ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

19 сентябрь 2017 г.
Вынесен приговор Максиму Хохлову — 1 год и 3 месяца тюрьмы

Судья Зюзинского суда Леонид Чечко огласил приговор Максиму Хохлову, обвиняемому к краже телефона у мигранта из Узбекистана – 1 год и 3 месяца колонии общего режима. Ранее сторона обвинения запросила для молодого человека 1,5 года лишения свободы.

Дело Максима Хохлова стало вопиющим примером фабрикации уголовного дела. Максим – бывший заключенный, попавший в тюрьму по малолетке, вышел на свободу в прошлом году и приложил максимум усилий, чтобы начать новую, далекую от криминала жизнь. Он женился, нашел работу, снял жилье, пошел учиться. Но во время новогодних праздников познакомился с Мумином Муминовым, приезжим из Узбекистана. А спустя несколько часов Муминов обвинил его в краже телефона.

Впоследствии внезапный «друг» отказывался от своих показаний и говорил, что не имеет претензий к Максиму. Но «машина» уже закрутилась — полицейским, следователям и последующим инстанциям нужны были «палки».

Именно поэтому следствие, прокуратура и суд отклонили все ходатайства защиты, которые обеспечили бы Максиму алиби. Не была проведена товароведческая и радиотехническая экспертиза телефона, которая бы показала его реальную стоимость, а стоимость влияет на тяжесть вменяемой статьи. Не были истребовано медицинское освидетельствование мигранта Муминова, который в момент написания заявления на Хохлова был настолько пьян, что сразу после написания был увезен на скорой в больницу.  Не была просмотрена и приобщена к делу видеозапись из вагона метро, которая бы могла подтвердить то, что Муминов сам передал Хохлову свой телефон.

За Максима Хохлова поручались правозащитники, за него вступались депутаты Госдумы, в его судьбе активнейшее участие принимал священник Константин Кобелев, служащий при Бутырской тюрьме, и несколько московских православных общин. О Максиме Хохлове регулярно писали СМИ. Тем не менее оправдательного приговора мы не дождались. Согласно решению Зюзинского суда Максим проведет в заключении еще семь месяцев. Адвокат Константин Маркин намерен обжаловать приговор в вышестоящей инстанции.

Комментарий исполнительного директора ООД «За права человека» Льва Пономарева по делу Максима Хохлова на Радио «Соль» от 05.09.17:

«Полицейские становятся оккупантами в стране, оккупационной властью. Я сейчас пришел с процесса над Максимом Хохловым. Суд уже идет к концу. Я вижу, как себя ведет прокуратура там. Абсолютно нелепые обвинения, мы в прошлый раз говорили об этом. И я вижу, как прокуратура абсолютно не следит за выполнением закона. Я вижу судью, который не поддерживает ни одного ходатайства, которые дает профессионально работающий адвокат. Единственное, что меня радует, — что на суд над простым парнем Максимом Хохловым, который по малолетке попал в колонию, потом вышел из нее, создал семью, и потом полицейские возбудили уголовное дело против него ради того, чтобы просто отчитаться, бывшего заключенного хотят посадить и получить повышение за это или даже не повышение, а всего лишь галочку за очередное уголовное дело, — так народ приходит защищать его массово уже. Туда пришли около 60 человек, все они вошли в комнату, и это очень радует. Просто обычный, простой народ. Более того, там были священники. Мы знаем, что руководство нашей церкви для власти тем хорошо, что они оправдывают все действия Путина. Но вот обычные священники — я не имею в виду, что они политикой занимаются, но они видят преступления полиции, они ее разоблачают. Я вижу, какие посты ставят священники уже сейчас. Они зовут свою паству приходить в суд и защищать простого парня Максима Хохлова. Я думаю, если все это дальше так будет развиваться, то да, это народное сопротивление репрессиям, которые в России нарастают шаг за шагом. И репрессии не только против политической оппозиции, а против народа. Действительно, как будто вот эти силовики — это какие-то оккупанты. Мы это замечаем, когда дело касается Кирилла Серебренникова. Мы точно знаем, что это неправовое наказание, что его обвиняют в том, что он не совершал. Если и надо как-то судить и разбираться, то совершенно по другой статье. Это все нам уже разъяснили профессионально. Многие директора сказали, что все совершают такие квазипреступления, которые, возможно, совершал Кирилл Серебренников. Там понятно, там выступили десятки, сотни деятелей культуры. А здесь просто Максим Хохлов, просто парнишка, который хочет построить свою жизнь. Он еще молодой совсем, он женился, венчался в церкви, уже будучи в СИЗО. Плевое дело, оно не нужно никому. Тем не менее, его хотят посадить. Я могу объяснить, почему власть, Минкульт выступает против Кирилла Серебренникова. Это я могу понять и объяснить логикой какой-то. А вот зачем уничтожать Максима Хохлова и сажать его так, чтобы он уже, может быть, не вышел оттуда, погиб там, второй раз попав в колонию? Психика у него уже подорвана предыдущим разом. Он, кстати, детдомовец. Зачем надо это делать?»

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
6 октябрь 2016 г.
8 декабрь 2017 г.
30 ноябрь 2017 г.
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"