ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

19 февраль 2016 г.
Гелена Алексеева: Спасти осужденного Хмелева
Если уж судьи выдвинули обвинение, значит, они твёрдо уверены в вине обвиняемого, и в этом их переубедить очень трудно.
— Трудно? Если бы я всех этих судей написал тут, на холсте, и вы бы стали защищаться перед этими холстами, вы бы достигли больших успехов, чем защищаясь перед настоящим судом.


Франц Кафка «Процесс»

Здравствуйте! Я, самый обычный человек, член того самого общества, которое вы представляете и вроде, как должны защищать. Я давно для себя определила – никогда ни у кого ничего не просить, потому что: а) это бессмысленно; б) это бесполезно; в) это очень бесит и расстраивает при получении очередных отписок и отговорок. Поэтому в этом письме я предлагаю порассуждать о нелепостях, неточностях, небрежностях и т.д. и т.п., которые явно бросаются в глаза при изучении дела вновь осужденного Сергея Хмелева. Помните? О нем много писали, в том числе и вам… Его практически забили до смерти, превратили в инвалида… А потом, совсем недавно, судья Кировского районного суда Богданова добавила год лишения свободы за заведомо ложный донос на сотрудников колонии № 17 города Пугачева Саратовской области. Вспомнили?

***
Фабула дела при рассмотрении в суде выглядела приблизительно так: в один из дней, у уже осужденного и отбывающего наказание в ИК -17 Хмелева возник преступный умысел – оговорить сотрудников колонии.
Для чего? Это никто так и не понял, ни в суде, ни в СМИ, ни в колонии.
Для этого он разработал целый план действий.
Во-первых – он решил отправиться в ОТБ-1 на лечение язвы желудка, он практически целый год ходил в санчасть колонии, пил таблетки от язвы желудка, посещал врачей, жаловался на боли. И его, совершенно планово, «поставили на этап», в эту самую «больничку». Все ответственные лица все это подписали, утвердили и он стал ждать апогея своего преступного плана.
В один из дней, его совершенно планово, вызвали для этапирования в ОТБ-1 города Саратова. В этот же день он был доставлен в больницу и там ему планово сделали операцию по ушиванию язвы желудка.
Слово «ушивание» лично меня сразу как-то напрягло.
После этой самой операции, он решил, что ее достаточно для оговора сотрудников ИК – 17 и написал заявление в полицию о том, что его долго и мучительно избивали за то, что он хотел одеться потеплее, сломали нос, ребра, одно из которых проткнуло легкое, отбили все, что можно было отбить, и он очень хочет привлечь всех этих сотрудников к уголовной ответственности. Сотрудников он перечислил поименно.
Спустя непродолжительный период времени, он, находясь в СИЗО №1 города Саратова, начал испытывать ни с чем не сравнимые угрызения совести. И, несмотря, на длительную подготовку к реализации своих преступных планов, Хмелев решает покаяться и, не поверите, пишет явку с повинной. По данному документу возбуждается уголовное дело в отношении самого Хмелева, все поименно перечисленные сотрудники становятся потерпевшими.
Затем, также совершенно неожиданно, Сергей Хмелев перестает ощущать тяжелейшие угрызения совести, перестает мучиться от них и отказывается от явки с повинной, сообщает, что она написана под давлением, под угрозами и фактически сообщает о противоправных действиях других сотрудников ФСИН. Но суд это никак не убеждает, и в приговоре судья Богданова пишет, что явка с повинной о ложном доносе на сотрудников колонии написана добровольно, сомневаться в этом у суда оснований нет, и суд ее принимает, как смягчающее вину обстоятельство. Назначает год – добавкой.

***
Что смущает меня во всем этом? У меня в руках заключение независимой экспертизы – заключение врача судебно-медицинского эксперта Л.Н. Исхизовой. Этот врач-эксперт не осматривал осужденного Хмелева и вынужден был проводить экспертизу по одним только медицинским документам, а именно – медицинской карты стационарного больного № 246 из ОТБ на имя Хмелева Сергея Александровича, 1991 года рождения. Из этой карты можно, как, оказалось, наблюдать всю картину произошедшего.
Хмелева, почему то, плановым порядком, доставили в ОТБ-1. Кто не знает, это туберкулезная больница, где содержат осужденных больных туберкулезом, которым Хмелев не болел.
Если этап плановый – его могли спокойно этапировать в любую другую соседнюю область, в обычное тюремное лечебное учреждение. Почему в туберкулезку? Значит, нужно было срочно, значит нельзя было вывозить из Саратовской области, значит нужно было везти только в подведомственное учреждение.
24 января 2015 года осужденный Хмелев поступил в ОТБ в состоянии средней тяжести, правда, при этом он жаловался на боли в брюшной полости, рвоту, общую слабость. И дальше волшебная фраза – «положение в постели вынужденное». Это значит только одно – Хмелеву разрешили лежать и назначили постельный режим.
Я хочу напомнить, что в соответствии с Правилами внутреннего распорядка, утвержденных Министерством юстиции РФ, осужденные не вправе с подьема и до отбоя, даже присаживаться на койко-место, только на стуле, или на лавке, или стоя, или на корточках. Это же правило действует и в тюремных больницах, максимум, что могут разрешить – тихий час в обед. Если Хмелеву дали постельный режим, стоять и сидеть он не мог.
25 января 2015 года осужденному Хмелеву делают рентгенограмму грудной клетки. И выявляют уменьшение левого легкого в объеме, затемнение вдоль ребер, вдоль сердца. Ставят диагноз – спонтанный пневмоторакс слева.
Я не поленилась и посмотрела что это. Пневмоторакс — наличие воздуха в плевральной полости, обусловленное раной грудной стенки или лёгкого с повреждением.
И у меня сразу же возникло ряд вопросов. А зачем вообще ему делали рентген грудной клетки, ведь этап же был плановый и с язвой желудка? И если в результате рентгена выявлено, что имела место быть рана грудной клетки и легкого, то почему Хмелев при приеме в ОТБ не высказывал жалоб на боль в грудине? Может быть их для каких- то целей не стали записывать в медкарту?
29 января 2015 года больному с язвой желудка зачем-то опять проводят рентгеновское обследование грудной клетки и с удовлетворением записывают в карту, что левое легкое почти полностью расправилось, но началась правосторонняя пневмония. В моем понимании, даже не специалиста в медицине, очевидно, что врачам зачем-то понадобилось наблюдать состояние легких осужденного, что-то произошло с грудной клеткой Сергея Хмелева и самое важное, проводилось какое-то лечение и врачи хотели знать помогает ли оно.
Но… Хмелев приехал плановым этапом с язвой желудка. Причем здесь легкие, ребра и грудная клетка?
26 января 2015 года Хмелеву делают УЗИ брюшной полости и обнаруживают, что брюшная полость заполнена жидкостью неоднородной структуры, из-за которой невозможно визуализировать ряд других органов. Однако врачи ОТБ видят селезенку и аккуратно записывают в медкарту, что внутренний контур селезенки неровный, нечеткий. И ставят диагноз (правда рядом стоит знак вопроса) - подкапсульный разрыв селезенки.
Позвольте, но Хмелева привезли лечить от язвы желудка. Откуда взялись пневмоторакс, затемненные ребра, легкие и сердце, подкапсульный разрыв селезенки, жидкость в брюшной полости? И еще, как это могло произойти при плановом этапировании? Все эти заболевания должны были скрючить осужденного от боли, он должен был выть и стонать, терять сознание…
26 января 2015 года, после указанного УЗИ брюшной полости, врачи-таки решают сделать операцию по ушиванию язвы желудка. Чудеса, да? И делают ее. При этой операции, как указано в медкарте Хмелева, при вскрытии брюшной полости из нее начинает под давление поступать серозно-гнойная жидкость с обильными включениями фибрина и желчи. Всего такой жидкости, а проще говоря, гноя, из Хмелева откачали 4,5 литра.

***
Вы простите меня, что я так подробно описываю все эти медицинские термины, среди вас же однозначно есть медики, для которых именно эти термины будут более понятны. Впрочем, понятны они и для эксперта – независимого врача, изучившего медкарту Сергея Хмелева. Вот, что она пишет: «кроме того, совершенно непонятно, почему в выписном эпикризе лечащий врач отнес левосторонний гидропневмоторакс и нижнедолевую пневмонию к осложнениям основного заболевания – язвенной болезни желудка…»; «в данном случае, установив у Хмелева наличие спонтанного пневмоторакса, устанавливать причину данного патологического процесса, врачи не стали… а речь идет об очень серьезной патологии, при которой имеется повреждение ткани легкого и может наступить смерть…»; «….в истории болезни не было больше никаких упоминаний ни о наличии разрыва селезенки, ни об его отсутствии. Так при описании оперативного вмешательства, уже имея данные о возможном подкапсульном разрыве селезенки, врач проводивший ревизию органов брюшной полости игнорировал данные УЗИ…»; « создается впечатление, что лечащий врач просто игнорировал данные УЗИ…» - эта фраза записана в заключении неоднократно. И дальше, врач эксперт Изхизова делает выводы о возможности установления всех фактов причиненных увечий.
Этому заключению судом не дана оценка, как не дана она и вдумчивому и логичному исследованию медкарты. Почему? Ведь эта медкарта, в полном объеме опровергает показания так называемых потерпевших, начиная с плановости этапирования в больницу.
Думаю, стоит поговорить и о самом плановом этапе. Что это такое? Об этапировании осужденных есть множество ведомственных инструкций, их легко найти в Интернете, ознакомится и понять наконец-то, что все написанно в приговоре о плановом этапе – несусветная несуразица. На этап осужденных собирают в отдельном помещении, сразу после завтрака, то есть не позднее 8 часов утра. Предыдущая смена сотрудников сдает этапников вновь заступившей, это происходит после 9 часов утра. Часов в 10 начинается досмотр осужденных отбывающих на лечение. Что такое отбывающий осужденный – это осужденный, который забирает из колонии все имеющиеся при нем вещи (то есть, минимум один полный «баул» - огромная клетчатая сумка, вмещающая килограмм 25-30). Эти огромные сумки досматриваются, для чего из них вынимаются все вещи, разбрасываются, прощупываются, проглядываются и т.д. и т.п., дальше досматривается осужденный, который раздевается догола и т.д. Обычно, менее 10 осужденных на этап не отправляют, как правило, их значительно больше. Соответственно, посчитать время затраченное на проведение всех обысковых мероприятий несложно и понятно, что это не меньше двух-трех часов.
Итого, примерно в 14-15 часов этапники передаются службе конвоирования, которая фиксирует их прием и дальнейшее сопровождение на видеофиксатор. Почему этой съемки нет в материалах, тоже удивительно.
Дальше «Столыпин» - кто не знает это такие вагоны для этапирования з\к, их цепляют к проходящим поездам. Перегрузившись в вагон, для осужденных начинается новый досмотр. Когда вагон тронется неизвестно, можно просидеть в нем до следующего утра.
Но возьмем лучший расклад – уехали этапники из Пугачева сразу, как загрузились. На вокзале в Саратове их встретили – та же служба конвоирования, погрузила в воронки и довезла в ОТБ-1.
Там их встретили, завели в отдельное помещение и опять часа два досматривали, описывали и принимали. Зашли в бараки они при лучшем стечении обстоятельств в 9-10 часов вечера. Это порядок этапирования, конвоирования, обысков и досмотров.
Теперь давайте представим на секундочку, мог ли осужденный с 4,5 литрами гноя в животе, с пробитым легким (простите со спонтанным пневмотораксом), с разрывом селезенки целый день совершенно спокойно, своими ногами, со своими огромными сумками проходить все эти обязательные мероприятия?
Ответ, по-моему, очевиден, да?
Хмелева, естественно, вывезли по так называемой «зеленой», то есть, на скорой, без дополнительных досмотров и всех остальных обязательных мероприятий, только этот факт позволил ему остаться в живых.
Что было проще суду, чем удовлетворить неоднократно заявленное адвокатом ходатайство о проведение повторной экспертизы состояния здоровья осужденного Хмелева?
Неужели суд тоже видел все эти вопросы в медкарте и, понимая, что повторная экспертиза обязательно выявит все нестыковки и, скорее всего, ответит на все поставленные вопросы, не в пользу потерпевших, для чего-то или для кого-то постарался не допустить этой экспертизы? Почему? Для кого и для чего?

***
Я была на нескольких судебных заседаниях, и кровь стыла в жилах от увиденного и услышанного там. Сногсшибательным и чуть ли не главным доказательством в суде стал график дежурств сотрудников в день избиения Хмелева, подписанный одним из потерпевших, в котором всех поименно названных Хмелевым, не было в этот день на работе, они не дежурили и не находились в колонии.
Чего уж проще, если даже это не сделали органы следствия, суду запросить данные по всему месяцу, данные по заработной плате в этом месяце, сопоставить и понять, что либо заработная плата начислена больше, либо график какой-то липовый. И можно ли было в данном случае доверять лицу, заинтересованному в исходе процесса – либо он потерпевший, либо обвиняемый, все же просто. Да он, каких угодно графиков наподписывает, лишь бы остаться на свободе.
Я никогда не встречалась с Сергеем Хмелевым, никогда не разговаривала с ним лично, между нами нет ни дружеских, ни родственных, никаких связей. Я не правозащитник и не состою ни в одной правозащитной организации. Мне есть на чем зарабатывать, и это не тот случай. Для меня, вроде бы должен быть исключен какой-либо смысл рассуждать об этом деле. Но я обычный человек, и я хочу просто оставаться человеком, если вы понимаете о чем я…
Давайте задумаемся, что ждет дальше такого же, как и я, обычного человека, Сергея Хмелева. 16 февраля 2016 года областной суд рассмотрит апелляцию на приговор Кировского районного суда, и я, надеюсь, что вы найдете время, в жестком графике работы, посетить это мероприятие.
В течение следующих 10 дней, Сергей Хмелев будет отправлен в ту же колонию, к тем же «потерпевшим». Я полагаю, что все мыслящие, сейчас догадываются, что речь идет о жизни человека. Может быть, и он, и я, не самые лучшие члены общества, но вы никогда не предупреждали, что существуют какие-то критерии отбора… для защиты жизни человека, спасения его от пыток, издевательств и унижений.

Источник: Om-saratov
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"