ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

8 ноябрь 2021 г.
Цифровизация пыток. Адвокатов не впускать!

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА» 

Лев Пономарев, правозащитник:

Представим невозможное: директор ФСИН Калашников сел в тюрьму. 

Хотя, если подумать, не так уж это и невозможно – его предшественникам удавалось. 

И вот, значит, пытают Калашникова. Лупят, как севрюгу. Оборачивают простыней и макают в кадку с водой. Провода приготовлены оголенные. А в углу стоит швабра, перевязанная праздничной красной ленточкой. 

Для чего она здесь? Калашников знает, для чего. Что он, видео из Саратова, чтоли, не видел? 

А сейчас все расплывается в глазах. Кричат ему что-то, прямо в ухо. Калашников всхлипывает, подписывает что-то неглядя. Потом еще, и еще. Трясущиеся пальцы роняют ручку. Только бы это все прекратилось! Ведь подписал же! Но подписать мало – надо еще и выучить показания к приезду следователя. 

«...таким образом, из 22 млрд рублей, выделенных на цифровизацию российских учреждений ФСИН, мной совместно моими подчиненными было похищено…» 

Адвоката к Калашникову не пускают. Но не по беспределу, как раньше, а на основании закона! Принятого еще когда Калашников был директором. Во-первых, карантин. Во-вторых, обнаружена «реальная угроза вооруженного нападения на сотрудников ФСИН». В-третьих, что-то про «коллективные действия по неповиновению». Поэтому передачи не принимаются, посещения адвокатом и ОНК, свидания с родственниками – все запрещено, введен так называемый «режим особых условий». 
Хотя если бы пустили членов ОНК – это вряд ли бы что-то изменило, верно? Ведь в ОНК – бывшие сотрудники ФСИН, МВД, члены ветеранских организаций. С ними у директора ФСИН Калашникова никаких проблем не возникало. Они бы к нему обращались вежливо, по имени-отчеству, по привычке. Но жалоб, конечно, никаких бы не приняли.

А если бы пустили адвоката? Ну, рассказал бы Калашников о ему пытках, под опрос. Но в деле-то будет справка от цифровой интеллектуальной системы! Там будет написано, что «никакого нетипичного поведения сотрудников ФСИН и других заключенных по отношению к Калашникову А.П. выявлено не было», а «на лице Калашникова А.П. наличествуют морфологические признаки преступного умысла на оговор сотрудников ФСИН и намерения уйти от ответственности». 

Оснований не доверять нейронной сети нет. Кроме того, адвокат не вправе разглашать сведения, «составляющие тайну следствия», «предназначенные для служебного пользования», «наносящие ущерб обороноспособности страны», и так далее… 

Не жалейте Андрея Петровича Калашникова. Пожалейте себя и своих близких, ведь все это может произойти с каждым. И с вами с гораздо большей вероятностью, чем с ним. И не думайте, что арсенал издевательств ограничен только разнообразием предметов для засовывания в задницы. Пытать людей можно и без прямого физического насилия – посмотрите пронзительный фильм Дождя* о том, что вытворяют с в колонии с Навальным. От моральных издевательств никаких следов на теле не остается. 

А у Калашникова пока еще все не так плохо. «Цифровизация» системы ФСИН еще не проведена, миллиарды не распилены, закон об ограничении прав заключенных не принят. Но самое главное – внимание общества приковано к тому, что происходит в русской тюрьме. Заключенные это чувствуют, и напряжение в колониях растет. Они надеятся, что вы их услышите, и поможете изменить эту бесчеловечную систему. 

Наши требования просты: 

Калашников должен уйти в отставку. 

Массовые случаи пыток должны быть расследованы, виновные – наказаны. Парламент страны должен взять эти расследования под контроль.  
Система ФСИН должна быть подвергнута коренному реформированию. Законодательство должно быть изменено в сторону реального усиления общественного контроля и открытости системы ФСИН для общества.

*Министерство юстиции России внесло фонд «В защиту прав заключенных» в реестр НКО, выполняющих функцию иностранного агента

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"