ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

10 ноябрь 2016 г.
Дети, наркотики, тюрьма

Недавно Мосгорсуд подвел итоги работы столичных судов за первое полугодие. Общее число рассмотренных дел превысило 600 тысяч. В уголовной сфере наибольшее количество рассмотренных дел (36%) были посвящены наркотикам. С одной стороны, это объяснимо реальной проблемой количества наркозависимых в России -  в прошлом году глава уже несуществующей ФСКН насчитал в России 7 млн. наркоманов. Но с другой стороны, лидирующие позиции уголовных дел по наркотикам связаны с тем, что в системе ФСКН наверное как нигде была развита «палочная система», жертвами которой становились тысячи невиновных людей. Фонд «В защиту прав заключённых» пообщался с «Комитетом матерей по защите прав подследственных и заключённых», которые в своё время объединились, чтобы вытащить своих детей из-под «палки ст. 228 УК РФ». Увы, по факту это не получилось практически ни у кого – их дети, которым едва стукнуло 18 лет, отбывают 10-15-летние сроки в исправительных колониях. Но девиз матерей «Действуй, двигайся, пытайся - всё ты сможешь, только не сдавайся». Вот они и не сдаются. Они каждый день поддерживают своих детей и поддерживают друг друга.  Специально для Вестника члены Комитета рассказали, кто чаще всего становится жертвой «палочной системы»; как фабрикуются уголовные дела, как действовать в таких ситуациях, насколько исправительная колония исправляет и изменится ли что-то после расформирования ФСКН.

Портрет жертвы «палочной системы»

Это по факту дети – 18-35 лет, рассказывает председатель Комитета Нина Григорьевна Караваева, чей сын – Олег Караваев  - был осуждён в 2011 году по ч.3 ст. 228.1 УК РФ. Олега задержали летом 2010 года, на тот момент ему было 29 лет. Молодой парень работал в должности зам. генерального директора по логистике. Поехал в отпуск в Ростов-на-Дону, а там на мойке ему подложили наркотические средства. Впоследствии Олегу вменили 15 преступных эпизодов, оформили лидером ОПГ и приговорили к 15 годам лишения свободы.

«В уголовном деле -  провокация, фальсификация, подбросы, подставы, зависимые понятые – наркоманы. В деле нет ни одного доказательства, доказывающие его вину», рассказывает Нина Григорьевна и приводит крайне удручающую статистику: 70% осуждённых по наркотическим статья, к наркотикам не имеют никакого отношения.

«Ко мне обращается вся Россия. По всей стране как был беспредел, так он и продолжается. Идёт повальная посадка молодёжи», - констатирует Нина Григорьевна.

Жертвы «палочной системы» - это молодые люди в поиске работы в связи с тяжелым материальным положением в семье, как правило, после получения образования или отслужив срочную службу в армии, которые не имеют трудового стажа. К таким парням обращаются с  неоднократными предложениями поучаствовать в «бизнесе», объясняют, что  «бизнес»  легальный, т.к. его крышуют силовики.  Таким образом, молодые люди соглашаются на сомнительный, но быстрый заработок.

«Тысячи молодых людей уже осуждены к очень большим срокам или ожидают приговора. Многие из них, а возможно, большинство, стали жертвами ошибочного представления о том, что есть незапрещенные и даже «совершенно легальные» курительные смеси.  Уверенности в ненаказуемости оборота такого товара добавляют интернет-магазины, размещающие «сертификаты легальности», - говорит Вера Коршунова. Но все не так. Любые, формально не включенные в списки, модификации наркотических средств на практике признаются либо аналогами, либо производными запрещенных веществ.

Анжелина Шукурова-Жукова рассказывает свою историю: «Мой сын Жуков Артем Владимирович. В суд были предоставлены все отличные характеристики, он был отличником воинской службы, долг родине отдал, а родина плюнула в душу не виновному в преступлении. Артём имеет на иждивении дочку – девочке было 10 месяцев на момент ареста отца. Имелись ходатайства от соседей, со школы. В деле не имелось ни одного прямого свидетеля преступления, даже свидетели со стороны обвинения характеризовали Артёма только с положительной стороны, а свидетели, которые вели ОРМ, вообще первый раз его увидели в зале суда». А об исправлении в колонии Анжелина сказала кратко: «Об исправлении не может быть и речи, колония никого ещё не исправила. Забрали хорошего, вернули черт  знает кого».

Масштаб проблемы

На сайте ФСКН располагалась безобидная бегущая строка: «Звоните, если узнаете о продаже наркотиков» и 30% близких звонят, не зная, что тем самым подписывают себе и своему ребёнку приговор. Потому что наркозависимый становится «наркобароном», рассказывает Елена Андреевна Никифорова из Ростовской области.

Масштаб проблемы очень велик, потому что вместе с осужденным родственником страдает вся его семья: родители, жены и дети. «Первым делом страдают морально: родители уходят преждевременно из жизни, жены через 2-3 года, не дождавшись освобождения своих любимых, выходят замуж, а детям нужна полная семья, чтобы не повторить ошибку своего отца. И ещё важный момент: вся семья в течение отбытия наказания ребёнка работает на тюрьму - это передачи и поборы со стороны самих же заключенных и давление на родственников», - говорит Елена Андреевна.

Как фабрикуются уголовные дела

«Это происходит в результате совокупной деятельности оперативных сотрудников, следователей и судей. Следователи и судьи узаконивают преступные действия оперативных сотрудников», - объясняет Любовь Александровна Аршинская.

Со стороны оперативных сотрудников происходит следующее:

1. Провокация контрольных закупок, отсутствие аудио- и видеозаписей при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

2. Физическое и моральное давление. Физическое – избиение во время задержания, пытки и избиение в учреждениях ФСКН или полиции. Моральное – шантаж, ложные обещания помочь избежать наказания, если задержанный признает вину и даст показания на других, указанных этими же сотрудниками, лиц, хотя зачастую задержанные даже не знакомы с людьми, против которых их заставляют давать обвинительные показания.

3. Обвинительные показания свидетелей, зависящих от сотрудников силового ведомства, как правило, наркоманы.

4. Подброс наркотических средств при задержании.

5. Ложные показания понятых, в роли которых очень часто используют студентов учебных заведений, проходящих практику в этих ведомствах и зависящих от сотрудников (например, результат преддипломной практики).

Действия следователей характеризуются так:

1. Экспертизы выполнены с грубейшими нарушениями методик.

2. Ознакомления с Постановлениями на проведения экспертизы и с Заключениями экспертизы происходят с грубыми нарушениями сроков.

3. В уголовных делах отсутствуют Постановления областных судов на прослушивание телефонных разговоров.

И забивают последний гвоздь в крышку гроба судьи, действия которых можно описать следующим образом:

1. Неверная квалификация действий обвиняемого. В судебном процессе даже не вникают в дело и не задумываются о невиновности обвиняемого, не дают объективной оценки противоречивым показаниям свидетелей обвинения.

2. Отклоняются практически все ходатайства обвиняемого и защиты о доказательстве невиновности.

3. Под любым предлогом отклоняют ходатайство обвиняемого о назначении защитником родственника наряду с адвокатом, тем самым нарушая его конституционное право.

4. Зачастую фальсификации протоколов судебного заседания.

5. Судьи, а вернее, их секретари набивают на своих компьютерах, обвинительные заключения (даже с теми же техническими и грамматическими описками и ошибками), выдавая эти набранные тексты за обвинительные приговоры.

Пути решения

При переводе ФСКН в МВД ничего не изменится, более того ФСКН для МВД был конкурент, а теперь все процентные сборы с «палок» просто переместились в МВД.  «Пока не изменится политика в России и отношения к народу, все так и будет продолжаться», - говорит  Елена Андреевна Никифорова. При фабрикации уголовного дела она рекомендует первым делом искать адвоката не из своего региона, а  из Москвы. Родственникам незамедлительно надо начать изучать уголовный кодекс и само уголовное дело, а не сидеть пассивно и ждать приговора. Нужно обращаться за советом в правозащитные организации, которые могут помочь советом в случившейся ситуации.

Ольга Николаевна Зеленина – известный эксперт по наркосодержащим примесям, за свои независимые экспертизы сама превратилась в жертву системы ФСКН. Напомним, она стала участницей громкого уголовного дела в отношении предпринимателя Сергея Шилова, обвинённого в наркотрафике под видом поставки в Россию кондитерского мака и организации преступного сообщества. Эксперт Ольга Зеленина сделала заключение о том, что наркосодержащие примеси, выявленные в кондитерском маке, технически не могут быть выделены из партии и использованы для синтеза наркотика. Впоследствии Зеленина была обвинена в превышении должностных полномочий и участии в преступном сообществе. Зеленина считает, что оперативные сотрудники ФСКН – это люди неподконтрольны обществу, а потому чувствующие свою полную вседозволенность. На её взгляд, после ликвидации ФСКН ничего не изменится: «Предполагаю, что вместе с сотрудниками ФСКН в МВД перейдут  и порочные методы работы. Палочную систему же не отменили».

В «Комитете матерей по защите прав подследственных и заключённых» считают необходимым обратиться к президенту РФ и инициировать проведение амнистии, чтобы распространить ее положения на лиц, осужденных по статьям 228-234 УК РФ вне зависимости от тяжести обвинения.

Подготовила Александра Таранова, специалист Фонда «В защиту прав заключенных»

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"