ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Мы в соцсетях

f vk



ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных



Наши друзья

За права человека



 
Московская Хельсинкская группа
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
amnesty internationalКомитет против пыток
 
Пресс-центр Михаила ХодорковскогоПолитзеки.Ру
 
 
 
МЕМОРИАЛ о войне на Северном КавказеКавказский узел

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр

 
Комитет Гражданское содействиеЦентр антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси Интернешнл - Р
 
 
Объединенный гражданский фронт



 

 
 

Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

10 декабрь 2015 г.
Колония-поселение в системе «социальных лифтов» как путь к УДО

В соответствии с концепцией развития УИС  РФ до 2020 года разработана и внедрена в действие система «социальных лифтов» для осужденных к лишению свободы в исправительных колониях общего, старого и особого режимов. 


Данная система по задумке разработчиков должна способствовать индивидуальному подходу исполнения наказания в отношении каждого осужденного, что обеспечивает исполнение ст.8 УИК РФ, а так же обеспечить стимулирование правопослушного поведения и плановой ресоциализации осужденного. 


На основании действующих норм УИК РФ, после отбытия осужденным определенной части срока наказания, положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены в облегченные условия содержания ( ч.2 ст.ст. 120,122,124, УИК РФ)   с предоставлением им льгот предусмотренных ч.2.3 ст. 121; ч.2 ст.123;ч.2 ст.125 УИК РФ., а так же с улучшением бытовых условий и послабления в режиме содержания.


Следующей ступенью  лифта для положительно характеризующихся осужденных является перевод в колонию поселение. И только затем уже к осужденному применяется  условно-досрочное освобождение или замена не отбытой части наказания более мягким видом. Для осужденных избравших иной путь поведения, социальный лифт движется в сторону ужесточения. Схематично это выглядит так:


СИЗО ↔ ИУ карантин ↔ общие условиясодержания ↔ облегченные условия содержания ↔ перевод в КП ↔ условно-досрочное освобождение (для положительно характеризующихся осужденных)

СИЗО ↔ ИУ карантин ↔ Общие условия содердания

ШИЗО , ПКТ ↔ строгие условия содержания ↔ ЕПКТ

                                                                          ↓

                                                                      Тюрьма 

                                                                          ↓                            

              Освобождение по отбытии с  надзором до 8 лет(для осужденных выбравших иной путь поведения  ) 

                                  

Данный проект «социальных лифтов» применяется не во всех регионах РФ и не всеми Управлениями ФСИН России на местах (как и судами) соблюдается. 


Сама по себе идея неплохая и очень актуальна для лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, где наказание зашкаливает за 10 лет лишения свободы. 

Почему? Вот смотрите… согласно ч.3 п. «в» ст. 79 УК РФ и ст. 78 УИК РФ возможность условно-досрочного освобождения наступает  по отбытии 2/3 срока наказания как и перевод в КП. После 10 лет отбытого срока наказания резкое освобождение и введение осужденного в общество очень часто заканчивается рецидивом преступления, даже для тех лиц, кто реально хочет изменить свою жизнь. Осужденный просто психологически не может влиться в жизнь «за забором» и не имеет предварительного времени для решения своих бытовых и социальных проблем. 

Колония поселение дает возможность научиться вновь пользоваться деньгами, гражданскими вещами, совместному проживанию с семьей. Дает возможность научиться вести себя и трудиться в гражданских трудовых коллективах и т. д. Именно для создания этих условий Приказом Минюста РФ01 .12.2005 N 235  в ред. от 28.06.2013) о порядке  направления осужденных в ИУ внесены изменения  предписывающие направлять осужденных переведенных в качестве поощрения (ст. 78 УИК РФ) из ИУ общего, старого режима в колонию поселение по месту их жительства или по месту осуждения.

В учреждениях ГУФСИН России  по Красноярскому краю условно-досрочное освобождение применяется практически только через колонию поселение.

В теории все выглядит вроде бы логично и правильно, социально-ориентировано на ресоциализацию осужденных и предупреждение рецидива. 

Так ли это на самом деле? Давайте разберемся на конкретном примере одного осудженного:

Осужденный «М» приговором Алтайского краевого суда от 03.11.2003 г. за совершение ряда особо тяжких преступлений приговорен к 18 г.11 мес. Лишения свободы с отбывание наказания в колонии строго режима. В 2012 году был переведен из ИУ УФСИН РФ по АК в ИУ №6 ГУФСИН России  по Красноярскому краю. Осужденный «М» с 2010 года стоял на облегченных условиях содержания и был помещен в ИК №6 г. Красноярска в отряд облегченных условий содержания. Не говоря об замечательных условиях бытового плана, а это: 

-проживание по 3-4 человека в комнатах где умывальник с горячей и холодной водой, санузел,шкаф для одежды, стол для письма и т.д.

-душ на каждом этаже

-два спорт зала

-игровая комната

-два телефона и прочее, прочее…

Осужденные на облегченных условиях содержания имеют и послабление в режиме….

-это и доступность возможности позвонить родным людям в свободное время без подписания заявления на звонок

-это одна проверка

-это возможность хранить и брать свободно бритвенные станки 

-это упрощение описи вещей в сумке хранящейся в камере хранения

-это предоставление ежегодных отпусков с выездом домой

-это разрешение пользоваться и хранить портативные МП и DVD проигрыватели и прочее и прочее…

В мае 2014 года осужденный «М» в соответствии со ст.78 УИК РФ, согласно системе «Социальных лифтов» подал ходатайство об изменении вида исправительного учреждения и в июне 2014 года был переведен судом для дальнейшего отбывания наказания в колонию поселение. С чем же пришлось столкнуться осужденному «М» на более высокой ступени «социальных лифтов»?

По приговору суда осужденный «М» считается лицом без наличия места постоянного проживания. Но у него имеется семья, проживающая в г. Новосибирске, и имеется справка из ОВД, что до ареста осужденный преимущественно проживал в г. Новосибирске. Очевидно, что у осужденного «М» за период более 12 лет нахождения в местах лишения свободы (как у многих других), изменились и семейные обстоятельства и место проживание. Однако, тем не менее осужденный «М» был отправлен от места проживания своей семьи из г.Новосибирск в г. Усть-Илимск Иркутской области. 

Если в г. Красноярске осужденный «М» хоть иногда мог видеться с семьей (800 км), то в г. Усть-Илимск за 2000 км. семья уже добраться не могла. Это называется «поощрили» осужденного и перевели на более выгодную ступень «социальных лифтов». В колонии-поселении КП 10 ОУИ -8 ГУФСИН России по Красноярскому краю осужденный «М» попал под режимные требования, которых не было даже в ИУ строгого режима в облегченных условиях содержания:

-проверка каждый час сотрудником КП, плюс до 4х проверок по системе «биосмарт» плюс три проверки общих по карточкам.

-вместо удостоверения личности - снова нагрудные знаки

-телефонные звонки по заявлениям только после 17:00 вечера(не важно в отпуске ты или на больничном)

-снова опись вещей в сумке, снова выдача бритвенного станка под запись

-заработная плата наличными на руки не выдается

-совместное проживание с семьей не предоставляется

-нельзя приобретать, хранить и пользоваться газовыми зажигалками, МП, DVD плеером и т.д.

В октябре 2014 года осужденный «М» через жалобу во ФСИН России был переведен из г. Усть-Илимска Иркутской области в Алтайский край по месту осуждения (снова не по месту проживания семьи), и был распределен  в участок КП при одном из исправительных учреждений УФСИН России по Алтайскому краю. Что собой представляют такие участки?

А по своим условиям содержания они больше похожи на отряды без конвойного передвижения, которые были упразднены. Им присуще все те же ограничения, указанные выше, а так же ограничение в длительных свиданиях(до 3х суток). То есть, заявление подписываются только на 3е суток, затем нужно выйти, где то родственникам провести сутки и только потом снова зайти. При этом нет ни отпусков с выездом, ни отпусков на выходной день в пределах муниципального образования. Более того, общежитие как правило , обнесено бетонным забором с колючей проволокой и залакалено, то есть свободно передвигаться по территории УКП осужденный уже не может.

Как мы видим, условия содержания в КП гораздо хуже, чем в ИУ строгого режима в облегченных условиях содержания. Кроме того, судам общей юрисдикции в Алтайском крае (да и во многих других регионах ) система «социальных лифтов» для осужденных неизвестна. Из КП освободиться по УДО гораздо сложнее , чем из колонии строгого и общего режима.

В чем же причина такого положения вещей? Давайте разберемся….

Первое.  Необходимо сразу определиться, что условия содержания в КП по своему режиму должны отличаться для лиц, попавших из зала суда, и лиц, переведенных в качестве поощрения из исправительных колоний. Осужденные по приговору суда только начинают нести наказание и испытывать ограничение в правах и возможностях. Осужденные, переведенные переведенные из колоний, уже отбыли достаточный срок наказания, в период которого были ограничены в правах и возможностях, но в рамках поощрения переведены в КП для прохождения ресоциализации. Однако этого ни фактически ни юридически нет.

Второе.  Является ли обоснованными запреты, действующие в КП?

Рассмотрим этот вопрос на примере запрещения приобретения, пользования и хранения зажигалки (п.4 Приложение. №1 к ПВР ИУ).

Согласно п.11 «Глоссария» - общепризнанных норм права, запрет злоупотребления правом, это запрет такого применения нормы, когда она утрачивает свой основной смысл охранять права и свободы. 

П.12 «Глоссария»- предписывает запрет произвола, устанавливает запрет принимать так же акты управления, которые предметно не обоснованы, бессмысленны, не преследуют ни какой разумной цели. Явно противоречат нормам более высокого уровня, либо носят явно не справедливый характер.

П.13 «Глоссария» - определяет бессмысленное применение права, устанавливает такую форму злоупотреблением правом, когда это выражено исключительно формалистическим применением закона, нормой извращающей его смысл и основную цель. 

Статьи 2,17,18, 35, ч.3 ст.55 Конституции РФ в своей взаимосвязи устанавливают и гарантируют, что право человека на частную собственность уважается Государством и может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты Конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности Государства.

Статья 88ч.7 УИК РФ определяет подведомственность перечня продуктов питания и предметов первой необходимости, запрещенных к продаже осужденным( а равно получению в передачах, приобретении иным способом, хранению) к нормативному Акту  - Правилам внутреннего распорядка ИУ.

В соответствии со ст.129 ч.1 УИК РФ, осужденные могут свободно передвигаться в пределах КП с разрешения администрации без надзора, вне КП на в пределах территории соответствующего административно-территориального образования. Так же могут носить гражданскую одежду, иметь при себе наличные денежные средства, ценные вещи, по разрешению начальника ИУ проживать с семьей на территории муниципального образования.  В соответствии с ч.2 ст.129 УИК РФ запрещается проносить, использовать и хранить предметы и вещества, перечень которых установлен Приложением №1 к ПВР ИУ( за исключением указанного в ч.1ст.129 УИК РФ). Требование запрета приобретения, хранения, проноса, использование зажигалок в колониях  общего, строгого и особого режимов, в тюрьмах, имеет цель обеспечение предотвращения изготовления самодельных устройств и их использования в целях дезорганизации деятельности ИУ, обеспечивающего изоляцию от общества, совершение побега и т.д. 

В КП осужденные не содержаться под стражей с охраной, не изолированы от общества, работают на гражданских объектах, живут с семьями. По специфике выполняемых работ имеют доступ к газу, ГСМ и к легко воспламеняющимся лако-красочным материалам. То есть, по факту , в этом случае зажигалка не может являться средством обеспечения противопожарных действий и целей.

Таким образом, требование ПВР ИУ в Приложении №1 п.4, запрещающее осужденным отбывающим наказание в ИУ КП приобретать, использовать и хранить одноразовые зажигалки, либо иные многоразовые зажигалки – является бессмысленным, не имеющим ни какой цели и  не обеспечивающие ни  безопасности сотрудников ИУ или иных лиц, кроме как исключительно является «запретом ради запрета». Учитывая, что не соблюдение данного трактования ПВР ИУ, в соответствии со ст.ст.116, 117 УПК РФ влечет за собой привлечение осужденного к жесткой дисциплинарной ответственности со всеми вытекающими последствиями( как это имело место быть в случае с моим подзащитным Крючковым Е.А.). Это прямо противоречит общепризнанным нормам международного права « Глоссарий» и гарантиями Конституции РФ в части ст. 2,17,18,35,55ч.3.

То же самое можно сказать и за необходимость составления описи сумки в КП и жестких правилах хранения бритвенных станков.

Кажется, какая проблема с описью? Но это на наш взгляд, а для осужденного это проблема…..взял носки-вычеркни, положил носки-впиши…не вычеркнул –не вписал –получи выговор….! А для чего это нужно, возникает вопрос? Представители ФСИН России  утверждают, что тем самым они контролируют отчуждение вещей. Это каким же образом происходит??? Если осужденный сам кладет вещи, сам их вписывает и тем самым они легализируются даже и в случае отчуждения. Как на мой взгляд, да и честно сказать на взгляд многих сотрудников ИУ, это требование тоже полная ерунда и никакого смысла не имеет тем более  КП.

Третье, ПВР ИУ фактически не разделяется для КП и исправительных учреждений общего и строгого режима что вступает в противоречие со ст.129 УИК РФ в частности: в соответствии с п. «а» ч.1ст.129 УИК РФ осужденные имеют право на свидания без ограничения их количества, однако ст.89 УИК РФ и ПВР ИУ устанавливают длительные свидания до 3х суток. То есть, вступают в противоречия со ст.129 УИК РФ и на практике это применяется с обязательным прерыванием свидания, что уже является ограничением!

Кроме того, в соответствии с п. «б» ч.1 ст.129 УИК РФ положительно характеризующиеся осужденные имеющие семьи могут совместно проживать с семьей на арендованном или своем жилье в пределах муниципального образования где расположено учреждение КП.

Соответственно, такие осужденные могут в выходной день ходить в кино, гулять в парке, пользоваться сотовым телефоном, компьютером и т.д.

Другие же положительно характеризующиеся осужденные лишены всего этого и продолжают пребывать в существующем на сегодня режиме. Что является явной дискриминацией по признаку как материальному так и социальному.

Четвертое, даже предписанное ст. 129 УИК не исполняется!

Так, право на совместное проживание с семьей (ч.2 ст.129 УИК РФ) предоставляется с большой неохотой. А например в Алтайском крае такая практика отсутствует вовсе.

Аналогично обстоит дело и с предоставлением отпусков с выездом домой.

Такие запреты на местах имеют негласный характер и обусловлены тем, что кто то когда то вовремя не вернулся из отпуска или совершил противоправные действия. В связи  с этим права осужденных ограничиваются массово. То есть, за действия «Иванова» несут бремя ответственности все другие осужденные и их семьи и родственники.

Какие же пути решения существуют чтобы устранить перекос по условиям содержания и режиму между облегченными условиями содержания ИУ и КП, а так же переориентировать деятельность КП на создание оптимальных условий ресоциализации осужденных а не рассмотрении их только с позиции дешевой рабочей силы….

П.1. В соответствии со ст.128 УИК РФ все осужденные отбывают лишение свободы в КП в одних и тех же условиях.  Почему бы для КП не применить такие же правила «общих условий» и «облегченных условий» как в исправительных колониях? То есть, после 3х месяцев пребывания в КП законодательно закрепить право положительно характеризующихся осужденных на:

-выход за пределы КП вм выходной день в пределах муниципального образования

-приобретение, хранение, пользование МП, DVD плеерами, зажигалками, сотовыми телефонами

- отпуск с выездом к родным осужденного

-трудоустройство по имеющейся специальности на гражданских предприятиях

П.2. Необходимо устранить все противоречия и необоснованные нормативно-правовые ограничения:

- устранить требование описи вещей в сумках

- требования написания заявлений на телефонные звонки

-требование хранения бритвенных станков в специальных ящиках и выдача их под запись

- ограничение длительных свиданий, требование их прерывания по истечении 3х суток

-исключить распространение на КП п.п.4(зажигалка). 13,18(видео, аудио, компакт проигрыватели, средства сотовой связи), 23, перечня вещей и предметов которые осужденным запрещено иметь при себе.

Почему бы не разрешить положительно характеризующимся осужденным пользоваться сотовым телефоном на КП после рабочего дня и в выходные дни?

Осужденный за свой счет( на заработанные средства) или от родственников, приобретает телефон и сим карту. Сим карта и телефон регистрируются администрацией. Сим карта периодически проверяется, использование не зарегистрированной сим карты – наказывается. Телефоны сдаются в дежурную часть, хранятся в специально отведенных ячейках.

Какие трудности оперативного контроля и безопасности? На мой взгляд – никаких!

П.3. Необходимо установить жесткий контроль за соблюдением прав осужденного и недопущении их массового ограничения по каким либо причинам.

Например в Алтайском крае на протяжении более 3-х лет не зарегистрировано случаев предоставления возможности совместного проживания и отпуска с выездом в КП.  За это время проводились проверки неоднократно комплексные проверки как силами ФСИН России, проверки Прокуратуры и ОНК, однако никто не обратил на это внимание ( или не захотел). Согласитесь , что глупо думать о том, что положительно характеризующиеся осужденные  имеющие семьи отказываются от совместного проживания!

Кроме установления контроля, на мой взгляд, следует подумать и об выделении розыска из компетенции ФСИН России и создании отдельного подразделения судебных исполнителей. Поскольку именно служба розыска  ФСИН России в подразделениях на местах негласно проводит политику массовых ограничений, чтобы не заморачиваться розыском сбежавших и т.д., то этот вопрос вполне актуален. Организация отдела судебных исполнителей по розыску лиц сбежавших из мест лишения свободы, КП, и уклоняющихся от исполнения судебных решений, отделение этих функций от ФСИН России позволит исключить такую практику ограничений прав как превентивных  мер предупреждения побегов, не явки в ИУ и розыска путем наложения запретов на права осужденных.

П.4. И наконец считаю просто крайне необходимым внести дополнение в ст.79УК РФ частью 1.1.следующего содержания: «суд не в праве отказать в условно-досрочном освобождении положительно характеризующемуся лицу переведенному в КП в соответствии со ст.78 УИК РФ.»

Конечно, озвученное мной это лишь малая часть имеющихся проблем, которые необходимо решать, если мы хотим эффективной ресоциализации осужденных И кто то в чем то может со мной не согласиться, но как известно, в споре рождается истина. Поэтому давайте обсуждать, думать, предлагать и внедрять в действие все то, что способно переориентировать деятельность КП на создание оптимальных условий для ресоциализации осужденных переведенных из колоний общего и строгого режима.

Юлия Митрохина, юрист, эксперт Фонда "В защиту прав заключенных"
Новосибирск
СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
8 ноябрь 2017 г.
4 ноябрь 2017 г.
20 октябрь 2017 г.
20 сентябрь 2017 г.
19 сентябрь 2017 г.
30 август 2017 г.
23 август 2017 г.
9 июнь 2017 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"