ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

28 февраль 2017 г.
Кировская область: бывшего заключенного судят за клевету после его заявления об избиениях
Об истории бывшего заключенного Алексея Галкина, который отбывал наказание в кировских колониях, редакции «7x7» стало известно от журналиста Анастасии Зотовой — супруги другого экс-заключенного — заявившего о пытках в карельской колонии гражданского активиста Ильдара Дадина. Она рассказала, что Галкин обратился за помощью в движение «За права человека». Он приехал из кировской колонии в Москву и сообщил, что на него завели уголовное дело о клевете на сотрудников исправительного учреждения, хотя, по словам Галкина, пострадавшим является именно он. Корреспондент «7x7» встретился с ним на кировском автовокзале — мужчина как раз возвращался с первого заседания суда по его «клеветническому» делу. «7x7» публикует его рассказ с некоторыми сокращениями и без упоминания номеров колоний. 

Алексей Галкин провел в заключении в общей сложности около 17 лет, сейчас ему 37. В предпоследний раз, с 2007 по 2012 годы, он отбывал наказание в одной из колоний в Омутнинском районе. Он говорит, что сотрудники колонии издевались над осужденными: заставляли бегать по коридорам, ставили людей на растяжки, били. На вопрос о том, зачем это было нужно, Алексей отвечает: просто так. Он описывает события 2009 года, когда, по его мнению, положение заключенных значительно ухудшилось.

— С этими избиениями я не был согласен и обращался в различные инстанции. За это со стороны администрации на меня оказывалось воздействие, также давление оказывалось со стороны осужденных, которые, так сказать, шагают в ногу с администрацией, единомышленники. И меня посадили в изолятор. Причину я уже не помню: то ли сидел с закрытыми глазами, то ли не поздоровался, то ли пуговица не была застегнута, мелочи какие-то. Дали мне, по-моему, суток десять. Били меня суток пять, ежедневно, раз по восемь в день. После того, как я смог раздобыть лезвие, я очень сильно порезался. Они меня вывезли в другую ИК. Там была больница, — рассказывает Алексей. Он утверждает, что хотел покончить жизнь самоубийством, потому что больше не мог терпеть издевательства. Самым ужасным испытанием для него было использование электрошокера.

Через некоторое время Алексей вернулся в колонию, где, по его словам, избиения продолжились.

— Мне сломали ногу, раздробили пальцы, сломали ребра. Ребра гнили, появилась опухоль. Это все продолжалось восемь месяцев, у меня каждый день были боли, температура, — рассказывает он.

Разрешить ситуацию удалось в 2010 году, когда Галкин передал знакомому, уезжавшему в другу колонию, телефон подчиненной Татьяны Голиковой (тогда она занимала пост министра здравоохранения). Тот передал ей информацию о состоянии здоровья Галкина и, по его словам, реакция последовала сразу же. Алексея госпитализировали, удалили два ребра.

Но по возвращении в колонию пытки все равно продолжились, утверждает он.

— Резаться было бессмысленно, приходилось предпринимать более серьезные методы: в грудную клетку засовывать железяки, даже в печень. Только чтобы уехать из этого ада. Где-то в конце срока меня снова увезли в лечебную исправительную колонию, оттуда я уже и освободился, — рассказывает Галкин.

Через три месяца после освобождения он снова сел за кражу и пробыл в колонии до 2014 года. В течение срока он резался больше десятка раз по тем же, как он говорит, причинам — пытки. В 2015 году Галкин снова был осужден за кражу на два года и попал уже в колонию в Верхнекамском районе:

— Я был известен системе ФСИН как жалобщик. Ко мне пришло все руководство, у нас состоялся разговор. Я предложил не ругаться, чтобы я нормально освободился, у меня больная мать. Они мне пообещали написать хорошую характеристику. Я написал заявление на ограничение свободы [то есть наказание, которое не предполагает заключение]. Но они написали, что не считают это целесообразным. Мне не объясняли, почему. Может быть, им не хватало количества заключенных. Я же им ничего хорошего не сделал: ни на кого не донес. Там же обычно выходят те, кто работает на должностях у администрации, приносит пользу. После этого я написал ряд жалоб.

В январе 2016 года Галкина вызвали к одному из сотрудников колонии, который предложил осужденному перестать жаловаться. Тот ответил, что его не запугать и, по его словам, получил несколько ударов в лицо. После этого он не мог несколько дней есть: Галкин предполагает, что у него была сломана челюсть. Но он, испугавшись, что его переведут в колонию, имеющую репутацию исправительного учреждения, где к осужденным относятся очень жестко, согласился подписать бумагу о том, что пострадал, упав с турника. Галкин предоставил редакции «7x7» справку о медобследовании, в ней говорится, что на левой скуле у него была ссадина.

В марте Галкин поехал в другую колонию, там была конференц-связь для удаленного участия в судебном заседании (осужденный не помнит, что именно был за суд). Там он написал 12 жалоб и заявлений о возбуждении уголовных дел в различные инстанции (в том числе по поводу предполагаемого избиения), запечатал их в конверты и передал сотруднику, ответственному за их отправку. Это сотрудник попросил Галкина дать расписку, что он предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний.

Затем Галкин вернулся в «свою» колонию, где у него во время обыска «якобы нашли лезвие». Осужденного водворили в единое помещение камерного типа (помещение для нарушителей), где он пробыл практически до конца срока — января 2017 года. За это время Галкин узнал, что на него еще в мае 2016 года возбуждено уголовное дело о клевете — за то, что дал ложные показания об избиении со стороны сотрудника колонии (постановление о возбуждении уголовного дела есть в распоряжении «7x7»).

Дело сначала рассматривали в Верхнекамском суде, а затем его передали в Кирово-Чепецкий районный суд.

— Мне назначили заседание на 27 декабря, но никто не посчитал нужным доставить меня в суд. Потом суд переносили на 12 января [2017 года], 13 числа я освобождался. Тоже меня никто не этапировал, — объясняет Галкин.

После освобождения он поехал в Москву и обратился в Фонд «В защиту прав заключенных», где рассказал свою историю. Галкину предоставили защитника Петра Курьянова, который вместе с бывшим осужденным участвует в суде.

Там уже допросили следователя по делу и нескольких осужденных, которые подтверждают данные следствия, что Галкин упал с турника и так повредил себе лицо. При этом лично происшествия никто не видел, все дают показания со слов других заключенных, конкретные фамилии не называются.

Следующее заседание состоится 3 марта. На нем будут допрашивать сотрудников ФСИН и потерпевшего по делу, то есть того сотрудника, которого, по версии следствия, Галкин оклеветал.

«7x7» ранее писал о другом заключенном, который заявил о пытках в одной из колонии в Кировской области. Эдуард Горбунов передал через своего адвоката видеозапись, на которой рассказывает, что его били, окунали в снег и применяли еще более жестокие меры воздействия. По этому поводу следственный комитет проводит проверку.

Катерина Клепиковская, 

Источник: «7x7»

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"