ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

11 октябрь 2007 г.
Наследие нацизма и российские практики управления заключенными
Передача  "Облака"
N 787
09 октября 2007 
 
  • Бруно Беттельгейм об управлении заключенными в концлагере
  • Кто такие КАПО?
  • Гулаговские идеи "перековки" и "самоуправления"
  • Сегодняшнее возрождение технологии "самоуправления"
  • "Секции дисциплины и порядка" и социальные последствия этой практики
В эфире программа "Облака"...
Это передача о заключенных, для заключенных и для всех тех, кому небезразлична их судьба.
Здравствуйте. У микрофона Ирина Новожилова.
"Всей жизнью концлагеря управляли заключенные, и поэтому сотня эсэсовцев могла управлять лагерем в несколько десятков тысяч человек: всю работу за них делали сами заключенные. Представителей этой разветвленной, многоярусной иерархии называли в концлагере КАПО┘". Это фрагмент из книги всемирно известного психолога, детского психотерапевта, узника нацистских концлагерей Бруно Беттельгейма "Просвещённое сердце". Полтора года провел представитель знаменитой Венской школы психоанализа в гитлеровских концлагерях Дахау и Бухенвальд. Многое испытал и пережил там в1938 и 1939 годах.

Как говорил потом сам ученый, свою книгу он "создавал в голове и в сердце" - записывать что-либо в лагере смерти было строжайше запрещено: при обнаружении лоскутка бумаги или ткани с пометами-записями "нарушителя" расстреливали на месте, живьем закапывали в землю или отправляли в газовую камеру. Текст будущей книги Бруно Беттельгейм заучивал наизусть - слово за словом, страницу за страницей.

Сам ученый считает, что книга "Просвещённое сердце" спасла его душу от разрушения, помогла выжить и остаться человеком. В 1939 году происходит чудо - Беттельгейма выпускают из лагеря. К этому времени фундаментальный научный труд в триста страниц был почти закончен - надо было срочно переносить на бумагу текст, сохранившийся в памяти. Сделать это в нацистской Германии было почти невозможно, но тут происходит еще одно чудо - ученому удается выбраться из Третьего Рейха и эмигрировать в США.

Вскоре Бруно Беттельгейм становится директором клиники при Чикагском Университете. Это был интернат-лечебница для детей, которые не в ладах с миром реальности и боятся сделать в нем хотя бы один шаг, произнести слово. Они либо заторможены, стараются забиться в угол, либо наоборот, все время дергаются или трясутся. И тут, как это ни странно, лагерный опыт и исследования, которые провел Бруно Беттельгейм в Дахау и Бухенвальде, помогают найти неожиданные, спасительные подходы к решению проблем детей, изгоняемых (чаще всего - на всю жизнь) из мира, считающего себя "нормальным".

Главным потрясением Беттельгейма-психолога за полтора года пребывания в фашистских концлагерях стало происходившее на его глазах разрушение личности людей, которые жили с ним рядом. Как профессионального исследователя, Бруно Беттельгейма более всего увлекало желание понять - как нормального здорового человека превращают в "идеального заключенного" - существо, лишенное личности.
Приведем несколько слов о способах подавления личности заключенных, которые использовались в нацистских лагерях. К ним автор книги "Просвещённое сердце" относит принцип "коллективной ответственности" и правило "не высовывайся":

"В лагере никогда не наказывают конкретного человека, совершившего проступок, наказывают всю группу, в которой находился провинившийся, - пишет Беттельгейм. - Бывали случаи, когда и весь лагерь отвечал за проступок одного человека. Этот метод эффективен, он заставляет самих заключенных следить за тем, чтобы в лагере всё было в идеальном порядке. Никому не дадут совершить подвига сами же узники - они вовремя свяжут тебя по рукам и ногам. Парадоксальная ситуация - интересы эсэсовцев и массы заключенных начинают совпадать В лагере время от времени на глазах у всех кого-то избивают, расстреливают, посылают в газовую камеру. Наказывают, прежде всего, тех, кто хоть чем-то выделяется из общей массы, то есть ещё сохранил что-то своё, индивидуальное. Сила этого метода в том, что человек в своём естественном стремлении к безопасности начинает сам трудиться над разрушением собственной личности, чтобы слиться с серо-полосатой массой заключенных, стать неотличимым от них. Доносчики не пользовались в лагере никакими привилегиями. Принцип тот же самый - нельзя допустить, чтобы заключенный мог бы сам чего-то достичь, своими действиями повлиять на своё положение"

 Вот что пишет Бруно Беттельгейм о КАПО:

"Человек, прорвавшийся в "элиту", обладал в лагере реальной властью. И он не мог не сознавать, что его цели полностью совпадают с целями эсэсовской администрации. Если ты - староста, то, защищая себя и людей из своего барака, ты должен стремиться к тому, чтобы в бараке всегда был полный порядок. А это как раз то, к чему стремятся и эсэсовцы. И мысль о том, что ты становишься активным соучастником всего, что творится в лагере, отравляет душу. Конечно, ты можешь спасти своего человека от газовой камеры. Но вместо него ты все равно должен внести в список кого-нибудь другого. И поставить под этим списком свою подпись".

После Нюрнбергского процесса и до шестидесятых годов прошлого века считалось, что система формирования сообщества управляемых "идеальных заключенных" была изобретена и доведена до "совершенства" нацистами. Конечно, изобрели ее не сами сотрудники лагерей и даже не главари Третьего Рейха; над технологией подавления и уничтожения личности должны были трудиться ученые - огромные научные коллективы┘

Но после появления на Западе и в самиздате воспоминаний и исследований узников сталинских лагерей стало понятно, что создание системы массового истребления и подавления началось сразу после октябрьского переворота 1917 года: само слово "концлагерь" вошло в обыденный язык в первые годы советской власти. А в годы "Большого террора" тридцать седьмого года, адская машина работала уже бесперебойно, перемалывая десятки миллионов жизней и душ.

Нобелевский лауреат, бывший узник сталинских лагерей, автор многотомной "энциклопедии" издевательств коммунистических лидеров над своим народом - Александр Исаевич Солженицын - называл главарей Третьего Рейха "жалкими плагиаторами", полагая, что они так и не сумели (или не успели) освоить весь опыт "Архипелага ГУЛАГ".
Технология "самоуправления" с помощью "активистов", набираемых из матерых уголовников, получила широкое распространение в ГУЛАГе еще в 30-х годах прошлого века. В Германии первым, кто опробовал ГУЛАГовские идеи "перековки" и "самоуправления", был комендант Дахау Теодор Айке, он превратил Дахау в образцовый концентрационный лагерь, а потом особая каста надсмотрщиков-КАПО появилась и в других нацистских лагерях.
Старожилы советских лагерей называют краткий период, начавшийся после смерти Сталина, "золотым веком" ГУЛАГа. Закончился "золотой век" в конце "хрущевской оттепели". Одновременно с ужесточением режима, пенитенциарной политики и практики в 1961 году, возродились и технологии управления заключенными через "самодеятельные организации осужденных", которым передается часть официальных полномочий персонала учреждений и функции, выходящие за пределы официальных полномочий, что позволяет сильно расширить набор латентных способов подавления заключенных.

Очередное возрождение практики использования старой технологии "самоуправления", по оценке независимых исследователей и свидетельствам заключенных, происходит в некоторых регионах России с 2004 года, почти в это же время и начались массовые акции протеста в местах лишения свободы.

Рассказывает автор и исполнитель "тюремного шансона", лауреат конкурса "Калина Красная", арестант с почти 40-летним лагерным стажем - Игорь Погорелов:

"Беспредел красных (т.е. "активистов") в лагере пострашнее беспредела тюремщиков. В начале 60-х появились эти активисты (повязочники - они с красной повязкой), их называли членами СВП (Секция внутреннего порядка) - в зоне про них говорили: "Сука вышла погулять". Потом эту секцию стали называть СПП (Секция профилактики правонарушений), по нашему -"сука пошла погулять". Сейчас - СДП (Секция дисциплины и порядка), ее называют "поприличнее" - "свора доносчиков и предателей". Когда режим накручивают, в "свору" приходится больше заключенных загонять. А как загоняют? Пытаются ломать арестантов, бьют, унижают. С самого начала прессуют: приходишь этапом, тебя бьют, заставляют в секции эти записываться - это у них называется "профилактика". И потом эта профилактика ждет тебя до конца срока. Ставят, например, человека "на тумбочку", т.е. дежурным по бараку назначают. Сотрудник заходит - дежурный перед ним должен вытянуться и доложить: какая ситуация в отряде и т.п. Нормальный арестант ни за что "на тумбочку" не встанет. Вены режут, руки ломают, рты зашивают, лишь бы от этой "тумбочки" уйти".

В Докладе Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год Республика Мордовия отнесена к самым неблагополучным (по нарушениям прав заключенных) регионам. Из колоний, расположенных в Зубово-Полянском районе республики, приходит больше всего жалоб и в неправительственные организации.
Напомним, что именно в этом районе Мордовии возник один из первых "островов" "архипелага ГУЛАГ" - Дубравлаг. Обустройство "острова" началось еще в 1931 году. В советские времена Дубравлаг сделал Мордовию известной не только в СССР, но и за рубежом: здесь были устроены лагеря для политзаключенных.

Многие сотрудники учреждений управления службы исполнения наказаний по Республике Мордовии - потомственные тюремщики: их деды и отцы работали еще в сталинские и советские времена.
О том, что происходит в нынешних исправительных учреждениях ("мордовских лагерях") рассказывает Сергей К., освободившийся из колонии, расположенной в Зубово-Полянском районе в этом году:

"Сейчас там животное из тебя пытаются сделать, унизить, растоптать тебя как личность, убить в тебе всю совесть, нравственность, чтобы ты и не понимал, что это такое. Администрация еще и активистам даёт власть, чтобы они беспредельничали в отношении остальных заключённых. И получается уже двойной пресс: со стороны активистов и со стороны администрации. Эти активисты (из СДП) бьют, издеваются над заключёнными, чтобы заставить нас в секцию написать заявление. Помимо СДП и другие активисты есть, которые "на должностях": завхозы там всякие, дневальные в столовой, в бараке, в штабе, бригадиры, мастера на производстве и т.п. Даже в ШИЗО и ПКТ эти "шныри", как мы их называем, есть - туда вообще людей конченных ставят: зверей, в которых ничего человеческого не осталось. Там так все поставлено, чтобы через активистов полную власть над арестантами иметь, и роботами их сделать, а не людьми".

Результаты социологических исследований, которые проводит с 2004 года известная неправительственная организация - Центр международной защиты, подтверждают свидетельства заключенных: технологии, в частности, способы управления и подавления основной массы арестантов через "заключенных-надсмотрщиков" стали получать все большее распространение в учреждениях УИС. По оценке Фонда "В защиту прав заключенных", в России сейчас около сорока пыточных колоний, где в качестве надсмотрщиков и истязателей "работают" члены СДП.
Как и "капо" в нацистских лагерях, в "Секции дисциплины и порядка" попадают заключенные, склонные к жестокости, или люди, стремящиеся к собственной выгоде, готовые за небольшие послабления на предательство, издевательство над своими товарищами.

У микрофона член правления Фонда "В защиту прав заключенных", председатель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин:
"Кто в эти секции обычно попадает? Это люди с большими сроками, осуждённые за особо тяжкие преступления: за убийства, за тяжкие телесные повреждения, разбои, за изнасилования┘ Чаще всего, это люди физически здоровые, агрессивные, в них кипит энергия, которую им некуда девать. И вот такие люди получают в свои руки огромную власть. Эта власть какими-то нравственными запретами и культурными установками не уравновешена, опыта руководить, повелевать другими людьми у них нет.
И мы видим, что многие тюремные бунты, массовые акции протеста заключенных, были вызваны не только неправильным поведением самой администрации, они были вызваны тем, что в колонии буквально начинался террор со стороны членов Секции дисциплины и порядка по отношению к основной массе заключенных.

Напомню, что деятельность СДП - какими-либо законами не регулируется, члены этой секции действуют на основании неких "обыкновений": сложившихся традиций и т.п. В каждой колонии эти обыкновения свои. Активисты - это тысячи осуждённых, которые фактически получают безраздельную власть над людьми, над чужими судьбами. Я полагаю, что деятельность этих секций необходимо приостановить┘"

Палаческие функции, которые выполняют члены "СДП", не проходит бесследно и для самих "активистов": они деградируют как личности, оказавшись досрочно на воле, они готовы совершать еще более страшные преступления, чем те, за которые они ранее попали в тюрьму. Продолжает Андрей Бабушкин:

"Для самих осуждённых, которые попадают в секцию дисциплины и порядка, это становится не просто большим испытанием, это приводит к слому их личности, калечит их психику, убивает в них нравственность и все святое. Ведь эти люди, которые пребывают в состоянии постоянного психического разлада, душевного раздвоения: есть некие ценности, которыми они руководствовались в прежней жизни, и вдруг им надо предать свои идеалы, постоянно других людей предавать. Естественно, человек, прошедший через такое испытание, становится просто психически ненормальным, агрессивным. Агрессивность для бывших членов СДП является и средством защиты, когда они освобождаются. Они понимают, что их просто могут разорвать на части. За человеком там, куда он вернулся, тянется хвост: слухи о том, кем он был в тюрьме. В лучшем случае, ему руки никто не подаст, а в худшем - его жизни угрожает опасность. И эти люди, они действительно становятся людьми без родины, без флага, потому что их социальный и психологический статус таков: они выброшены из общества, из нормального социального окружения.

В своё время - в 90-е годы - мы пытались проследить судьбы тех ребят, которые в ВК были членами Секции дисциплины и порядка. И я должен сказать, что судьба их совершенно страшно складывается. Из ста, примерно, ребят за пять лет погиб каждый шестой. И ещё: примерно столько же были покалечены, получили тяжёлые травмы. То есть мы видим, что и они сотворили зло, и над ними сотворили зло. Это такая система, которая приносит тройное зло: и тем, кто в колонии пострадал от активистов, и тем, кто был там членом СДП, и нам, тем, кто на воле.

Я думаю, что это очень серьёзная проблема: правовая, нравственная, культурная. Тысячи людей, которые нарушают не только нормы тюремной субкультуры, но и общепринятые принципы и нормы! Эта проблема сравнима с проблемой тюремного туберкулёза: как тюрьма заражает туберкулёзом общество, так она же заражает общество безнравственностью, ломая судьбы десятков тысяч людей".

Разговор о возможных социально-опасных последствиях для нашей страны пенитенциарной политики и практике, проводимой в последние четыре года, и предлагаемых мерах по выходу из кризиса, разразившегося в уголовно-исполнительной системе, мы продолжим в следующих выпусках нашей передачи.

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"