ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

23 июнь 2014 г.
Свердловская область: в ИК-2 снова труп

18 июня 2014 г. в рамках проекта «Общественная служба пенитенциарного контроля» члены ОНК Свердловской области Ольга Дианова и Лариса Захарова проверяли ИК-2 г. Екатеринбурга.


С первых минут проверка началась с инцидента. Дело в том, что в ИК-2 прибыли родственники осужденного, который умер несколько дней назад. Нам захотелось помочь этим людям на тот случай, если у них возникнут проблемы либо будут видимые причины насильственной смерти, а также желание самих родственников.  Но в разговор между общественными наблюдателями и родственниками неожиданно в резкой форме вмешался представитель администрации, пришедший для сопровождения членов комиссии.

Оказалось, как нам пояснил зам. начальника — мы убежали от него (по его версии), и вообще членам ОНК можно только находиться там, где есть осужденные. Во всех других помещениях даже попытка вхождения имеет строжайший запрет.


Дальше было еще интереснее — нас провели в комнату для досмотра, где предложили поднять руки и раздвинуть ноги и металлоискателем проверили все рельефы тела, таким образом, подвергли двух женщин унижению. Такая проверка в отношении нас, членов ОНК, проводилась впервые.

Проверили ПФРСИ, где содержится 58 человек. Один осужденный рассказал нам о беспределе, который он видел в ИК-2, когда находился здесь в 2012 году. У него был как будто крик души, сколько он пережил. То, что он нам рассказывал, мы слышали не раз от других, кто побывал в «застенках двойки». Не впервой слышать нам как выбивают в ИК-2 показания, явки с повинной, пытают до такой степени, пока человек не скажет наизусть то, что надо.


В ПФРСИ проверили каждого заключенного, но мы знаем, что крайне редко кто-то будет говорить правду, они запуганы. И это можно понять.

Как сказал один обитатель одной из камер, который отказался от правозащитников, «вы пришли и ушли, а мне тут дальше сидеть».


Заключенных в ШИЗО и ПКТ снова прибавилось, это если сравнивать с посещениями за восемь месяцев, одежда у помещенных в ШИЗО ветхая и несуразная.  А в ПКТ в основном те, кто прибыл с других колоний.


После ПФРСИ сразу прошли в инвалидный отряд №3, где находится 54 человека, «свободных» мест нет, из них 7 осужденных имеют 2 группу инвалидности, 8 – третью. Остальные, как нам сказали, содержатся в нем по состоянию здоровья.


Проверили карантинное отделение, где числилось восемь человек, а было только пятеро, другие оказались в больнице.

И снова та же картина – подавленный психологически вид и опущенные головы, руки лежат на коленях, а на все вопросы отвечают — НИКАК НЕТ или ТАК ТОЧНО. Они даже не поднимают головы, так, видимо, их уже приучили.


Проверили мы и больницу, с нами ходил дежурный врач, в больнице идет ремонт, а заключенные лечатся. Никто ни на что не жаловался, что также достаточно привычно. Всех заключенных, кому необходима помощь по проведению медицинского обследования и назначенного после этого лечения, а также всех, кто обратился за помощью, мы взяли на свой контроль. В наших правилах проверять этих людей в дальнейшем.


Вечером созвонились с родственниками умершего, оказалось в первый день им не удалось получить тело близкого им человека, так как все время было что-то не готово или уже закрыто. Это же произошло и на следующий день.


С самого утра родственники и мы приехали в морг, но оказалось, что сотрудник ИК-2 уже забрал документы, передав через регистратуру, чтобы ехали в колонию. Однако прибыв в «двойку», родственники вновь столкнулись с равнодушием и бумажной волокитой. То документов нет, то начальника нет, то это, то другое. Никого не волновало, что люди, убитые горем, ездят за сотни километров второй день и все безрезультатно.


Мы вмешались в ситуацию и обратились в Аппарат Уполномоченного по правам человека Свердловской области. Только после звонков специалиста Аппарата УПЧ Сергея Санникова ситуация сдвинулась с мертвой точки. Как рассказывали нам сами родственники, все вдруг сразу забегали и все быстро выдали.


Уже под вечер удалось получить тело умершего, проведя осмотр тела, мы увидели телесные повреждения, в голове сложилась картина, как будто заключенного били по голове, а он закрывался руками. Удивила запись о причине смерти, как всегда она банальна — или сердечная недостаточность или какая-либо инфекция, а трупы со следами пыток продолжают «вылетать» из «застенок» ИК-2.

Лариса Захарова, член ОНК Свердловской области

Источник: Правозащитники Урала

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"