ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

13 декабрь 2007 г.
Удмуртия: в ИК-1 адвокатов посадили за решетку
При посещении подзащитного, находящегося в изоляции (колония или следственный изолятор), адвокаты обычно общаются со своими клиентами через тюремную решетку, то есть, несмотря на то, что подследственный отделен от адвоката прутьями решетки, у него и адвоката есть возможность передавать документы, визировать бумаги личной подписью подзащитного. Однако с лета 2007 года администрация исправительной колонии   1 в поселке Ягул ввела "новшество" - комнату, где адвокаты работают со своими подзащитными, разделили на три части. 

Решеткой теперь огорожена не только та часть, где сидит заключенный, но и та, куда попадает при входе в комнату адвокат. Между клеткой для заключенного и клеткой для адвоката расстояние примерно полтора-два метра. Как рассказал "Д" ижевский адвокат Сергей Скрябин, ни в одном из закрытых учреждений УФСИН такого он еще не видел, хотя ему приходилось бывать не только в колониях Удмуртии, но и в соседних республиках - Татарии и Башкирии. Нововведение ягульского тюремного начальства нарушило не только элементарные удобства, необходимые при работе с подзащитными, нарушены основополагающие гражданские права адвоката - защитников фактически на время лишают свободы и заключают под стражу без санкции суда. А ведь законодательство не регламентирует, сколько времени адвокату придется отсидеть за этой решеткой, он пробудет здесь столько, сколько требуют интересы его клиента.

Теперь в случае, если возникает необходимость обменяться бумагами или поставить роспись на документе, приходится вызывать сотрудника учреждения, который участвует в совершении этих действий как посредник. Хотя закон строго оговаривает, что работа адвоката со своим подзащитным должна происходить в условиях конфиденциальности. Какая уж тут конфиденциальность, если документы проходят через третьи руки.

Рассказывают, что одному адвокату пришлось посидеть в "клетке" в течение 40 минут, пока отлучившийся сотрудник колонии, наконец, не вернулся и не открыл дверь снаружи.

Сергей Скрябин говорит, что администрация учреждения аргументирует свои нововведения усилением мер безо-пасности, которые якобы необходимы для защиты самих защитников. Однако на поверку выходит, что в первую очередь нарушается адвокатская тайна работы с подзащитным - теперь всё, что говорится ими на расстоянии полутора-двух метров, должно быть произнесено громко, иначе собеседник может не услышать своего визави. В то время как работа плечом к плечу позволяла переходить на шепот. Вынужденные сидеть под запором и за решеткой, адвокаты жаловались в Управление федеральной службы исполнения наказаний на нарушение своих конституционных и гражданских прав, но их заявления, по словам Скрябина, остались без ответа.

Источник: ИА Удмуртии "День"
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
3 декабрь 2019 г.
3 сентябрь 2019 г.
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"