ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

6 февраль 2017 г.
Лев Пономарев: Чего мы дёргаемся? Может быть, ФСИН прав и надо пытать заключенных?

Наступил февраль. С момента публикации письма Ильдара Дадина о пытках в Карелии прошло три месяца.

За это время мы в движении «За права человека» получили десятки жалоб от заключенных, организовали поездки адвокатов в карельские колонии, и собрали большую доказательную базу о пытках. Мы плотно работали с государственными органами всех уровней, пытаясь мобилизовать их для борьбы с пыточными зонами.

Если читатель, который следил за нашей работой, по моему совету запасся попкорном — то это не напрасно.

Произошел неожиданный сюжетный поворот.

На эту неделю было запланировано выездное собрание Совета при президенте по правам человека в Карелии. Глава Совета Михаил Федотов проинформировал меня, что членами Совета были запланированы посещения колоний.

2678468

Но прямо перед отъездом СПЧ в Карелию, в прошлую пятницу выяснилось, что чиновники из службы исполнения наказаний отказываются пустить правозащитников в колонии, откуда поступают жалобы.

2678470

Теперь члены президентского совета готовят совещание, на которое они зовут руководство ФСИН. О ситуации в колониях им расскажут адвокаты – так что кино продолжается.

2678472

Отказ пустить в колонии правозащитников фактически можно расценивать как подтверждение слов о пытках от руководства ФСИН. Понимая, что скрыть сообщения о пытках уже не получится (потому что мужики в колониях, несмотря на запугивания, готовы давать показания о насилии) – ФСИН пустился во все тяжкие. Насколько я знаю, они впервые запретили советнику президента М.А.Федотову посетить колонии.

Система, которая сначала подыгрывала правозащитникам, пытаясь замять скандал, теперь решила честно и цинично заявить: «Да, мы пытаем заключенных. И что с того?»

Может быть, ФСИН так нагло ведет себя, потому что у них есть поддержка в администрации президента? Или, может быть, вообще служба исполнения наказаний права, и пытки в колониях нужны – а мы зря дёргаемся и зря пытаемся защищать заключенных?

Пытать или не пытать – вопрос философский и выходящий за рамки только лишь тюремной тематики. Это вопрос о том, готово ли российское общество одобрять пытки, и может ли оно при таком раскладе называться цивилизованным. Готовы ли мы заявить, что даже человек, совершивший ошибку, не должен подвергаться пыткам – или мы с удовольствием вываляем его в дёгте и посадим на кол?

Мой опыт показывает, что достаточно многие россияне придерживаются мнения, что пытки в колониях нужны, и заключенных защищать не надо, потому что «иначе с этими мерзавцами нельзя».

В числе прочего приводится такой якобы неубиваемый аргумент: вот, если бы кто-то избил твоего близкого, неужели ты не хотел бы в ответ отколошматить подонка? Я согласен, что чисто по-человечески хочется отомстить. Хотя наша духовная скрепа – православие – говорит об обратном: надо простить обидчика и подставить вторую щёку. Понятно, что это всё же преувеличение.

Но готовы ли мы разрешить государству карать осужденных пытками вместо того, чтобы дать им возможность исправиться? Готовы ли мы принять тот факт, что любой человек в колонии может быть подвергнут пыткам, хотя это не прописано в законах? Готовы ли мы к тому, что принявший схему «ока за око» преступник выйдет на свободу и пойдёт в свою очередь мстить этому обществу?

Очевидно, что цивилизация постепенно уходит от жестокости, от этого самого принципа «око за око». Наши далекие предки, жившие на деревьях, убивали и ели друг друга, а в средние века могущественные церковники варили еретиков в кипящем масле. Сейчас мысль о каннибализме или инквизиции не внушает ничего, кроме отвращения. Так должно быть и с пытками, хотя система исполнения наказаний с этим не согласна. Во ФСИН рассчитывают, что им официально разрешат избивать людей – именно поэтому они проталкивали «закон садистов». А население страны вроде бы эту позицию поддерживает – «иначе с мерзавцами нельзя».

Кстати, не следует забывать и о том, что в нашей стране примерно треть заключенных сидят просто так, без вины. Недавно об этом заявил не кто-нибудь, а генеральный прокурор РФ. И зарекаться от тюрьмы в нашей стране невозможно – может быть, такая судьба ждёт и вас (не дай Бог, конечно).

Просто представьте, что в один не очень прекрасный день полиция задерживает вас на улице, ведет в отдел, и — чтобы получить «палку» — заводит уголовное дело. А судья ради статистики осудил вас и отправил за решетку.

И вот, вас везут из родного города сначала на поезде, потом на автозаке в неизвестные края. Машина останавливается, и вы выходите, жмурясь от солнца, озираетесь и слышите: «Вперед, животные! Бегом!» А потом вас будут бить палками по голове и ногами по ребрам, и вы будете думать, что это какая-то ошибка, ведь вы ни разу не виноваты и ничего плохого не сделали, и «начальник разберется». Но никто вам не поверит, потому что «за решетку просто так не попадают».

А вы теперь – тот самый «мерзавец», которому «так и надо».

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"