ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

25 июнь 2014 г.
Нижегородская область: в ИК-14 заключенный подвергался сексуальному насилию?

В Общественную наблюдательную комиссию по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания по Нижегородской области (далее – ОНК) обратился подследственный гражданин, который сообщил о фактах чудовищных издевательств, которым он подвергся в колонии № 14 (Нижегородская область, поселок Сухобезводное). Правозащитники уже направили обращения в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСИН России с требованием защитить человека от издевательств и провести эффективное расследование указанных фактов, а также предоставили потерпевшему адвоката для защиты его прав. Однако несмотря на то, что сообщение о преступлении было подано в Семеновский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Нижегородской области еще 11 июня, его руководитель, Алексей Южин, счел возможным начать проводить необходимые следственные действия только 19 июня и только после соответствующих ходатайств адвоката. 23 июня господин Южин продлил срок доследственной проверки сообщения о преступлении до 30 суток. В связи с тем, что заявителю грозит реальная опасность, юристы Комитета против пыток обратились с жалобой в Европейский суд по правам человека с просьбой принять по ней обеспечительные меры.

10 июня 2014 года в ходе посещения ФКУ ИК-14 ГУФСИН России по Нижегородской области члены ОНК провели беседу с подследственным гражданином М. (по этическим причинам не указываем его фамилию). В ходе разговора мужчина рассказал правозащитникам, что 10 апреля он был переведен из ФКУ СИЗО-1 в помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора (далее – ПФРСИ), расположенное на территории колонии № 14. Как он сам считает, сделано это было для того, чтобы он «раскололся» – и признался в инкриминируемых ему преступлениях. По крайней мере, со слов подследственного, оперативный сотрудник МВД, осуществляющий сопровождение по его делу, угрожал, что в ПФРСИ ИК-14 несговорчивый обвиняемый сознается во всем.

В ходе беседы с правозащитниками гражданин М. рассказал об ужасных фактах издевательств над ним: сначала заключенные избивали его, требуя написать признательные показания, а не добившись своего, они изнасиловали его резиновой дубинкой (специальное средство «ПР-73», используемое сотрудниками силовых структур). После этого мужчина был вынужден написать «явку с повинной». По его словам, издевавшиеся над ним заключенные все это время связывались по телефону с оперативным сотрудником МВД, согласовывая эти показания и даже редактируя стилистику повествования для пущей убедительности.

Как рассказал гражданин М., он был вынужден отказаться и от услуг своих адвокатов в связи с угрозами все того же оперативного сотрудника МВД. Также он сообщил, что 29 апреля он решился рассказать о произошедшем сотруднику аппарата Уполномоченного по правам человека в Нижегородской области, однако письменного заявления подавать не рискнул – после этой устной жалобы его вновь избили все те же заключенные и применили сексуальное насилие, зафиксировав издевательства на видеокамеру.

16 июня члены ОНК уже совместно с заместителем Сухобезводненского прокурора по надзору за исправительными учреждениями Сергеем Морозовым вновь посетили подследственного гражданина М. и узнали от него, что после его жалоб он еще дважды подвергся издевательствам. 12 июня: «когда меня выводили с прогулки, сзади мне на голову накинули темный мешок. Меня начали душить и связывать ноги и руки (сзади) скотчем. На некоторое время я скинул мешок с головы и увидел трех осужденных в масках и одного из конвойных, который помогал напавшим на меня осужденным меня связывать. Затем меня начали душить… дальше им удалось придушить меня мешком и им удалось меня замотать. Они замотали  руки и ноги скотчем, вынесли меня в тюремный дворик. Повалили на асфальт и начали поливать холодной водой. Облили всего холодной водой, сорвали одежду и одновременно душили этим мешком, а также выкручивали руки. Долго обливали холодной водой, потом этот шланг вставили мне в задний проход. После этого, меня оттащили в душевую, бросили на пол и включили теплую воду. Я начал приходить в себя, откашливаться, восстанавливать дыхание, но все равно не получалось встать. У меня такое было однажды года три назад. Мне не поверили, сказали, что симулирую. Они силком посадили меня на лавку и заставили одеться в свою сухую одежду. Меня начало всего знобить, встать я не мог, у меня начались судороги, удушье, и еще руки выламывали. В один момент от удушья я потерял сознание. Меня откачивали нашатырным спиртом».

13 июня: «ко мне зашли двое осужденных в масках, схватили меня за руки, за ноги, унесли, надели мешок на голову, унесли опять в первую камеру, где карантин, опять привязали ноги, спереди руки замотали скотчем, растянули опять меня на столе, опять раздели меня, опять начали меня заставлять отказную написать от своих жалоб. «Сейчас мы тебя за это е…ать будем». Начали силой вгонять мне палку в задний проход, резко силой. Я говорю: «Хоть бы, ну, лучше бы убили, застрелили при попытке к бегству, я не знаю, задушили, списали бы на тромб. Зачем Вы так делаете, мне не хочется жить после всего этого. Я не мог от боли ничего говорить, только мычал… После того, как они поняли, что уже бесполезно со мной разговаривать, потому что я ничего не  соображал от боли, они меня отвязали, я упал на пол, они вылили мне на голову таз воды холодной, чтобы я пришел в себя. Заставили обтереть кровь, которая у меня текла из анального отверстия, своими трусами».

Несмотря на то, что еще 11 июня после первого посещения члены ОНК подали сообщение о преступлении в Семеновский межрайонный следственный отдел СУ СК РФ по Нижегородской области, а также обратились в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСИН России, работа по их обращению была начата руководителем следственного органа Алексеем Южиным только 19 июня, когда к делу подключился предоставленный правозащитниками адвокат Евгений Губин. По его ходатайству было проведено медицинское обследование пострадавшего в местной больнице. Спустя еще два дня, 21 июня, наконец, был опрошен заявивший о тяжких преступлениях гражданин М., а также проведен осмотр места происшествия.

В ходе беседы с членами ОНК 18 июня заявитель пожаловался уже на противоправные действия сотрудника администрации: «сегодня при обходе в 9-00 в камеру ко мне зашел майор, он скинул все на пол, вылил воду из питьевого бачка, несколько раз ударил меня в грудь, затем взял подушку и начал избивать меня подушкой».

Отметим, что 20 июня в ходе очередного визита правозащитников, сотрудники администрации исправительной колонии попытались воспрепятствовать фотографированию очередных повреждений у подследственного. Также фельдшер учреждения отказалась ознакомить членов ОНК с журналом травматизма. Это удалось сделать только после вмешательства прокурора Сергея Морозова. Неудивительно, что изначально медики не хотели показывать журнал, так как травмы гражданина М. в нем не были зафиксированы. Как рассказал адвокат Евгений Губин, в тот же день сотрудники ИК-14 не пропускали его три часа к своему доверителю, пытались досмотреть, а в довершение – хотели получить копию опроса гражданина М.

23 июня правозащитникам стало известно, что руководитель Семеновского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Нижегородской области Алексей Южин продлил срок доследственной проверки сообщения о преступлении до 30 суток.

«Несмотря на очевидные признаки преступления, следователь по неясным причинам продлевает срок доследственной проверки до месяца, что крайне затрудняет нормальное расследование приведенных фактов, – считает заместитель председателя ОНК по Нижегородской области, юрист МРОО «Комитет против пыток» Олег Хабибрахманов. – Также отмечу важную деталь. ПФРСИ, то есть помещение, функционирующее в режиме следственного изолятора, предусматривает полную, стопроцентную изоляцию подследственного от лиц, отбывающих наказание. На территории самой колонии есть локальной участок со зданием, в котором расположены камеры ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и ПФРСИ. Даже на этот участок можно попасть только с разрешения оперативного дежурного колонии или руководства учреждения. Содержание осужденных и подследственных в этом здании строго покамерное. Любое перемещение осужденного или подследственного возможно только в сопровождении сотрудников исправительной колонии. Тем не менее, подследственный М. сообщает нам о регулярных контактах с осужденными, применявших к нему насилие. Подобное могло происходить исключительно при содействии сразу нескольких должностных лиц колонии. Полагаю, что следственным органам следовало незамедлительно возбуждать уголовное дело не только по статье о совершении насильственных действий сексуального характера, но еще и по статьям, предусматривающим ответственность за совершение должностных преступлений».

В сложившейся ситуации юристы Комитета против пыток обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и попросили Суд принять по ней обеспечительные меры. 

Заместитель председателя МРОО «Комитет против пыток», руководитель отдела международно-правовой защиты Ольга Садовская: «На основании Правила 39 Регламента ЕСПЧ Суд может в исключительных случаях, когда заявителю грозит серьезная опасность, потребовать от государства-участника Конвенции предпринять меры, необходимые для защиты жизни и здоровья заявителя, до момента рассмотрения Судом его жалобы. Обычно это касается ситуаций, когда человек высылается в страну, где он может подвергнуться пыткам. Или это ситуация, когда над человеком постоянно издеваются, что может привести либо к смерти, либо к самоубийству. У нас есть успешный опыт обращения к Суду с просьбой о применении обеспечительных мер, и мы уверены, что и в этом случае будет принято положительное решение».

ОНК по Нижегородской области

Источник: Комитет против пыток

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"