ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

18 декабрь 2006 г.
Доклад "О ситуации в ФГУ ИК √1 ГУФСИН по Республике Удмуртия"

В мае 2006 г. в адрес Общероссийского общественного движения ╚За права человека╩  поступили заявления от осужденных, отбывающих наказание в ФГУ ИК-1 УФСИН по Удмуртской Республике. Для проверки поступившей информации в Удмуртскую Республику был направлен адвокат Московской областной коллегии адвокатов Калоян Джемал Везирович, заключивший соглашение на представление интересов осужденного Бараяна Зураба Шахзадовича, 1965 г. рождения, отбывающего наказание в ФГУ ИК-1 и этапированного в ФГУ ИК-8, (центральная больница) в связи с травмой ноги. Также, из жалобы осужденного Лукашенкова  А.Л. поступившей в ГКЗЗ стало известно о факте коллективного членовредительства, совершенного осужденными, содержащимися в ПКТ (помещении камерного типа) ИК-1.

 

1. Пытки осужденных

 

Изучение общественного мнения и проверка поступающей информации показала, что ФГУ ИК-1 УФСИН по Удмуртской Республике является учреждением, где осужденные постоянно подвергаются пыткам и избиениям. Они утверждают, что большее количество избиений происходит по указанию начальника ИК-1 Авраменко С.В., который лично дает распоряжения об избиении заключенных, часто в их присутствии, или лично принимает в них участие. Свидетельство бывшего заключенного Фролова Сергея: ╚┘Одного заключенного избили за то, что не мог бежать, потому что у него была больная нога, за это его начали избивать Краснов (сотрудник администрации ИК-1) и присутствующие сотрудники при обыске, затем пришел начальник колонии ИК-1 Авраменко и тоже начал избивать его. Его били ногами, руками, заставляли вставать и бежать. Впоследствии я узнал, что его после этого поместили в ШИЗО на 30 суток, а вследствие этих побоев у него были отбиты почки. Это избиение происходило на глазах заключенных┘╩, из заявления Азиатцева С.С. ╚┘был избит по личному распоряжению начальника учреждения Авраменко С.В., также после того, как меня избили эти сотрудники, по распоряжению опять же Авраменко меня притащили в кабинет к Авраменко, где меня сам Авраменко начал избивать, а сотрудник Васильев держа при этом┘╩  о самоличных расправах с осужденными начальником колонии Авраменко С.В. свидетельствуют почти все заключенные.
 
В жилую зону переводят только тех осужденных, которые полностью лишены силы воли к сопротивлению незаконным действиям администрации. В результате осужденные отказываются сообщать о применении пыток и избиений, опасаясь за свою жизнь. Осужденные, обжалующие действия администрации, содержатся в помещениях ПКТ, ШИЗО, СУС и ПФРСИ и выдаются проверяющим за злостных нарушителей режима содержания, пока не утрачивают силы воли к сопротивлению. Аналогичные жалобы поступают и от подследственных,  направляемых  в ПФРСИ (помещение функционирующего в режиме следственного изолятора), во время проведения следствия, для оказания на них давления с целью принуждения в даче нужных следствию показаний.
 
Все опрошенные, рассказывают, что  запугивать этапированием в ИК-1 начинают на предварительном следствии. Поэтому среди осужденных, подследственных и их родственников ИК-1 считается пыточным учреждением. Аналогичное утверждают все опрошенные родственники заключенных, граждане, ранее отбывавшие наказание в учреждениях Удмуртской Республики. При этом жалобы на нарушения прав осужденных и применение пыток из других учреждений, практически отсутствуют.
 
Все заключенные рассказывают о том, что осужденные, содержащиеся в ШИЗО и ПКТ ИК-1, систематически подвергаются истязаниям и вынуждены подчиняться незаконным требованиям, унижающим человеческое достоинства: все передвижения вне камер заставляют выполнять только бегом, сопровождая бег ударами дубинок; при  выводе или при входе в камеру, заставляют раздеваться догола, мотивируя это полным обыском; в камерах ШИЗО и ПКТ ежедневно проводится полный обыск, при котором в камере не оставляют даже дежурных по камере. При этом процедура обыска сопровождается разбрасыванием и умышленным приведением в негодность личных вещей. Требуют 100% выхода на прогулку, невзирая на отсутствие теплой одежды, погодные условия и состояние здоровья. В ПКТ, в нарушение требований УИК РФ и ПВР ИУ отбирается вся литература, и вместо 10 положенных книг оставляется только по одной книге на человека. В ШИЗО вообще запрещают читать и писать. По любому поводу заключенных подвергают унижениям, требуя приседать по команде, либо отжиматься. Получение передач и посылок регулируется произвольно администрацией, а не требованием УИК РФ. На помывку в бане заключенным дается 15 минут. В случае промедления осужденным приходилось бежать в камеру голыми и намыленными и смывать мыло в камере холодной водой. Заключенные сообщают о случаях, когда их принуждали танцевать ламбаду или лизать пол.
 
За отправку жалоб сотрудники не только избивают осужденных, но и подвергает актам унижения. Осужденные сообщили о том, что сотрудниками ИК осужденный Мелков в феврале 2006 г. был избит, опущен головой в унитаз, после чего был помещен в камеру к лицам, подвергшимся гомосексуальному насилию. Осужденного Глебова Александра 10 апреля 2006 г. также подвергли избиению и окунули головой в унитаз, совершив тем самым акт, после которого нормальные отношения его с осужденными становятся невозможными.
 

Опрошенные рассказали о нескольких случаях  длительного содержания осужденных в наручниках, после попыток суицида. Осужденного Яворского избили, сломав ему ключицу, после чего он разрезал себе живот. Рану зашили прямо в стоматологическом кабинете, в помещении ШИЗО, после чего содержали в наручниках более месяца. Осужденного Фаргиева продержали в наручниках 52 дня после того, как он в присутствии сотрудников колонии нанес себе глубокие раны на брюшной полости, шее и руках. После длительного содержания в наручниках Фаргиев до настоящего времени не может полностью восстановить двигательные функции кистей рук, что подтверждается осужденными, отбывающими наказание в ИК-5, куда он был переведен после случившегося.

Все опрошенные осужденные, включая уже отбывших наказание, сообщили о практике применения пыток в случае обнаружения администрацией курения в камерах ШИЗО. В феврале 2006 г. несколько заключенных, содержащихся в ПКТ, отказались от приема пищи, в связи с отказом администрации предоставить им в определенный администрацией же срок личные вещи из каптерки (т.к. в камере запрещено хранение личных вещей). За этот акт протеста семеро осужденных были помещены в ШИЗО. Когда они находились в камере ШИЗО, кто-то из сотрудников администрации заметил в камере сигаретный дым, что является нарушением правил внутреннего распорядка. Была вызвана пожарная машина, и через брандспойт, протянутый в коридоре, вся камера, включая осужденных и их личные вещи, была залита холодной водой. Уровень воды доходил до порога (примерно 4-5 см). При этом отопление в камере ШИЗО было отключено, температура составляла, примерно, 11-13 градусов по Цельсию. В таких условиях вся одежда осужденных сушилась в течение 5-7 дней. О подобных фактах борьбы с курением сообщают все опрошенные осужденные. В феврале, во время акта наказания, в камере находились семеро осужденных: Дубинин И., Сагитов Ш.Ф., Лукашенков, Лабазанов А.С. и еще трое осужденных, фамилии которых заявители не помнят. Про случаи аналогичных ╚заливов камер сообщают практически все осужденные, отбывающие наказание в ИК-1.
 
Подробно информация собранная ГКЗЗ по состоянию на май 2006 г. изложена в обращении на имя Уполномоченного по правам человека в РФ Лукина В.В.
 

Помимо осужденных, в ходе расследования  было опрошено большое количество граждан, которым в силу обстоятельств стало известно о фактах нарушения прав заключенных в ИК-1. В целях их безопасности,  данные свидетелей могут  сообщены непосредственно при проверки данного обращения, адвокатом √ представителем заключенных, приглашенным ООД ╚За права человека╩, либо на публичном мероприятии, в случае отказа  органов надзора в проведении полной и объективной проверке.

 

2. Надзор за соблюдением прав заключенных

 

Отказ от обращения в органы прокуратуры был вызван полным бездействием прокуратуры Республики Удмуртия, нашедшего подтверждение в полном игнорировании обращений ООД ╚За права человека╩. Ни на одно обращение в адрес прокуратуры и ГУФСИН до настоящего времени не поступило ответа.
 
Так, во время посещения ИК-1 адвокатом Калояном Д.В., несмотря на предъявление ордера, администрацией ИК-1 ему было отказано в посещении осужденных Лукашенкова А.М., Жигалина В.М. и других.
 
По данному поводу жалоба на действия ИК-1 ГУФСИН по УР в присутствии представителя ООД ╚За права человека╩ Дзера О.П. и Фефиловой Л.А. была сдана заместителю прокурора по надзору за законностью в местах принудительного содержания УР Дусяцкому 25 мая 2006 г.
 
В нарушении требований законодательства, до настоящего времени √ за полгода! - ответ из прокуратуры Республики Удмуртии в адрес адвоката Калояна Д.В. не поступил.
 
В данной жалобе также содержалась информация о незаконном помещении лиц, осужденных к отбыванию наказания в колонии общего режима, в одном отряде с осужденными, отбывающими наказание в колонии строгого режима. Данная информация сообщалась также устно на личном приеме. На это заместитель прокурора заявил, что в ИК-1 есть изолированные, выделенные участки для отбывания наказания осужденных, приговоренных к отбыванию наказания в колониях общего режима. Несмотря на подобное заявление, уже на тот момент мы располагали информацией, что осужденные, прибывшие в ИК-1 из ЛИУ-2, содержались непосредственно в отрядах с осужденными, отбывающими наказание в отрядах строгого режима.
 
Несмотря на большое количество направляемых в прокуратуру обращений, все решения, принимаемые органами прокуратуры и ГУФСИН УР по отдельным обращениям, рассматриваются с позиции необходимости усиления режима содержания, поскольку, по мнению заместителя прокурора Республики Дусяцкого В.А., высказанного при посещении представителей Движения, все жалобщики и заявители являются нарушителями режима содержания, ╚не желают жить по-человечески╩, т.е. работать.
 
Такая позиция, высказанная представителем органа надзора за соблюдением законности, не может изначально быть объективной, поскольку принудительными методами, необоснованным усилением режима содержания и жестоким, унижающим человеческое достоинство обращением руководство ГУФСИН и прокуратура подменяют необходимость проведения воспитательной работы и выполнения главной задачи уголовно-исполнительного законодательства - исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, не выполняя основные задачи - определение средств исправления осужденных, охрана их прав, свобод и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации.
 

Также прокуратурой УР было проигнорировано обращение ООД ╚За права человека╩ на имя начальника ГУФСИН по УР Желудова В.Г. от 24 мая 2006 г. Несмотря на устные заверения по принятию мер, препятствия к посещению подзащитных адвокату Калояну Д.В. чинились в течение суток, и во время оформления свидания с подзащитными Калоян Д.В. подвергся сильному психологическому давлению.

 

3. Свидетельства осужденных о применении пыток:

 

Мищихин А.В.

 

Все осужденные, которых посетил адвокат, во время посещения собственноручно написали об оказании жесткого давления и угроз, а также подтвердили информацию, сообщенную ранее в жалобах, полученных ООД ╚За права человека╩. Так, при посещении осужденных в ИК-1 заключенный Бароян Зураб Шахзадович сообщил о том, что под угрозой дальнейшей расправы сотрудниками ИК-1 от него была получена расписка, что травма ноги была получена им при выходе из автозака в результате падения. При этом Бароян сообщил, что в ИК-8 ему не оказывают необходимого лечения. При беседе с врачами ЦБ ИК-8 адвокату Калояну дали выписку из истории болезни, в которой было указано, что от хирургического вмешательства Бароян отказался категорически, тогда, как адвокату Бароян сообщил, что он настаивал на необходимой медицинской помощи. После посещения адвоката Барояну была сделана хирургическая операция. Также Бароян дал адвокату заявление, в котором указал, что в его адрес поступают реальные угрозы и оказывается давление для принуждения его к отказу от любых жалоб.
 
Данное заявление Бароян З.Ш. повторил и адвокату Виноградову С.Е., посетившему его 7 сентября 2006 г. в ИК-3 ГУФСИН по УР. Адвокату Виноградову С.Е. он сообщил, что в июле 2005 г. его посетил прокурор Морданшин с представителем Аппарата Уполномоченного по правам человека. Он дал устные объяснения, но письменные объяснения он сделал позднее и передал через главврача больницы. Кроме того, он сообщил, что посетивший его после этого следователь отказал в предоставлении ему переводчика, и он не сумел прочитать записанные им объяснения. Также сообщил о том, что недополучил необходимого лечения в ИК-8, и в настоящее время у него гноятся раны на ноге, гниение распространилось на вторую ногу, ягодицы и руку. Также ему неизвестно о результатах рассмотрения жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела по факту избиения. Копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ему не выдают. Претензий к администрации ИК-3 он не имеет.
 
Осужденный Мищихин Андрей Валерьевич во время посещения его адвокатом Калояном Д.В. 24.05.2006 г. передал адвокату собственноручно написанное заявление, где указал, что вынужден был совершить акт членовредительства после издевательств над осужденными, содержащимися в камере ╧15: их заставляли раздеваться и одеваться на счет 7, отжиматься и приседать, подвергали избиением. После того сотрудник администрации Курылев регулярно приходил в камеру ╧15 и угрожал заключенным расправой, в случае написания жалоб, 21 апреля, не выдержав угроз о расправе, Мищихин был вынужден совершить попытку суицида, а именно проглотил проволоку и гвозди, перевязанные накрест. После совершения этого акта, его оставили в камере и этапировали для хирургического вмешательства только 4 мая 2006 г., т.е., оставив без оказания медицинской помощи на 12 суток. 6 мая с.г. Мищихину была сделана полостная операция. Также об истязаниях над сыном сообщила мать осужденного Мищихина Наталья Юрьевна, проживающая по адресу: г. Воткинск, ул. Курчатова, 10-45. Об истязаниях над сыном ей стало известно давно, т.к. колония ИК-1 считается у населения пыточной, и освобождающие осужденные и их родственники сообщают о происходящем в колонии.
 
Позднее, 4 сентября 2006 г. Мищихин дал подробные объяснения адвокату Белоковыльскому М.С., направленному к нему Движением ╚За права человека╩, в которых сообщил следующее: ╚┘ приехал сотрудник Уполномоченного по правам человека в РФ, который попросил меня подробно описать о беззакониях, имеющих место. Он сказал, что вернется через 2 часа, пока я напишу, но так и не вернулся.             Сотрудники администрации ИК-1 сказали, чтобы я отдал им эти бумаги, якобы для передачи, на что я ответил отказом, т.к. знал, что ни не дойдут до Лукина. После этого Авраменко, начальник колонии ИК-1 потребовал от нас эти бумаги, угрожая перевести к ╚опущенным╩, в результате чего мы вынуждены были подчиниться. После этого начальник по БиОР Ивонин бросил мне эти бумаги и потребовал написать, что никаких претензий к ним не имею, угрожая убить. Т.к. я был после операции, я подчинился. Они так же угрожали меня перевести к ╚опущенным╩. После этого я снова проглотил ╚ежей╩, чтобы иметь возможность подать жалобу, но мне так и не удалось подать жалобу, т.к. в ИК-8 меня изолировали╩.
 
Также, во время посещения Мищихина адвокатом Калояном Д.В. 23.05.2006 г., им было сделано отдельное заявление о том, что в случае предоставления администрации колонии его заявления об отказе в ранее данных показаниях, это говорит о применении к нему очередных пыток и угроз, физической расправой или другими способами оказания на него давления. (Как указал в заявлении Мищихин √ помещением в камеру к ╚опущенным╩).
 
После опубликования в региональных СМИ отчета эксперта ООД ╚За права человека╩ 2 ноября 2006 г. администрацией колонии был организован ╚день открытых дверей╩, журналистам сообщили о том, что по результатам всех проведенных проверок колония признана образцово-показательной, и факты, сообщенные заключенными в мае 2006 г., не нашли своего подтверждения.
 
В ходе посещения журналистами помещения ШИЗО и ПКТ осужденный Мищихин А.В. неожиданно  сделал публичное заявление представителям прессы о том, что осужденных продолжают подвергать давлению и избиениям, без оставления физических повреждений (бьют резиновой дубинкой по пяткам), и что теперь он ╚не жилец╩. Комментарии к данному заявлению дал один из сотрудников колонии, заявив, что Мищихин болен психическим заболеваниям и состоит на учете у психиатра. Однако это полностью не соответствует действительности: до осуждения Мищихин не состоял на учете у психиатров и никогда не болел психическими заболеваниями. Предполагаем, что на учет к психиатру он был поставлен после совершения акта членовредительства, что практикуется в учреждениях ФСИН РФ.
 
В заявлениях прессе представители ФСИН УР пытаются выдать осужденного Мищихина А.В. то за ╚московского╩ криминального авторитета (при этом Мищихин никогда не был в Москве), то за психически больного человека. После чего представляют прессе заявление о совершении им преступления, предусмотренного ст. 321 УК РФ, якобы написанное Мищихиным А.В.
 
15 ноября 2006 г. администрацией ИК-1 было сделано заявление для прессы о том, что осужденный Мищихин полностью отказался от ранее сделанных заявлений и сообщил о том, что ╚все свои действия он объясняет желанием дезорганизовать режим колонии╩.  Подобное заявление Мищихина, попадает под уголовную ответственность по ст. 321 УК РФ и никак не может являться признанием,  полученным добровольно.
 
По нашему твердому убеждению подобное заявление было получено администрацией ИК-1 путем угроз и физического насилия, о котором неоднократно заявлял Мищихин А.В. , и уже делал заявления, посещающим его адвокатам, о написании таких расписок под давлением администрации и реальными угрозами в расправе.
 

К обращению прилагаются несколько  публикаций СМИ, в которых сообщается о происшествии во время посещения журналистами ИК-1 и дальнейшем развитии событий.

 

Бароян З.Ш.

 

Осужденный 23 мая 2006 г., Бароян З.Ш. сообщил адвокату о том, как его избивали сразу по прибытии автозака (автомобиль для перевозки заключенных),  в колонию. ... ╚после избиения мне дали бумагу и велели подписаться о том, что я претензий к администрации ИК-1 не имею...через 10 минут меня на носилках забрали в санчасть ИК-1. До утра я находился под капельницей   сделали снимок. Когда я находился в очень плохом состоянии, ко мне пришли неизвестные люди, насильно вложили в мою руку ручку и заставили подписать бумагу о том, что я якобы упал.... находясь в палате (ИК-8), ко мне приходят люди из Управления (ГУФСИН), и пугают меня тем, что снова увезут в зону, где сломают вторые ногу и руку...╩
 
По запросу адвоката, 23.05.2006 г. была получена выписка из истории болезни где указано следующее: ╚ ...поступил из ИК-1 11.05.2006 г. с диагнозом закрытый перелом большой берцовой кости с/з слева, ушибы, обширные кровоподтеки ягодичных областей правого бедра╩ 11.05.2006 г. установлена система вытяжения за пяточную кость. вес 4 кг. 15.05.2006 г. больному предложено оперативное лечение....но Бароян Ш.З. от операции категорически отказался. Груз на вытяжение увеличен до 6, 5 кг╩.
 
 Категорично отказавшийся╩ от оперативного лечения Бароян Ш.З. напротив утверждает, что сам неоднократно обращался к врачам, считал лечение вытяжкой недостаточным, поскольку несколько раз врач говорил о том, что ╚нужно бы оперировать╩. Представить расписку Барояна З.Ш. о том, что он категорично отказывается от оперативного лечения 23 мая адвокату отказались. В связи с тем, что после отъезда адвоката Барояну З.Ш. была все-таки сделана операция, есть основания полагать, что сейчас в истории болезни есть такая расписка, и до вмешательства адвоката, необходимая медицинская помощь оказывалась не в полном объеме.
 
 
7 сентября 2006 г. Барояна З.Ш., находящегося в ИК-3 ГУФСИН  по РУ, опросил  адвокат Виноградов С.Е.  Бароян З.Ш. сообщил, что когда, после посещения его представителем аппарата Уполномоченного  по правам человека в РФ ╚...посетил следователь. Я ему тоже давал объяснения. Но прочитать свои объяснения, написанные им я не мог, т.к. плохо владею русским [языком] Мою просьбу о переводчике он отклонил. После этого в мой адрес были угрозы со стороны администрации колонии (начальник ЦБ, начальник колонии Лунин, майор - фамилии его я не знаю)  угрожали сгноить меня в карцере. В больнице меня не долечили. Нога гноится, с бинта бежит гной, гипс вынужден был снять. Гниение перешло на вторую ногу. Врачи здесь [ИК-3] не знают, как меня лечить. Врачи здесь говорят, что нужен хирург. Сидеть мне тяжело. на ягодицах образовались язвы. Язвы образовались уже на руке. временами поднимается температура.... С прокуратуры Республики я получил ответ об отказе в возбуждении уголовного дела, по причине того, что ногу сломал, когда упал с ╚воронка╩. А побои у меня, якобы, из-за того,  что упал сопротивлялся сотрудникам милиции....╩.

 

Тем не менее, представителями колонии и ГУФСИН по УР в заявлениях для прессы также заявлялось, что перелом ноги Бароян получил при выходе из машины, в результате неудачного падения.
 
Уже на основание только этих утверждений представителей ФСИН можно делать выводы  о применении к заключенным, содержащимся в ИК-1 жестокого обращения и пыток. Такое заявление само подтверждает факт ╚Необоснованного применения спецсредств╩, а попросту избиения уже травмированного заключенного, который с таким переломом уж точно не мог оказывать ╚сопротивления╩ сотрудникам.
 
В настоящее время, Бароян З.Ш. нуждается в лечении, но отказывается от этапирования в центральную больницу [ИК-8], где в его адрес поступали реальные угрозы и его в тяжелом состоянии помещали в ШИЗО, для оказания на него давления. Факты оказания давления на Барояна З.Ш. в больнице ИК-8 подтверждают еще несколько заключенных, данные которых нельзя указать заранее, не подвергнув их опасности угроз и репрессий со стороны ГУФСИН.
 

Происходящее в ИК-1, вызывает серьезные опасения за жизнь и здоровье заключенных √ заявителей:  Барояна З.Ш., Мищихина А.В. и других.

 

Сам факт распространения по региональному телевидению осужденного Мищихина А.В., когда на его полувменяемое, подавленное состояние было обращено внимание большинства зрителей, не имеющих отношения к системе исполнения наказания, только подтверждает  выводы об оказании на него давления и принуждения к данному заявлению.

 

Кроме осужденных, опрошенных адвокатами в ходе проведения независимого расследования, были опрошены осужденные Лукашенков А.М., Заулин О.Н., Лебедев Д.А., Новоселов Д.В., Фаргиев Б.В., Межидов Б.Р., Жигалин В.М. Все они подтвердили факты избиений и издевательств со стороны сотрудников колонии, сообщили информацию, изложенную в их заявлениях и обращениях на имя Уполномоченного по правам человека в РФ. Так же в мае 2006 г. были опрошены осужденные Жижкин А.А., Гобайло А.М., Фролов В.А., Дубинин И.И. и многие другие освободившиеся, ранее отбывающие наказание в ИК-1.

 

Избиение прибывающих этапируемых

 

В ходе проведения независимого расследования ГКЗЗ стало известно, что практика приема вновь прибывших в колонию заключенных, ╚через коридор╩,  стала систематически применяться в колонии с февраля-марта 2005 г., после ╚апробирования╩ его  на осужденных к отбыванию наказания в тюрьме  на 3 месяца в ИК-1  в связи с расформированием (помещения функционирующее в режиме тюрьмы) в ЛИУ-2 (г. Можга, УР). Заключенные из ЛИУ-2 прибыли в 2 или 3 этапа.

Прием осужденных ╚через коридор╩  происходит следующим образом. От автомашины, в которой привезен вновь прибывший этап до помещения для обысков (примерно 30 метров), выстраиваются сотрудники колонии, экипированные спецсредствами √ резиновыми дубинками и кинологи со служебными  собаками. С паузой, примерно 30-60 секунд, из машины выпрыгивают заключенные, которым резкими и оскорбительными криками приказывают бегом двигаться в направлении помещения для обысков. Во время бега каждый сотрудник ударяет пробегающего заключенного дубинкой. Если заключенный  замедлит бег, запнется или упадет, его оказавшиеся рядом с ним сотрудники избивают его. При этом осужденные бегут с сумками, что значительно затрудняет бег. На тех участках, где находятся сотрудники с собаками, бег осужденного замедляется рвущейся с повода собакой. Проводник намеренно держит повод так, чтобы собака могла почти коснуться жертву. Так, один из осужденных,  был сильно искусан собакой, повод которой не смог удержать проводник. Находясь впоследствии в камере с этим осужденным, очевидцы свидетельствуют, что ему оказывалась первая медицинская помощь. Неизвестно, зафиксирован ли данный эпизод в медицинской карте, но показания осужденных, освободившихся и отбывающих наказание в разных учреждениях УИС, подтверждаются следами укусов (шрамами).

У двоих из этих осужденных были сильные травмы (перелом ноги и травма колена, которая требовала госпитализации). В случае фальсификации медицинских документов, данный факт подтверждается аудиозаписью с сотрудником медсанчасти колонии, оказывающем медицинскую помощь, и в частности сообщившего о систематической нехватке минимального набора медикаментов, использовании просроченных медикаментов. В частности, от него известно о фактах проведения процедур, в   отсутствии  лицензии (зашивал брюшную полость после акта членовредительства осужденному, в стоматологическом кабинете МСЧ, по распоряжению Авраменко С.В., запретившего этапировать осужденного в больницу).

В своих объяснениях и в выступлениях на круглом столе трое из бывших осужденных, а именно: Азиатцев С., Фролов, Ханченков И. сообщили о том, лично наблюдали как что весной 2005 г. в колонию прибыл этап осужденных к отбыванию наказания в тюрьме. (В  ПФРТ) О фактах необоснованного жестокого избиения и издевательства над осужденными при прибытии данных этапов (осужденные прибыли в 3 этапа по несколько человек) и о том, как происходило избиение во время прибытия этапа в ПФРТ в марте 2005 г. подробно рассказал осужденный Аникин Александр.

 

В г. Ижевске был подробно опрошен освободившийся осужденный Миронов Александр Анатольевич, подвергнувшийся данному избиению, этапированный из ПФРТ ИК-2, в ИК-1 в марте 2005 г.

 

Ранее в адрес ООД ╚За права человека╩ были направлены заявления осужденных, этапированных в ИК-1 из ПФРТ в ЛИУ-2, Абашева Р. Г., Харитонова А.В., Мотинева Ю.Ю., Мочкарина С. В., Омельчука А. В.,  Косова А.А., сообщающих об избиении при прибытии этапа из ПФРТ. В г. Казани проживает освободившийся заключенный,  который был искусан собакой во время принятия этапа из ПФРТ,

Учитывая, что в ходе проверки информации были опрошены как действующие, так и бывшие сотрудники ИК-1, подтверждающие, что в феврале-марте 2005 г. этап из ПФРТ ЛИУ-2 подвергнут был приему при вышеперечисленных обстоятельствах, пожелавшие остаться анонимными, но подтвердившие факт избиения.

Данные интервью были зафиксированы аудиозаписью. При этом был опрошен бывший сотрудник медсанчасти ИК-1, сообщивший о том, что двое осужденных из ПФРТ после приема были серьезно травмированы (ноги у двоих, у одного укусы), давший подробное описание травм. Бывший сотрудник колонии  Агеев Владимир Леонидович, принял участие в Круглом столе и рассказал о том, что видел как осужденных одного из трех прибывших из ПФРТ этапов, прогоняли через ╚живой коридор╩ (сотрудники учреждения,  экипированные дубинами, наносящие удары бегущим между ними осужденным).

 

Сокрытие побегов

 

Из сведений, поступивших в ходе проведения независимого расследования, стало известно, что информация, неоднократно заявляемая должностными лицами ГУФСИН по Республике Удмуртия о том, что в течение 11 лет  не допущено побегов заключенных, не соответствует действительности.

Так, в 2003 г. один из осужденных колонии (с бесконвойным выводом), исполнявший обязанности электрика, не вернулся в колонию. В ходе сбора информации, трое сотрудников колонии рассказали о том, что в течение 10 суток, всем составом сотрудников колонии, предпринимались меры к розыску сбежавшего. О побеге заключенного не было сделано официального сообщения, что подтверждается данными отдела розыска ГУВД Республики. Осужденный являлся жителем г. Ижевска.

Известно о нескольких аналогичных побегов осужденных,  пользующихся бесконвойным выводом. Во всех случаях, начальник колонии Авраменко С.В. не информировал официально ГУФСИН по УР, и принимал меры к розыску сбежавших, путем привлечения всех сотрудников колонии. После розыска сбежавших осужденных, они не привлекались к уголовной ответственности, а водворялись в ШИЗО и ПКТ колонии, где подвергались систематическим жестоким избиениям. Один из опрошенных, уволился именно в период издевательств над осужденным Х., и сообщил, что, испытывая к нему сочувствие,  встречался с его родителями, проживающими в г. Ижевске, и сообщил им об издевательствах над их сыном. Опрошенные родители, впоследствии погибшего после освобождения Х., подтвердили вышеизложенное и объяснили, что боялись предпринимать меры к защите сына из-за полной безнаказанности руководства колонии. 

 

Нарушения трудового законодательства и использование рабского труда

 

Собраны многочисленные объяснения заключенных, сообщающих о грубых нарушениях трудового законодательства в колонии, об использовании рабского труда, когда осужденных, под видом привлечения к работам по благоустройству территории, регулярно привлекают к исполнению производственных работ на полный трудовой день (а также,  значительно превышающий регламент трудового законодательства).  При этом известны факты использования бесплатного труда осужденных, на работах, не являющихся по заявлению Шадрина Михаила, освободившегося по УДО в августе 2006 года: ╚┘Работал бесплатно 8 месяцев на срубке леса и в столярном цехе, при этом заставляли насильно писать заявление без оплаты труда┘╩, из жалобы Баталова Романа ╚┘Хозработы в ИК-1 составляют не менее 10 часов в неделю и это самый минимум. Во время хозработ выводят на промзону и заставляют выполнять бесплатно работы, которые должны оплачиваться, такие как работы на пилораме, работы в кочегарке и все производственные работы╩, из жалобы Фролова Сергея: ╚┘в нашем отряде был один заключенный, который работал в цехе по изготовлению мебели и сувенирных изделий из дерева лично для Авраменко С.В. Заключенного принуждали работать с 6 часов утра до 24 часов ночи каждый день. Выходной давали ему раз в месяц┘╩.

О фактах использования бесплатно осужденных, на объектах, не входящих в сферу деятельности колонии. При этом факт эксплуатации осужденных без оплаты труда, подтверждается не только показаниями бывших осужденных, но и свидетельством граждан, работающих на данном производстве, и бывших и действующих сотрудников колонии.

 

Сокрытие производственных травм

 

Документальное подтверждение фактов сокрытия производственных травм представил бывший сотрудник колонии √ инженер по технике безопасности √ Агеев В.Л. Кроме документальных доказательств им представлены данные осужденных,  травмы которых, полученные из-за несоблюдения техники безопасности, привлечения необученных осужденных к работе на производстве, выдавались за полученные в жилой зоне по прямому указанию начальника колонии Авраменко С.В., им представлены аудиозаписи обсуждения сотрудниками распоряжений начальника колонии.

 

Нарушения закона медсанчастью ИК-1

 

В медсанчасти ИК-1 отсутствуют лицензия и условия на ведение хирургических операций, однако для того, чтобы избежать огласки своих преступлений, начальник  Авраменко С.В. дает распоряжения своим подчиненным, сотрудникам медсанчасти выполнять хирургические вмешательства на территории  ИК-1. Так Фаргиев Бек-Хан свидетельствует о том, что резанные раны на животе про распоряжению Авраменко С.В. зашивали прямо в стоматологическом кабинете, не взирая на уверения врача, что Фаргиева надо срочно везти в больницу (членовредительство, путем вскрытия вен на руках и вспарывания живота, осужденный совершил, не выдержав издевательств и бесконечных многочасовых побоев). Хирургические операции по откачиванию крови из полости в коленном суставе у осужденного Куклина Сергея Николаевича (травму он получил, проходя ╚коридор╩), так же производились на территории ИК-1 по распоряжению начальника ИК-1.

 

Круглый стол ╚Пытают или не пытают в российских колониях╩

 

Систематическое избиение осужденных,  прибывающих в ИК-1 ГУФСИН по УР подтверждают все бывшие заключенные, ранее отбывавшие наказание в данной колонии, и  опрошенные представителями Гражданского Комитета защиты заключенных и бывшие сотрудники колонии.  6 человек бывших осужденных, отбывавших наказание в ИК-1, приняли участие в проведении круглого  стола 22 ноября в Доме Журналистов, организованного Общественным общероссийским Движением ╚За права человека╩, Московской хельсинской Группой и фондом ╚В защиту заключенных╩, где  рассказали о фактах применения в ИК-1 ГУФСИН по Удмуртской Республике пыточной практике и жестоком обращении.

Осужденные, выступившие на заседании Круглого стола по теме ╚Пытают или не пытают заключенных в российских колониях╩ 22 ноября 2006 г.: Аникин, Фролов, Азиатцев, Хлыстанов, Ханченков. (расшифровка стенограммы круглого стола и подробные объяснения участников прилагаются).

Кроме того, Агеевым В.Л., как бывшим инженером по безопасности техники труда, были представлены документальные доказательства сокрытия начальником колонии производственных травм среди осужденных для улучшения показателей; нарушения норм труда на производстве и наличия в колонии неоформленного производства сувенирной продукции и использования на ней рабского труда заключенных, о котором также рассказывали бывшие заключенные √ участники Круглого стола.

Бывшие заключенные - Фролов С., Азиатцев С.С., Ханченко И., Хлыстанов М., принимавшие участие в Круглом столе, не являлись нарушителями режима содержания, и хотя по одному разу помещались в ШИЗО, в основном содержались в жилой зоне, были заняты на производстве и освобождены условно-досрочно.

Все они рассказали о том, что в данной колонии руководство относится к осужденным крайне недоброжелательно, используя различные способы унижения заключенных и используя не предусмотренные законодательством методы для дополнительного унижения. Причем при более подробных опросах некоторые подчеркивали, что отношение рядовых сотрудников колонии в отсутствие руководства заметно отличается снижением уровня жестокости и унижения осужденных.

Заключенные сообщали о запрете ношения теплых вещей в зимнее время, ограничении в свиданиях и использования труда заключенных в размере времени, существенно превышающим нормы, предусмотренные законодательством. Так, привлечение к работам по благоустройству территории составляет объем трудового дня, а не 2-х часов в неделю; многие работающие на производстве осужденные при устройстве пишут заявление о желание трудиться без оплаты труда и т.д.

При этом все опрошенные ранее и участвующие в Круглом столе сообщают о крайне унижающей манере общения начальника ИК-1 Авраменко С.В., как по отношению к осужденным, так и по отношению к сотрудникам и офицерам колонии. О такой же безмерно унижающей форме общения, сообщают все опрошенные сотрудники колонии.

Это подтверждается расшифровкой аудиозаписи ╚беседы╩ Авраменко С.В. с офицером колонии, предоставившего данную аудиозапись в распоряжение Движения. В ходе этой беседы начальник колонии позволяет себе не просто нецензурные выражения, но и прямые угрозы помещения офицера в камеру к осужденным, ставшим жертвой сексуального насилия, и угрозы физического насилия.

Данная аудиозапись ранее прилагалась к жалобам о возбуждении уголовного дела по факту угроз и заявлению о возбуждении уголовного дела по частному обвинению мировому судье, но была проигнорирована как судом, так и органами прокуратуры.

Сомнений в подлинности аудиозаписи нет, так как она не опровергалась никем в рамках проверок в порядке ст. ст. 141-145 УПК РФ, и подтверждается ходатайствами заявителя о проведении экспертизы по усмотрению суда или органов прокуратуры.

Тем не менее, содержание записи красноречиво свидетельствует о характере общения между начальником колонии и подчиненными, подтверждает сделанные сотрудниками заявления и рассказы заключенных о систематическом унижении сотрудников колонии на глазах у заключенных. Мы приносим извинения за приобщение расшифровки аудиозаписи, полностью состоящей из ненормативной лексики, но считаем необходимым в приобщении ее к данному обращению.

Также в ходе Круглого стола была представлена поэма ╚Рыжий ужастик╩, автором которой является бывший сотрудник колонии, уволившийся через 2-3 месяца после устройства Авраменко на должность начальника колонии в 1999 году. В ней автор рассказывает, как через месяц или два после заступления Авраменко С.В. на должность начальника колонии, сотрудники составили обращение в ГУИН МЮ РФ с требованием отстранить его от занимаемой должности из-за несоответствия, систематического хамства и.т.д. Обращение должен был отвезти автор поэмы лично, но передумал, потому что после того, как происходящее стало известно Авраменко С.В., петицию подписал не весь коллектив, принимавший участие в обсуждении её составления.

Все сотрудники, как бывшие, так и работающие, подтверждают данный рассказ и подтверждают, что Авраменко С.В. вполне может допустить в отношении сотрудников не только ругань и унижающее человеческое достоинство обращение, но и рукоприкладство. Подобный факт выражения мнения сотрудников о начальнике колонии впервые встречается в практике правозащитников.

Обращения осужденных по фактам применения к ним пыток и унижающего человеческое достоинство обращения систематически поступают в органы прокуратуры. Однако, несмотря на их большое количество, прокуратура категорически отказывается признавать право заключенных на гуманное, задекларированное российским законодательством, отношение. При этом убеждения представителей прокуратуры, полностью совпадают с отношением сотрудников ФСИН, не признающих других методов работы, кроме физического насилия и унижающего человеческое достоинство отношения.

К материалам прилагается копия поэмы ╚Рыжие ужастики╩, написанная и изданная бывшим сотрудником колонии, уволившемся после заступления Авраменко С.В. на должность начальника колонии. Поэма характеризует Авраменко, как показатель общественного мнения о взаимодействиях начальника учреждения с сотрудниками и  руководителе,

После проведения Круглого стола в Движение поступила информация о том, что практически во всех учреждениях Удмуртии ужесточен режим содержания, заключенные из ПКТ и СУС ИК-1 вывезены в другие учреждения. При этом сотрудники колоний открыто заявляют осужденным о том, ╚что вам было мало одного Ягула, устроим повсеместно╩.

 

Рекомендации

 

Для пресечения дальнейших нарушений прав осужденных со стороны администрации ИК-1 ГУФСИН по УР и защите безопасности заключенных, сделавших заявления об угрозе расправы в отношении их, необходимо проведение Генеральной прокуратурой РФ и Министерством юстиции РФ полной проверки по поступившей информации и сведениям, имеющимся в докладе и в приложениях. 

Мы считаем, что к данной проверке должны быть подключены представители правозащитных организаций, или адвокаты, представляющие интересы заключенных.

Во избежание давления на заключенных в опросах при проверке не должны участвовать представители УФСИН по УР и местной прокуратуры.  

При проверке необходимо ознакомить вышеназванных осужденных, заявивших о нарушении их прав и правозащитные организации; с обязательным последующим ознакомлением с результатами проверки заявителей и правозащитных организаций.

Помимо представленных заявлений, авторы располагают большим перечнем данных лиц, из числа бывших сотрудников, родственников и осужденных, желающих дать показания по фактам нарушения прав осужденных, но опасающихся преследований.

 

Л.А. Пономарев,

Исполнительный директор

Общероссийского общественного движения ╚За права человека╩,

заместитель председателя Правления Фонда ╚В защиту прав заключенных╩  

 

 

Приложение: материалы по делу

 

1.            Газета ╚День╩ ╧ 43 от 2 ноября 2006 г

2.            Газета ╚День╩ ╧ 44 от 9 ноября 2006 г

3.            Телекомпания ТВС  2 ноября 2006 г.

4.            Газета ╚Удмуртская правда╩ ╧ 136 от 10 ноября 2006 г.

5.            Служба информации ТК ╚Новый Регион╩ от 03.11.2006 г.

6.            Информационная лента ИА ╚День╩ от 12.11.2006 г.

7.            Еженедельная информационная газета ╚Центр╩

8.            Служба информации ТК ╚Новый Регион╩ от 15.11.2006 г.

9.            Обращение ООД ╚За права человека╩ к Уполномоченному по правам человека в РФ Лукину В.П. от 01.0.6.2006 г.

10.        Ответ из аппарата Уполномоченного по правам человека в РФ

11.        Жалоба на неправомерные действия администрацией ФГУ УФСИН по УР от 25.05.06 г. от адвоката Калояна Д.В.

12.        Опрос Мищихина А.В. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 24.05.06 г.

13.        Заявление Мищихина А.В. на имя прокурора УР от 24.05.06 г

14.        Справка из истории болезни Мищихина А.В. из ЦБ ФГУ ИК-8 по УР от 24.05.06 г.

15.        Опрос Мищихина А.В. сделан адвокатом Белоковыльским М.С. от 04.09.06 г.

16.        Опрос Жигалина В.М. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 26.05.06 г.

17.        Опрос Заулина О.Н. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 24.05.06 г.

18.        Справка из истории болезни Заулина О.Н. из ЦБ ФГУ ИК-8 по УР от 24.05.06 г.

19.        Опрос Барояна З.Ш. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 23.05.06 г.

20.        Справка из истории болезни Барояна З.Ш.. из ЦБ ФГУ ИК-8 по УР от 24.05.06 г.

21.        Опрос Барояна З.Ш. сделан адвокатом Виноградовым С.Е. от 07.09.06 г.

22.        Опрос Лукашенкова А.М. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 26.05.06 г.

23.        Заявление Лукашенкова А.М. от 05.05.06 г.

24.        Заявление от Фокиной Л.А., жены Лукашенкова А.М. от 15.05.06 г

25.        Заявление от Чхапелия Н.Т., сестры Лукашенкова А.М. от 14.05.06 г.

26.        Опрос Лебедева Д.А. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 26.05.06 г.

27.        Опрос Новоселова Д.В. сделан адвокатом Калояном Д.В. от 26.05.06 г.

28.        Жалоба от Шестакова М.В. от 04.12.06 г.

29.        Заявление от Шадрина М.А. от 24.08.06 г.

30.        Жалоба от Чилякова А.С. от 04.14.06 г.

31.        Жалоба от Фролова С.С. от 19.11.06 г.

32.        Жалоба от Миронова А.А. от 19.11.06 г.

33.        Жалоба от Аникина А.В. от 19.11.06 г.

34.        Жалоба от Баталова Р.Е. от 08.12.06 г.

35.        Заявление от Азиатцева С.С. 05.11.06 г.

36.        Жалоба от Харитонова А.В. от 05.07.06 г.

37.        Жалоба от Мочкарина С.В.

38.        Жалоба от Абашеева Р.Г.

39.        Жалоба от Бармина В.Е. от 04.11.06 г.

40.        Жалоба от Омельчук А.В. от 05.07.06 г.

41.        Жалоба от Фаргитева Б.В. от 26.05.06 г.

42.        Жалоба от Жижина А.А. от 31.03.04 г.

43.        Поэма о Авраменко С.В. ╚Рыжие ужастики╩

44.        Расшифровка круглого стола от 22.11.06 г.

 

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"