ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

8 ноябрь 2007 г.
Секции дисциплины и порядка и ситуация в местах заключения

Передача  "Облака"

N 790
30 октября 2007  

 

День Узника совести отмечали не только политзаключенные

Общественные слушания по вопросу о СДП

Свидетельства очевидцев о работе СДП

Мнения правозащитникив и экспертов о необходимости гражданского контроля за местами заключения

Лежачего не бьют?

 

 

В эфире программа "Облака"...

Это передача о заключенных, для заключенных и для всех тех, кому небезразлична их судьба.

Здравствуйте. У микрофона Ирина Новожилова.

 

Сегодня - День Памяти жертв политических репрессий. В разных городах нашей страны пройдут траурные мероприятия: шествия, митинги, заупокойные службы по всем безвинно убиенным в годы коммунистического террора.


В Москве одно из памятных мест, куда приходят родственники и близкие жертв государственного террора, - Соловецкий Камень. Называют его так потому, что привезен он из бывших Соловецких лагерей в 1991 году. Установить его было решено на Лубянской площади. Недалеко от того места, где долгие годы стоял памятник одному из самых кровавых палачей России - Феликсу Дзержинскому.


Историки считают, что именно на Соловках создавались и отрабатывались "технологии массового уничтожения и подавления людей", которые потом получили широкое распространение в сталинских и нацистских концлагерях.


Официальное решение установить "День памяти жертв политических репрессий" было принято Верховным Советом РСФСР в 1992 году.


До этого Тридцатое октября отмечали неофициально, как "День Политзаключённого в СССР" или "День узника совести": в лагерях зажигали свечи в память о жертвах ленинских, сталинских, брежневских лагерей. Вспоминали и своих недавно погибших товарищей. Для советских политзаключенных "День узника совести" был не только памятной датой, но и днем борьбы против политических репрессий в Советском Союзе, против государственного произвола, несправедливости, неправды. В этот день проводились голодовки и другие акции в знак протеста против бесчеловечных условий в тюрьмах и лагерях, против беспредела администрации. Поэтому в акциях участвовали не только осужденные по так называемым политическим статьям, но и обычные арестанты.

 

"Ранним утром 20 января заключенный Константин Вавилов был обнаружен повешенным в одиночной камере ШИЗО┘ Расследование этого трагического случая велось по одной версии - самоубийство, на которой настаивало руководство колонии ╧ 13 Нижнего Тагила Свердловской области┘ Никто так и не проверил версии, на которой настаивали друзья Вавилова: смерть произошла от побоев, издевательств и унижений, которым Константина подвергали в прогулочном дворике накануне - 19 января 2007 года┘ А потом труп Вавилова был перетащен в одиночную камеру. Для сокрытия следов преступления и была устроена инсценировка "самоубийства"┘".


Это был отрывок из материалов Общественных слушаний, которые состоялись 23 октября в Москве, в Центральном доме журналиста. Слушания были организованы Фондом "В защиту прав заключенных", Московской Хельсинкской группой и другими неправительственными организациями. Кроме правозащитников и экспертов, в дискуссии приняли участие известные общественные деятели, юристы, члены Общественной Палаты, депутаты Государственной Думы, писатели, журналисты и заключенные, недавно освободившиеся из мест лишения свободы


Главной темой дискуссии на слушаниях были так называемые "секции дисциплины и порядка" (СДП), это одна из "самодеятельных организаций" заключенных в колониях. По сведениям правозащитников и по свидетельствам самих заключенных, члены этой "секции", в нарушение закона, наделяются некоторыми функциями администрации, а именно правом контролировать и наказывать остальных осужденных. Инструментом воздействия становится система привилегий (дополнительные свидания, передачи, повышенные шансы освобождения по УДО) для одних и жестокие издевательства, расправы, унижения, слежка - для других арестантов.


Вот что сказал о важности этой темы для настоящего и будущего страны писатель Василий Павлович Аксенов:

 

"Мы - страна с отягощённой памятью, и у нас власть очень часто сопряжена именно с насилием, произволом, беззаконием - это уже наследственное, заложенное в нашем генотипе. Вспомните тех же опричников, к примеру. Или боевые комсомольские дружины. Поэтому мы должны с особым вниманием относиться к проявлению насилия в тюрьмах и лагерях: открывать это всё для общества, писать об этом книги, статьи, дебатировать, собирать такие конференции, обращаться к правозащитникам. И вообще шуметь об этом, шуметь и шуметь".

 

 О практике формирования СДП в одной из колоний, расположенной неподалеку от Уфы, рассказал бывший заключенный Максим Р. Он пробыл в колонии более двух лет, но выбить из него заявление о вступлении в "Секцию дисциплины и порядка" администрации так и не удалось. Говорит Максим Р.:

 

"В нашем лагере от каждого осужденного добивались, чтобы он подписал заявление о вступлении в секцию дисциплины и порядка. Я отказался подписывать это заявление, и я провёл в общей сложности в штрафном изоляторе около 250 суток и больше полугода в помещении камерного типа. Где-то год у меня был одиночных, пыточных камер. Некоторые из них имели свое название. "Музыкальная шкатулка", например: крутят по 8-10 часов каждый день на протяжении месяцев кассету получасовую с сурами из Корана и т.п.
Пока я находился в одиночных камерах, у меня не было возможности разговаривать ни с кем, кроме представителей администрации, которые по два, по три часа со мной общались; разумеется, это были всегда очень тяжёлые беседы. Потом за меня вступились правозащитники - спасибо вам большое - и меня перевели спустя год и месяц в отряд строгих условий отбывания наказания. Это тоже камерная система, но там шконки уже не пристёгиваются, например, там уже нормальные табуретки. А в штрафных изоляторах место для сидения - это примерно половина стандартной табуретки..."

 

По мнению Максима, заключенные, которые не просто записываются в "секцию", а за поблажки, получаемые от администрации, с особенным усердием издеваются над своими собратьями - люди с покалеченной психикой. Говорит Максим Р.:

 

"Моральный облик у многих из них - страшный. У обычных арестантов существуют все-таки какие-то моральные принципы и ограничения: есть вещи, на которые они ни за что не пойдут. А для тех, кто активно работает в секциях дисциплины и порядка, никаких моральных запретов не существует. В основном - это тяжелостатейники, т.е. осужденные за очень серьёзные преступления и на длительный срок. Они вступают в секцию, чтобы наладить себе "сытую жизнь" надолго. Для этого они настраивают себя на "беспредельность". И они действительно чудовищные вещи делают".

 

Выступивший на общественных слушаниях Кирилл К. освободился не так давно из колонии, расположенной на территории бывшего Дубровлага (Республика Мордовия). Кирилл считает, что заключенный, согласившийся активно сотрудничать с администрацией колонии, сам частенько попадает в безвыходную ситуацию: ведь если его выгонят из этой секции, он обречен на жизнь "изгоя". Говорит Кирилл К.:

 

"Если ты вступил в СДП, тебе назад дороги нет. Всё, тебя уже зона обратно не примет: ты уже не человек, ты - отброс. В лучшем случае тебя просто не замечают. Этим сотрудники и пользуются, шантажируют этих "сектантов", толкая их на гнусные вещи. Говорят: "Если ты того-то и того-то не сделаешь, такого-то не сдашь - исключим из СДП и всё. Где ты теперь в зоне приютишься, притулишься? А пока с нами, у тебя - всё есть".

 

Один случай такой интересный у нас был: СДП-шника хотели исключить из секции. Он тогда "рванул" в штаб и прямо в кабинете "хозяина" (начальника) вскрыл себе вены - на обеих руках. Да, вот так, до такого даже доходило. И смешно, и грустно".

 

Для значительной части бывших "активистов" невыносимой становится и жизнь после освобождения. Продолжает Кирилл К.:

 

"Это в зоне у СДП-шника есть привилегии и прикрытие. А выходит он на волю - никакой у него "ментовской" крыши нет. "Воровской мир" такого не прощает.
Вот такой случай достоверный из жизни: один "сектант" освободился, - так он на улицу боялся выходить: его просто на улице били, как резинового зайца┘ Постоянно били - бывшие арестанты, их друзья. Просто все знают, кем он был на зоне; и били за то, что мужиков сажал в ШИЗО, за то, что "молотил" этапников в карантине. За это его реально теперь бьют на воле. И он "сбежал" с прежнего места жительства. СДП испортило ему всю жизнь!"
.

Депутат Государственной Думы Алексей Петрович Кондауров в начале своего выступления на Общественных слушаниях принес извинения бывшим заключенным, пострадавшим от произвола администрации тюрем и колоний. Говорит Алексей Кандауров:

 

"Поскольку я - представитель законодательной власти, хотел бы принести извинения от себя и от власти людям, которых эта власть морально и физически унижала. Примите мои извинения. Если человек осуждён, это ещё не значит, что в местах, где он будет отбывать наказание, он должен подвергаться физическому или иному уничижению. И пока такая система будет существовать, ни о каком снижении преступности, ни о каком моральном и нравственном здоровье общества нам рассуждать не приходится. Меня многое поразило в той информации, которую мы сегодня услышали. Это просто за пределами человеческого восприятия. Я ко многому привыкший человек, служил в специальных структурах, но страшно было на это смотреть. Страшно было смотреть на те кадры, которые здесь демонстрировались┘"

 

Как считает Алексей Петрович, единственный выход из критической ситуации, сложившейся в местах лишения свободы - становление реального общественного контроля за исправительными учреждениями и СИЗО. Говорит Алексей Кандауров:

 

"Эту стену можно пробить (если только можно), организовав общественный контроль. Представители власти должны понимать, что они живут не в замкнутом пространстве. Если они хотят, чтобы их дети и внуки нормально жили, то должны помочь созданию общественного контроля. Иначе у нас как у страны не будет достойного будущего".

 

Вот что сказала в своем выступлении на Общественных слушаниях Член Президентского Совета по совершенствованию правосудия, судья Конституционного Суда России в отставке Тамара Георгиевна Морщакова:

 

"Причины этого явления те же, что и те, которые поражают всё наше общество в целом. Чем поражено общество в целом и, я бы сказала, власть. Это две болезни. Первая болезнь - это безответственность. И вторая болезнь - это стремление облегчить себе выполнение своих задач. И то, и другое, с точки зрения провозглашённой нами правовой системы, - абсолютно недопустимые вещи. Разве администрация этих учреждений, представляет из себя нечто иное? Она хочет облегчить себе свои задачи, она использует для этого произвол и все остальные методы. Мы видим, что всё наполнено этим её стремлением. Но это возможно только в силу того, что она безответственна. Эта безответственность является не только нравственной, но и правовой.


Если мы не сумеем добиться реализации идеи социального контроля за пенитенциарной системой, мы вряд ли можем надеяться на то, что власть справится с этим сама, скажем, методами прокурорского надзора, методами судебного надзора, методами привлечения работников учреждений к какой бы то ни было дисциплинарной ответственности. Этого не будет, если не будет создан механизм социального контроля. Его пока, к сожалению, нет.


На примерах исправительных учреждений нам явно демонстрируют, что право - это "факультет ненужных вещей". Может быть, всем нам необходимо вспомнить идею, которую когда-то, в 60-х годах, понимало общество. Право должно перейти из области "факультета ненужных вещей" во что-то действующее. Без социальной поддержки мне представляется это невозможным".

 

Председатель Московской Хельсинкской Группы Людмила Михайловна Алексеева в своем выступлении, в частности, напомнила участникам дискуссии о недавних кровавых событиях в колонии для несовершеннолетних, расположенной в городе Кировград Свердловской области. В этой колонии в ночь на 17 октября произошел очередной, уже третий за последние два года бунт заключенных. На этот раз бунт был со стрельбой по детям. И с кровью: погибло три человека - двое воспитанников и один сотрудник колонии. 13 воспитанников были ранены.


Начиная с 2004 года массовые акции протеста заключенных и лагерные беспорядки происходят главным образом из-за непроницаемости, полной закрытости исправительных учреждений и СИЗО - так считает Председатель Московской Хельсинкской Группы Людмила Алексеева:

 

"Те, кого в ИУ забирают в секции, выходят оттуда разрушенными, сломленными. И те, кто испытывает это давление, им ломают не только рёбра, но и психику. Я не вижу другого способа исправления этой ситуации, кроме реального общественного контроля за нашей пенитенциарной системой. Юрий Иванович Калинин делает всё возможное, чтобы представители общественности не попадали в те места заключений, откуда у нас больше всего жалоб. Тем не менее, вы знаете: теперь систему сделать непроницаемой невозможно. Мы знаем те колонии, в которых хуже всего. И я убеждена, что если бы в эту кировградскую колонию вовремя приехали правозащитники, а начальство вовремя приняло меры по их обращениям, бунта бы не было, и убитых бы не было".

 

Самое страшное впечатление на участников Общественных слушаний произвел коротенький (на 2-3 минуты) видеосюжет, показанный до начала дискуссии, он был получен из колонии, где никакого бунта не было. Где проводились так называемые "профилактические мероприятия".


Для профилактики бойцы тюремного спецназа ногами профессионально наносили удары упавшим арестантам - полуголым и не сопротивляющимся┘


Один из участников слушаний сказал нашему корреспонденту: "Это нарушение запрета, впитанного ещё с детства: лежачего не бьют".


Запрету этому миллионы лет. Он - из дочеловеческого периода развития животного мира. Известно, что даже волк в свирепой, отчаянной схватке прекращает драку, когда соперник подставляет его клыкам свое горло.

 

На прошлой неделе пресса сообщила ещё о нескольких трагических событиях, произошедших в местах лишения свободы.


В биробиджанской воспитательной колонии произошла драка, пострадало 10 человек, один - с тяжёлыми травмами - госпитализирован.


25-го октября произошли массовые беспорядки в колонии ╧5 под Санкт-Петербургом. По сведениям правозащитников, в волнениях участвовало около двух тысяч человек. Заключённые протестовали против жестокого обращения.


В пермской воспитательной колонии произошло чрезвычайное происшествие, здесь повесился 16-летний подросток. За год пребывания в колонии он не был замечен ни в каких скандалах. Тело мальчика уже увезли родственники. До сих пор сотрудники местного УФСИН не сообщают официальную версию самоубийства подростка.

 

В следующем выпуске "Облаков" мы расскажем о мероприятиях, посвящённых памяти жертв политических репрессий, которые прошли 29 и 30 октября 2007 года.

 

Вы слушали программу Облака.

 

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"