ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

1 июнь 2006 г.
Отчет о проверке заявлений осужденных, отбывающих наказание в ФГУ ИК-1 ГУФСИН по Удмуртской Республике

В ООД ╚За права человека╩ поступили заявления от осужденных, отбывающих наказание в ФГУ ИК-1 УФСИН по Удмуртской Республике. Для проверки поступившей информации в Удмуртскую Республику был направлен адвокат Московской областной коллегии адвокатов Калоян Джемал Везирович, заключивший соглашение на представление интересов осужденного Бараяна Зураба Шахзадовича, 1965 г. рождения, отбывающего наказание в ФГУ ИК-, и  этапированного в ФГУ ИК-8, (центральная больница),  в связи с травмой ноги.


Проверка поступившей информации показала, что ФГУ ИК-1 УФСИН по Удмуртской Республике, является учреждением, где к осужденные  постоянно  подвергаются пыткам и избиениям, не решаются жаловаться на администрацию, утверждают, что все избиения происходят по указанию начальника ИК-1 Абраменко С.В., который лично принимает участие в избиениях. В жилую зону переводят только тех осужденных, которые полностью лишены силы воли к сопротивлению незаконных действий администрации, что используется администрацией ИК, УФСИН и прокуратурой, т.к. осужденные отказываются сообщать о применении пыток и избиений, опасаясь за свою жизнь. Осужденные, содержащиеся в помещениях ПКТ, ШИЗО, СУС  и ПФРСИ, обжалующие действия администрации, выдаются проверяющими за злостных нарушителей режима содержания, пока не утрачивают силы воли к сопротивлению.


Все опрошенные утверждают, что даже подследственных начинают запугивать  этапированием в  ИК-1, поскольку среди осужденных она считается пыточным учреждением. Аналогичное утверждают все опрошенные родственники заключенных, граждане ранее отбывающие наказание в учреждениях Удмуртской Республики. При этом жалобы на нарушения прав осужденных  и применение пыток, из других учреждений, практически отсутствуют.


Все заключенные рассказывают о том, что осужденные, содержащиеся в ШИЗО и  ПКТ ИК-1 систематически подвергаются истязаниям и вынуждены подчинятся незаконным требованиям, унижающим человеческое достоинства: требование 100% выхода на прогулку, невзирая на наличие теплой одежды, погодные условия и состояние здоровья; все передвижения вне камер заставляют выполнять только бегом, сопровождая бег ударами дубинок; при любом выводе из камеры, а также при входе в камеру, заставляют раздеваться догола, мотивируя это полным обыском; в камерах ШИЗО и ПКТ ежедневно проводится полный обыск, при котором в камере не оставляют даже дежурных по камере. При этом процедура обыска сопровождается раскидыванием, умышленным приведением в негодность личных вещей. В ПКТ, в нарушение требований УИК РФ и ПВР ИУ  отбирается вся литература, и вместо 10 положенных книг оставляется только по одной книге на человека. В ШИЗО вообще запрещают читать и писать;. По любому поводу заключенных подвергают унижениям, требуя приседать по команде, либо отжиматься. Получение передач и посылок регулируется произвольно администрацией, а не требованием УИК РФ. На помывку в бане заключенным дается 15 минут. В случае промедления, осужденным приходилось бежать в камеру голыми и намыленными и смывать мыло в камере холодной водой. Заключенные сообщают о случаях когда их принуждали танцевать ламбаду или лизать пол.

За отправку жалоб, сотрудники не только избивают осужденных, но и подвергает актам унижения. Так, осужденные сообщили о том, что сотрудниками ИК некто осужденный Мелков, в феврале 2006г.,  был избит, опущен головой в унитаз, после чего был помещен в камеру к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации. Осужденного Глебова Александра 10 апреля 2006г. также подвергли избиению и окунули головой в унитаз, совершив тем самым акт, после которого нормальные отношения его с осужденными становятся невозможными. Известно несколько случаев длительного содержания осужденных в наручниках, после попыток суицида, и содержания их в наручниках в течении длительного времени. Осужденного Яворского избили, сломав ему ключицу, после чего он разрезал себе живот. Рану зашили прямо в стоматологическом кабинете, в помещении ШИЗО, после чего содержали в наручниках более месяца. Осужденного Фаргиева продержали в наручниках 52 дня, после того, как он в присутствии сотрудников колонии нанес себе глубокие раны на брюшной полости, шее и руках. После длительного содержания в наручниках, Фаргиев до настоящего времени не может полностью восстановить двигательные функции кистей рук, что подтверждается  осужденными, отбывающими наказание в ИК-5, куда он был переведен после случившегося.

Все опрошенные осужденные, включая уже отбывших наказание сообщили о практике применения пыток в случае обнаружения администрацией курения в камерах  ШИЗО. Так, в феврале 2006г. несколько заключенных, содержащихся в ПКТ, отказались от приема пищи, в связи с отказом администрации предоставить им в определенный администрацией же срок, личные вещи из каптерки, (т.к. в камере запрещено хранение личных вещей). За этот акт протеста, семеро осужденных были помещены в ШИЗО. Когда они находились в камере ШИЗО, кто то из сотрудников администрации заметил в камере дым от курения, что является не просто нарушением, а личной борьбой некурящего начальника ИК Авраменко.  К зданию была привезена пожарная машина, и, протянув брандспойт в коридоре, вся камера, включая осужденных и их личные вещи, была залита холодной водой. Уровень воды после залития доходил до порога ( примерно 4-5 см). При этом, отопление в камере ШИЗО было отключено, температура составляла примерно, 11-13 градусов Цельсия. В таких условиях вся одежда осужденных сушилась в течении 5-7 дней. О подобных фактах борьбы с курением сообщают все опрошенные осужденные. В феврале, во время залива, в камере находились  семеро осужденных: Дубинин И., Сагитов Ш.Ф., Лукашенков, Лабазанов А.С. и еще трое осужденных, фамилии которых заявители не помнят.

Посетив в ИК-8 осужденного Барояна З.Ш., Калоян выяснил, что 5 мая 2006г. осужденный Бароян З.Ш. и еще 9 осужденных были этапированы из ФГУ ИК -6 УФСИН  по Удмуртской Республике,  (без объяснения причин) в ИК-1, где , 6.05.2006. были помещены в сеточный дворик, где всех подвергли жестокому избиению. Лично Барояна, после избиения завели в комнату для обыска, где продолжили избиение. Избивали дубинкой, перевернув её железной стороной. Бароян говорил избивающим, что ему сломали ногу, но на это избивающие не отреагировали. Фамилий избивающих он не знает, но может опознать. После избиения Барояна принудили написать расписку о том, что он не имеет претензий к администрации ИК-1. Только после этого к нему был вызван врач, который забинтовал ему ногу и отвел в помещение штрафного изолятора. Из изолятора его на носилках унесли в санчасть ИК-1, где он до утра находился под капельницей. Утром ему сделали снимок, выяснилось, что у него закрытый перелом  большой берцовой кости. Когда Бароян З.Ш. находился под капельницей, к нему пришли неизвестные ему сотрудники ИК-1, и принудили подписать заявление, что он, якобы, упал. Только 11 мая, Бароян З.Ш. был доставлен в санчасть ИК-8, где ему была установлена система вытяжения за пяточную кость. Также у  Барояна травмирована рука. По словам Барояна, подтверждаемыми объяснениями других заключенных, находящихся в санчасти ИК-8, к нему неоднократно приходили сотрудники УФСИН по Республике Удмуртия и запугивали этапированием обратно в ИК-1, если он будет жаловаться.

Кроме того,  ивестно, что некоторые осужденные из числа этапированных вместе с Барояном З.Ш., из  ФГУ ИК -6 УФСИН  по Удмуртской Республике, и подвергавшиеся избиению 6 мая 2006 г., ( осужденные Денщиков А.Н., Кузнецов Д.Д., Сорвачев И.А на момент поступления информации от Бараяна З.Ш.), содержались в отрядах 3 и 4  ИК-1. Будучи осужденными к отбыванию наказания в колонии общего режима, они содержались в отрядах ИК-1, вместе с осужденными, отбывающими наказание в колонии строгого режима, что само по себе является нарушением действующего законодательства.    

Также были опрошены осужденные, Лукашенков А.М., Заулин О.Н., Жигалин В.М., Мищихин А.В.,  совершившие в апреле 2006г. в разные дни,  акты членовредительства, чтобы прекратить избиения и, будучи этапироваными в санчасть ИК-8 иметь возможность отправить жалобы на действия администрации.
Так, осужденный Лукашенков А.М., опрошенный адвокатом 26 мая 2006г., сообщил о том, что  6 марта 2006г., он был избит лично начальником ШИЗО Куравлевым за отказ приседать. 17 марта он и осужденный Степанов, были избит им же за отказ следовать на прогулку бегом. А в конце марта избит им же, за то что медленно бегаю.
19 апреля его ( Лукашенкова) и других заключенных, содержащихся в камере ╧15: Жигалина, Сагитова, Машковеца, Абашеева, Былдина, Ярикова, Мищихина вывели в комнату для обысков, которая среди заключенных называется ╚пыточной╩, где всех осужденных заставили под угрозой избиений приседать, отжиматься, всячески при жтом унижая. После того, осужденных заставили раздеться, оставив только форменную одежду, без нательного белья, и принудили раздеваться на счет 7 раздеваться и одеваться. Кто не успевал, подвергался избиениям. После всех экзекуций, угрозами заставили писать объяснения о том, что к полному обыску они претензий не имеют. При данной экзекуции  присутствовали следующие сотрудники: Куравлев, Комалев, Белезеков, и другие сотрудники под руководством начальника ИК -1 Авраменко С.В.


Из-за всех этих унижений Лукашенков был вынужден совершить акт членовредительства, т.е. проглотить гвозди и проволоку, для того, чтобы получить возможность выехать в санчасть ИК-8 и получить возможность отправить жалобы на действия администрации, т.к. отправка любых жалоб и обращений из ИК-1 невозможна.


Осужденный Заулин Олег Николаевич, опрошенный 24 марта адвокатом Калояном Д.В. в МСЧ ИК-8, сообщил о том, что 26 апреля, его вызвали к прокурору по надзору за соблюдением законности Дусяцкому А.В., который выяснял о том, что произошло 17 марта 2006г. Заулин сообщил, что 17 марта Лукашенков и Степанов были избиты Курылевым Д.В., резиной дубинкой за отказ следовать на прогулку бегом, т.к. они были больны. Также,  Заулин сообщил Дусяцкому о том, что он реально опасается  за свою жизнь. После беседы с прокурором Заулин был помещен в отдельную камеру ╧2, куда подошел Курылев и стал угрожать, что как только прокурор уедет, он (Курылев) лично им займется. Реально воспринимая угрозы Курылева, Заулин прямо там проглотил три гвоздя и четыре проволоки размером примерно 15-20 сантиметров и порезал себе вены, чтобы избежать избиений. Несмотря на явную угрозу внутреннего кровотечения, этапирован Заулин в МСЧ ИК-8, для хирургического вмешательства, только 4 мая 2006г. 6 мая ему была проведена хирургическая операция.
Кроме того, Заулин сообщил, что ранее он подвергался особо сильным избиениям, когда ему были нанесены сильные телесные повреждения. Так,  30.12.2004г. он был избит Красновым; 4.02.2005г. он был очень сильно избит Белезековым; 26.08.2005г. он был избит Комлевым и Красновым; в феврале 2006г. его и осужденного Ярикова С.Н. избил Белезеков.

Осужденный Мищихин А.В. болен ВИЧ-инфекцией и гепатитом В и С, сообщил, что вынужден был совершить акт  после  издевательств над осужденными, содержащимися в камере ╧15, когда их заставляли раздеваться и одеваться на счет 7, отжиматься и приседать, подвергая избиением. После того, Курылев регулярно приходил к камере ╧15 и угрожал заключенным расправой, в случае написания жалоб. 21 апреля, не выдержав угроз о расправе, Мищихин был вынужден совершить попытку суицида, а именно проглотив проволоку и гвозди, перевязанные накрест. После совершения этого акта, его оставили в камере и этапировали для хирургического вмешательства только 4 мая 2006г., т.е. оставив без оказания медицинской помощи на 12 суток. 6 мая Мищихину была сделана полостная операция. Также об истязаниях над сыном сообщила мать осужденного Мищихина Наталья Юрьевна, проживающая по адресу : г.Воткинск, ул. Курчатова, 10-45. Об истязаниях над сыном ей стало известно давно, т.к. колония ИК-1 считается у населения пыточной и освобождающие осужденные и их  родственники сообщают о происходящем в колонии. 

Осужденный Жигалин В.М., опрошенный в ИК-1 адвокатом Калояном, был зверски избит 10 апреля Куралевым и Комлевым за то, что не смог бежать из камеры до прогулочного дворика, из-за сердечного приступа.  19 апреля он был снова избит за отказ от участия в хозяйственных работах. 23 апреял был избит за то, что попросил у сотрудника ПКТ (Юрий Иванович, фамилию не знает) за то, что спросил у него сердечные капли. После этого избиения, он опасаясь, что с больным сердцем он не выдержит более избиений и совешил попытку суицида, проглотил гвозди и проволоку. Однако об этом сообщил сотрудникам ИК только 26 апреля, и был этапирован 4 или 5 мая в МСЧ ИК-8 . 6  мая ему была сделана хирургическая операция. 23 мая он был выписан из МСЧ и этапирован в ИК-1, где подвергался угрозам со стороны администрации ИК. Однако подвергать избиениям его и Лукашенко, также этапированного с ним обратно в ИК-1, бить в течении этих трех суток опасались, из-за проведения полостной операции и наличия свежих швов.

Кроме вышеуказанных заключенных, адвокатом Калояном Д.В. были опрошены осужденные Лебедев Д,А. и Новоселов Д.В. содержащиеся в ПКТ ИК-1  подтвердили факты систематических истязаний и пыток. Новоселов ДВ. , в частности , подтвердил факт избиения его Курылевым 17 марта 2006г.за отказ следовать до прогулочного дворика бегом,   заявивпри этом, что находясь в данном учреждении заявлять жалобы на администрацию не будет, вплоть до обеспечения его личной безопасности, но готов сообщить о фактах и избиениях в суде или компетентной комиссии, в случае его этапирования из ИК-1. Такое же заявление сделал Лебедев, сообщив о том, что при прибытии в данное учреждение сразу был помещен в ШИЗО, где его содержали без выхода до 26 августа 2005г., т.е. в течении 8 месяцев, без выхода. Кроме того, на протяжении 2√ух недель его содержали в наручниках. Так же он сообщил о неоднакратных избиениях его дубинками и заливании камеры холодной водой в зимнее время.

Опрошенный Яриков С.Н. отказался сообщать об истязаниях и пытках, заявив, что обеспечить его безопасность в этом случае адвокат не в состоянии, при этом не отказывался от того, что неоднократно подвергался избиениям, но лично обжаловать действия администрации не станет, до обеспечения его личной безопасности.

Практически все осужденные сообщили о том, что из-за обжалования действий администрации к ним будут применены карательные меры, и они опасаются за свою жизнь.

Кроме осужденных, содержащихся в ИК-1 были опршены осужденные Фаргиев Б.В., и Межидов Б.Р., которые были переведены в ИК-5.

Так, осужденный Фаргиев Б.В. сообщил о том, что он прибыл в ПКТ ИК-1 16 июня 2004г., где сразу был помещен в ШИЗО, и содержался там до 25 февраля 2005г., т.е. более 8 месяцев, без выхода. В связи с ухудшением здоровья 25.02.2005. Форгиев был переведен в спецблок ШИЗО-ПКТ, для прохождения стационарного лечения, где находился до 16 марта 2005г. 17 марта у Фаргиева окончился срок содержания в ПКТ, и  он безосновательно был переведен в ШИЗО сроком на 15 суток. 19 марта он был выведен из камеры, по объвинению в том, что во время прогулки он спал на полу камеры, и подвергли жестокому избиению спецсредствами. Избиение проходило под непосредственным руководством сотрудника ИК-1 Смирнова В.В., после чего Фаргиева занесли в камеру и бросили на пол. 22 марта его снова вывели из камеры и стали подвергать словесным оскорблениям, всячески унижая его достоинство. Главной мотивировкой оскорблений являлось обвинение в том, что Фаргиев не русский, и живым из колонии не выйдет. Фаргиев , понимая, что провокационные действия направлены на оказание им сопротивления, сдерживался, но все равно был подвергнут жестокому избиению, до потери сознания. В избиении принимали участие сотрудники Краснов, Белезаков, Докучаевым, Куравлевым, и другими. После того, как Фаргиев пришел в сознание в обыскном помещении, где происходило избиение, он увидел врача Васильева О.С., который говорил о том, что его состояние критическое и необходимо прекратить избиение. Из разговора сотрудников и врача, Фаргиев узнал, что приказ избивать до потери сознания всех заключенных кавказкой национальности, происходит непосредственно от Авраменко С.В. Когда Фаргиева подняли и поставили на ноги, он сказал, что не будет терпеть издевательства, поскольку ни в чем не виноват. Тогда замначальника Ивонин С.Н. достал лезвие от бритвенного станка и предложил ему (Фаргиеву). В отчаянии Фаргиев взял бритву и нанес себе глубокие раны на животе, шее и руках. Врач Васильев О.С.,  присутствующий при этом, настаивал на немедленной отправке Фаргиева в ЦБ, но Авраменко приказал ему зашить Фаргиева на месте, что тот и сделал. Фаргиев считает, что выжил только благодаря помощи Васильева О.С.


После случившегося на Фаргиева надели наручники, которые не снимали до 12 мая 2005г., т.е. в течение 52 дней. Фаргиев написал жалобу на действия сотрудников в прокуратуру, находясь в наручниках, 1 апреля 2005г. За жалобу, 17 апреля 2005г. Краснов, Белезяков, Ижболдин избили его до потери сознания и бросили на пол камеры, залитой водой. Сутки ему  не давали воды и пищи. Все истязания над Фаргиевым продолжались в течение года и 8 месяцев, т.е. весь срок его содержания в ИК-1. Только благодаря вмешательству родственников, Фаргиев был этапирован в ИК-5, в обмен на отказ в дальнейшем обжаловании действий администрации ИК-1.


    Кроме осужденных, отбывающих наказание в настоящее время были опрошены осужденные, отбывшие наказание и содержащиеся в свое время в ИК-1. Все они сообщают о том, что, находясь в ПКТ и ШИЗО ИК-1 подвергались систематическим избиениям, пыткам и жестокому, унижающему человеческое достоинство, обращению. Некоторые из осужденных, освободившись из ИК-1 продолжают обжаловать действия администрации ИК-1 после освобождения, везде натыкаясь на ответы вышестоящих инстанций и суда о том, что все случаи применения сотрудниками спецсредств применялись обосновано, а в случае отсутствия зафиксированных телесных повреждений, не применялись вообще. Прокуратурой Республики, игнорируются факты истязаний и травм у осужденных. При редком проведение опросов осужденных, процессуальные решения по устно сделанным заявлениям не принимаются вообще, о чем мне лично сообщил зампрокурора УР, исполняющий функции надзора за соблюдением законности именно ФГУ ИК-1 √ Дусяцкий А.В. Так, сообщив в устной беседе о том, что по заявлению осужденного Лукашенкова А.М., уже принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом он сообщил, что в ходе  беседы  26 апреля 2006г. с  осужденным  Заулиным О.Н. последний заявлял ему устно, что вынужден совершить акт членовредительства, из-за систематических истязаний администрации, и что он опасается за свою жизнь. По утверждению самого Дусяцкого В.А. никакого процессуального решения по заявлению Заулина он принимать не будет, из-за отсутствия его письменного обращения. Каким образом, проводилась Дусяцким В.А. проверка по заявлению Лукашенкова А.М., если учесть, что все опрошенные заключенные подтверждали факт избиения осужденного Лукашенкова А.М. 17 марта 2006г., остается загадкой. Предполагаю, что и в данном случае прокуратура не усматривает в действиях администрации превышения должностных полномочий, посчитав, что действия сотрудников носили правомерный характер и были адекватны действиям осужденных. (цитата из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по аналогичному заявлению, подписанному Дусяцким В.А.). Во всех случаях, где телесные повреждения не зафиксированы,  и не имеется письменных объяснений очевидцев заявления, прокурор принимает решение о вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. Причем в ходе проверки, осужденные которые могли видеть, если не факт избиения, то его последствия (телесные повреждения). Либо слышать угрозы в адрес осужденного, решившего обжаловать действия администрации, не опрашиваются. А проверяющий удовлетворяется заявлением должностного лица о том, что физической силы к осужденным не применялось. Учитывая, что осужденным только показывают для ознакомления вынесенные постановления, становится очевидным, что возможности ознакомится с материалами проверки по своим заявлением, у них нет.  Несмотря на большое  количество заявлений от осужденных из данного учреждения, их заявлений, что они не имеют возможности обжаловать действия администрации и имеют серьезные основания опасаться за свою жизнь, прокуратурой Удмуртской Республики все факты сообщений об избиении всегда игнорируются. Кроме того, в личной беседе Дусяцкий В.А. заявил, что разделяет мнение руководства ИК-1 о том, что к осужденным отказывающимся ╚работать╩, как заявил Дусяцкий В.А., необходимо применять жесткие требования по выполнению условий содержания. А на вопрос, какими условиями соблюдения  режима мотивировано требования передвижения из бани или камеры на прогулку обязательно бегом, и можно ли считать правомерным применение спецсредств при невозможности бега осужденным с сердечным заболеванием, Дусяцкий В.А. заявил, что это явное преувеличение со стороны осужденных. При этом проявил трогательную заботу о здоровье нарушителей, содержащихся в помещениях камер, объяснив требование 100% выхода на прогулку именно заботой о состоянии их здоровья. Несмотря на утверждения всех опрошенных осужденных, отбывающих или отбывавших ранее наказание в ИК-1, требование приседать, отжиматься, или плясать по команде, а равно обязательность передвижения только бегом, данные обстоятельства расцениваются им как преувеличение.

Однако, после того, как я выразила Дусяцкому В.А. свое личное мнение о том, что именно с его попустительства происходят все истязания администрацией осужденных, поскольку являясь должностным лицом, в обязанность которого входит надзор за соблюдением законности, Дусяцкий В.А. сообщил мне о возможности возбуждения уголовных дел в отношении осужденных, за заведомо ложный допрос.

В настоящее время проводится дополнительный опрос осужденных и их родственников, ранее отбывающих наказание в ИК-1, при этом все заявители сообщают о систематическом применении пыток и истязаний.
 Учитывая, что начальником ФГУ ИК-1 ГУФСИН по Удмуртской Республике в течении 3 суток чинились препятствия к допуску адвоката к осужденным, обращающимся в правозащитные организации с заявлениями о применении пыток и доведении до суицида, систематическом нарушении их прав, для чего потребовалось обращение в прокуратуру республики. (Прилагаю копию заявления адвоката Калояна Д.Ж. с резолюцией начальник аИК-1 Авраменко С.В, о незаконном отказе в допуске адвоката к подзащитным, а также копию обращения в Прокуратуру Удмуртской Республики, по факту чинения препятствий в работе адвоката.


Все эти издевательства продолжаются несколько лет, стали нормой для данного учреждения, что вынуждает заключенных подвергать себя актам суицида и членовредительства, чтобы избежать избиений. Судя по позиции зам прокурора Дусяцкого В.А., действия администрации ИК-1 направлены на принудительное воздействие на осужденных, с целью подавить в них силы воли и стремлению к защите их прав вместо исполнения  основной задачи уголовно-исполнительного законодательства √ воспитательной работы направленной на исправление  осужденных.


Таким образом, проверка поступивших заявлений о систематическом нарушении прав осужденных и применении пыток и унижающего человеческое достоинство обращении, достаточна достоверна и в случае ее детальной проверки, будет доказана медицинскими документами и свидетельскими показаниями большого количества осужденных, ранее отбывающих наказание в ИК-1, за последние несколько лет.

В настоящее время, по утверждениям зампрокурора УР Дусяцкого В.А, и помощника начальника  ГУФСИН по УР по правам человека, Рассадиной И.В., никаких нарушений прав осужденных или превышения должностных полномочий администрацией ИК-1 , не установлена. Предполагаю, что в настоящее время на осужденных оказывается давление с целью принудить к отказу от ранее сделанных заявлений. К такому выводу я прихожу потому, что сегодня, 31.05.2006. Дусяцким В.А. в телефонной беседе, мне было сказано, что прокуратура рассматривает возможность возбуждения уголовного дела в отношении осужденных, по признакам преступления, предусмотренного ст.306 УК (ложный донос).


Учитывая  заявление всех осужденных о том, что им угрожают расправой в случае, полагаю, что осужденным угрожает реальная опасность. В связи с чем считаю необходимым инициировать обращения во все государственные и общественные структуры (общественная палата РФ, экспертный совет при Министре Юстиции по проблемам уголовно-исполнительной системы)  с требованием проведения расследования по заявлениям  осужденных и принятия мер к обеспечению их личной безопасности.

 

Дзера О.П.                                                                             
 
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
9 июнь 2020 г.
25 май 2020 г.
30 апрель 2020 г.
10 февраль 2020 г.
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"