ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

12 март 2007 г.
Органы настояли на пересадке
Бывшего офицера госбезопасности Михаила Трепашкина, которого после критики в адрес руководства ФСБ осудили на четыре года колонии-поселения за разглашение гостайны, теперь перевели из поселения в колонию общего режима. Такое решение принял Тагилстроевский районный суд Нижнего Тагила. Тем самым Трепашкину ужесточили режим содержания. Напомним, этого требовала администрация колонии, которая обвиняла Трепашкина в нарушениях и помещала его в штрафной изолятор (ШИЗО). Сам Трепашкин и его адвокаты считают обвинения надуманными и полагают, что на суд было оказано давление.
 
Елена ЛИПЦЕР, адвокат Михаила Трепашкина:
 
- Этот процесс шел целый год. Но с самого начала вчерашнего заседания стало понятно, что судья Дмитрий Ильютик (он раньше отменил решение об условно-досрочном освобождении Трепашкина) спешит. Когда началось заседание, суд приобщил ходатайства защиты. Днем Трепашкин пожаловался, что ему стало хуже. Врач сделал ему внутривенный укол, и спустя некоторое время ему стало лучше. В последнее время Трепашкина в суд сопровождает врач с целым чемоданом лекарств. Судья перешел к итоговой стадии процесса.
 
Мы √ трое адвокатов и общественный защитник Лев Пономарев √ выступили. Смысл наших заявлений свелся к тому, что администрация колонии так и не смогла представить сколько-нибудь убедительных доказательств того, что Трепашкина следует перевести из колонии-поселения на общий режим. И в самом деле, все доводы представителей администрации основывались на ╚докладных╩ заключенных, которых в суде не допрашивали. Но, по нашей просьбе, в суд вызывали других заключенных, и те рассказали, что практика сбора представителями администрации ╚докладных╩ широко распространена: их пишут, чтобы подвергнуть давлению особенно активных заключенных. В законе нигде нет упоминания о ╚докладных╩. Тех заключенных, которые отказывались ╚изобличать╩ Трепашкина, сажали в ШИЗО, а одного из них шантажировали тем, что запретят долгосрочное свидание с женой, которая уже приехала в Нижний Тагил. Еще одна деталь: эти ╚докладные╩ писали в основном заключенные, которых недавно перевели на облегченный режим (со строгого √ на общий, с общего √ в колонию-поселение). Эти люди зависели от администрации, и эти бумаги никакой доказательной силы иметь не могут. Кроме того, мы настаивали на том, что в отношении двух из шести помещений Трепашкина в ШИЗО истек годичный срок давности. Именно на основании этих двух событий Трепашкина незаконно признали злостным нарушителем режима.
 
Еще крайне важная вещь: в статье Уголовно-исполнительного кодекса, которая регламентирует помещение заключенного в ШИЗО, не упоминаются люди, находящиеся в колонии-поселении. Но такая практика существует. Мы, защитники Трепашкина, подали вторую жалобу в Европейский суд по правам человека. Она коммуницирована. Страсбург уже поставил перед правительством России вопрос о законности осуждения Трепашкина. Если Европейский суд решит, что Трепашкин был осужден незаконно, то это будет основанием для пересмотра приговора.
 
Мы уехали около семи часов вечера, чтобы успеть на самолет, и не стали ждать выступления прокурора. Потом нам в аэропорт позвонил из суда правозащитник Михаил Кригер, рассказал, что судья огласил резолютивную часть своего решения. Мы не ожидали этого: была пятница, рабочее время закончилось. Судья Ильютик постановил, что Трепашкина следует перевести из колонии-поселения на общий режим, а дожидаться перевода Трепашкин должен будет в так называемом помещении, функционирующем в режиме следственного изолятора (ПФРСИ). Это тюрьма на территории колонии. Причем судья настоял, чтобы Трепашкина перевели туда немедленно, хотя представитель администрации предлагал сделать это в понедельник, когда будет подготовлена камера. Мы уверены, что судья испытывал давление.
 
Положение Трепашкина в связи с переводом ухудшилось. Находясь в колонии-поселении, заключенный теоретически может рассчитывать на лечение в обычной муниципальной, а не тюремной больнице, он может выходит в город, чтобы купить лекарства. Правда, Трепашкину постоянно это запрещали. А теперь его лишат даже такой возможности.
Полный текст судебного решения станет известен в среду. Мы собираемся обжаловать его в Свердловском областном суде.
 
Игорь Ковалевский
 
Источник: Новая Газета
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 сентябрь 2020 г.
7 август 2020 г.
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"