК-2 Свердловской области, работал завхозом ПФРСИ при ИК-2: ╚Перед поступлением в СИЗО при ИК-2 подследственного Гайдукова, меня вызвал в оперотдел майор в/с Такидзэ А.А., затем представил мне Алтямова Ф.Ф. √ подполковник в/с, который дал мне указания  - после поступления в СИЗО обвиняемых Меньшикова, Гайдукова, они должны попроситься на сотрудничество со следствием и дать нужные показания против Хакимова. Подследственных унижали, избивали ногами, руками, подручными средствами угрожали, что будут изнасилованы, тушили окурки, плевались, обзывались, не давали спать, курить, сидеть, ходить в туалет, до тех пор, пока обвиняемые не давали нужные следствию показания. Контингент камеры менялся. Те кого пытали, сами после того шли на сотрудничество и в дальнейшем выбивали показания с вновь поступающих. Так получилось и с Меньшовым, которого заставляли выбивать показания у других подследственных против Хакимова╩.

1.9. Из письма Панышева Евгения Владимировича, 1978 г.р., отбывшего наказание в ФГУ ИК-2 Свердловской области: ╚Меня перевели в камеру ╧ 2. Я увидел связанного человека, которому не давали  есть, пить, всячески унижали. Все эти действия совершали сокамерники Небогатиков  и Коновалов. Они сказали Меньшикову, что если он не даст нужные показания против Хакимова Р., то он даже в туалет не выйдет. Меньшиков согласился т.к. другого выбора у него не было╩.

 

1.10. Из письма Ситдикова Дениса Галилегановича, 1980 г.р., отбывшего наказание в ФГУ ИК-2 Свердловской области: ╚Будучи осужденным, я занимал должность старшего дневального. Мне давали поручения,  которые я должен был выполнять. На тот период в ПФРСИ находились Хакимов, Гайдуков, Лапшин, Меньшиков, все являются подельниками по одному уголовному делу. Мне была поставлена задача надавить на Меньшикова, чтобы он дал нужные показания следствию против Хакимова Р. Мы избивали Меньшикова, угрожали ╚опустить╩ его человеческое достоинство. Чтобы не было синяков, мы наматывали на кулаки полотенце. Во время работы адвокатов со следствием были специальные комнаты, где были якобы электрические розетки, на самом деле подслушивающее устройство. Все записывалось, а затем относилось к оперативному работнику.

Так же подобные действия были применены к Лапшину, который должен был взять на себя несколько эпизодов и оговорить своих подельников. Мы, в количестве 6 человек избивали Лапшина, но он оказался крепким орешком. Тогда, мы распределили, кто его держит, и достав мужское достоинство, ╚опустили╩ его. Только тогда мы получили то, что нам было нужно. Вот таким образом мы отрабатывали свое УДО╩.

1.11. Из письма Охлопкова Константина Петровича, 1972 г.р., содержащегося в СИЗО 1 г. Екатеринбурга: ╚По прибытию в СИЗО 1  трое сокамерников сразу предложили мне дать показания против Хакимов Равиля, который также привлечен в качестве обвиняемого по моему делу. Я отказался. Мне пристегнули руки наручниками назад, повалили на пол, стали наносить удары по голове и телу. Затем связали ноги и притянули их к застегнутым рукам. Взяли телефон с оголенными проводами и приставляли провода к моим ладоням. Я кричал и орал от боли от электротока, тогда они одели на голову противогаз. Периодически я терял сознание, мне поливали голову водой приводя в сознание. Приставляли провода к голове и зубам. Пытки продолжались долго. Трое суток я не спал и был подвергнут избиениям, я был психилогически раздавлен, я плохо помню что происходило. В таком состоянии я написал явку с повинной╩.

 

2. По Республике Удмуртия

 

2.1. Из письма Кузьмина Артема Владимировича, 1981 г.р., находящегося в ФГУ ИК-1 п. Ягул республики Удмуртия: ╚Я постоянно испытываю на себе психологическое давление в форме угроз со стороны оперативников, приходящих ко мне в изолятор, а теперь и от самих сокамерников, куда меня посадили. Сокамерники представились, как Иван и Андрей и пояснили, что они помогают следствию и мне того же желают. Когда я им ответил, что сам разберусь со своей ситуацией, то с их стороны пошли угрозы физической расправы и действиями сексуального характера. Начались ежедневные провокации на конфликт: нецензурные выражения в мой адрес, толчки в грудь, пинки под ягодицы. Так же мне говорили, что меня переведут в камеру к ╚обиженным╩, где меня ╚опустят╩ и тогда мне все равно придется подписать документы, в которых я себя оговариваю╩.

2.2. Из акта опроса Мищихина Андрея Валерьевича, 1975 г.р., отбывающего наказание в ФГУ ИК-8 Удмуртской Республики п. Ягул: ╚2 ноября 2006 г. в ШИЗО приходили журналисты, которым я рассказал, что в учреждении избивают осужденных, издеваются, отправленные жалобы не доходят до адресатов. Я находился в камере ШИЗО с Жагялиным и Заулиным, которые также как и я подвергались систематическим издевательствам со стороны сотрудников учреждения. 6 ноября 2006 г. Жигялина и Заулина перевели в другую камеру, а ко мне подсадили осужденных Антонова и Савко, которые мне пояснили, что будут заставлять меня отказаться от своих показаний, данных мною журналистам. Они мне сказали, что они выполняют прямое указание начальника колонии. Меня долго били. Я стоял на своем. Затем меня увели в кабинет к начальнику колонии Авраменко С.В., мне пригрозили, если я не скажу, что оклеветал администрацию колонии, то на моих глазах сначала ╚опустят╩ Жигалина, а затем Заулина. Я опасаясь за жизнь свих товарищей согласился опровергнуть свои показания╩.

2.3. Из письма обвиняемого Минякова Александра Александровича, 1980 г.р., находящегося в СИЗО при ФГК ИК-1 п. Ягул Республики Удмуртия: ╚Меня перевели в камеру, где двое сокамерников начали меня обрабатывать, они были в курсе моего уголовного дела. Они говорили, чтобы я взял вину на себя в похищении и убийстве человека. В случае отказа угрожали отправить меня в камеру, где ко мне применят сексуальное насилие╩.

 

3. По Владимирской области

 

3.3. Из письма Розыева Батыра Джоракуловича, 1970 г.р., отбывающий наказание в ФГУ ИК-6 УФСИН России по Владимирской области: ╚Прошу Вас помогите! Меня сотрудники ФГУ ИК-6 дежурной смены, осужденные и ряд инспекторов избили и пытались изнасиловать. Отказали в предоставлении медицинской помощи. Заставили подписать заявление о вступлении в секцию дисциплины и порядка. Заставляли ходить по 4 часа по аллее с кранной повязкой на рукаве маршировать и выкрикивать разные команды╩.

 

4. По Калужской области

 

4.1. Из письма осужденных Козырева Артема Николаевича, 1978 г.р., Волкова Дмитрия Владимировича, 1983 г.р., Воробьева С.В., 1979 г.р., отбывающих наказание в ФГУ ИК-3 УФСИН России по Калужской области, п. Товарково: ╚Мы были избиты сотрудниками администрации за то, что не согласились подписать заявление о вступлении в СДП. Свой отказ мы мотивировали добровольностью вступления в СДП. Нам заломили руки и жестоко избили. В дальнейшем медпомощь не оказали, сказали, что и так заживет. Многие прибывшие сюда вступили в СДП из страха подвергнуться насилию╩.

4.2. Из письма Заверина Евгения Владимировича, отбывающего наказание в ФГУ ИК-3 г. Товарково Калужской области: ╚По прибытию в ФГУ ИК-3 г. Товарково осужденные подвергаются издевательствам. Так нас заставляли просидеть на согнутых ногах 2 часа, затем подписать заявления о вступлении в СДП. В случае отказа осужденные были жестоко избиты резиновыми палками и скамейками. После этого человека увозили в санчасть, либо водворяли в ШИЗО. В ШИЗО также продолжались избиения и ежедневные досмотры с раздеванием догола╩.

4.3. Из письма Шестова Сергея Александровича, отбывающего наказание в ФГК ИК-3 Калужской области, г. Товарково: ╚По прибытию в ИК-3 присутствует жесткая приемка, в случае отказа подписать заявление в СДП администрация применяет физическую силу с унижением человеческого достоинства и дальнейшим водворением в ШИЗО. В настоящее время в ШИЗО водворены 60 человек, 30 из которых находятся с 20 мая 2007 г. без выхода╩.

 

5. По Республике Мордовия

 

5.1. Из письма Морозкина Николая Александровича, 1977 г.р., отбывающего наказание в ФГУ ИК-4 УФСИН России по Республике Мордовия, п. Ударный: ╚┘ в случае если осужденный отказывается мыть полы в карантинном отделении, что входит в обязанности дневального отделения, он подвергается жестокому избиению группой осужденных в присутствии и по указанию представителей администрации. Битье сопровождается угрозой изнасилования и другими оскорбляющими человеческое достоинство действиями. Всеми этими действиями руководит начальник оперчасти колонии. По окончании избиений и унижений осужденных отправляют в штрафной изолятор. Осужденные занимающиеся избиениями чувствуют свою безнаказанность, ведет себя очень вольготно╩.

5.2. Из заявления осужденного С.П. на имя начальника ФГУ ЛИУ-16 Республики Мордовия: ╚Я, осужденный С.П. обязуюсь сотрудничать с администрацией ЛИУ-16, а также соблюдать ПВР учреждения, в случае нарушения своего обязательства Я вступаю в общество сексуальных меньшинств. Написано собственноручно без морального и физического давления. 12.05.2006 г., подпись╩.

 

6. По Челябинской области

 

6.1. Из письма Матвеева Александра  Владимировича, находящегося в СИЗО ╧ 1  г. Челябинска: ╚Меня били трое сотрудников СИЗО, били резиновой дубинкой, руками, ногами, не менее 15 минут, пока я не потерял сознание. После избиения предложили написать заявление о вступлении в СДП, а также о переводе в хозобслугу СИЗО, я отказался. Тогда сотрудники вновь продолжили избиения. После этого меня отправили в карцер, где наручниками пристегнули к ножке стола. В таком положении я провел 5 суток. Затем привели в кабинет,  где находились сотрудники СИЗО. Меня избивали более часа, били резиновыми дубинками, руками, ногами. Затем на голову надели солдатскую каску и стали  бить по каске деревянным молотком, а по ягодицам резиновой дубинкой. Я несколько раз терял сознание. Затем отвели обратно в карцер. Я не выдержал избиений и забил гвоздь себе в грудь. 16.08.2005 г. меня перевели в ИК-8. За отказ вступить в СДП меня избили. После отправили в ШИЗО. Подвесили за крюк на стене (руки были в наручниках), так я провисел 3 часа. Все это время били дубинками по ягодицам, кулаками по груди, где был гвоздь".

6.2. Из письма Селезнева Андрея Анатольевича, ГФУ Ик-11, г. Железнодорожный, Челябинская область: ╚┘меня стали избивать оперативники, начальник отдела безопасности, офицеры отдела, аргументируя применение спецсредств тем, что я отказался надеть на рукав повязку. Избиение происходило в присутствии доктора, который дважды приводил в сознание меня. Потом меня увели в оперчасть, где избивали двое, угрожали изнасилованием, пытались засунуть головой в унитаз╩.

6.3. Из письма Ходова Т.В., ИК-24 г. Озерск, Челябинской области: ╚Нас держат в изоляторах, в сырых холодных камерах, отнимают теплую одежду в зимнее время, раздевают догола, заставляют голыми приседать, затем ставят на растяжки к стене и бьют. Если бы я согласился вступить в СДП, стать активистом, репрессии ко мне прекратились бы, но тогда я должен буду маршировать, кричать лозунги в адрес администрации, унижать и избивать  других осужденных╩.

 

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"