ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

8 август 2014 г.
«Ситуация с ОНК ухудшается»

На днях председатель комиссии СПЧ по пенитенциарной системе Андрей Бабушкин обратился в Общественную палату РФ с требованием объяснить, почему ряд правозащитников не прошли в расширенный состав региональных Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) в местах лишения свободы. После недавних выборов в ОНК правозащитники обвинили комиссию ОП РФ по общественной безопасности в том, что она внедряет бывших силовиков в ОНК, а те работают не в интересах заключенных и ориентированы на сотрудничество с властью. Комиссию возглавляет нынешний руководитель столичной ОНК – председатель президиума организации «Офицеры России» Антон Цветков. Нынешнюю расстановку сил в ОНК «НИ» обсудили с исполнительным директором общероссийского движения «За права человека» Львом ПОНОМАРЕВЫМ.

– Лев Александрович, действительно ли в ОНК старательно внедряют бывших силовиков, отсеивая реальных правозащитников?

– Это давняя проблема, она тянется пару лет. Антон Цветков ее как бы координирует и будет дальше координировать. Мы рекомендуем своих людей – они рекомендуют своих. Тут вопрос, кто кого.

– Можно ли сказать, что ситуация в ОНК за последние несколько лет ухудшилась?

– Да, она ухудшается. В последний раз они несколько человек не допустили в комиссии, в том числе и тех, которых я собирал. Моя задача – найти людей в регионах. Сейчас был дополнительный набор в ОНК: какое-то количество людей провели, а какое-то – затормозили. Знаю, что председатель комиссии СПЧ по пенитенциарной системе Андрей Бабушкин написал письмо заместителю секретаря ОП РФ Владиславу Грибу с требованием объяснить, почему наши кандидатуры, у которых были нормальные документы, не прошли. Ведь до этого они прошли проверку. Рабочая группа, в которой был в том числе и Цветков, и Бабушкин, проверила документы – с ними было все в порядке, они прошли, а потом – раз, смотрим, и в списках их нет.

– Подобное происходит впервые?

– Они и осенью прошлого года состав ОНК формировали с большим жульничеством. Это была очень скандальная история. Сейчас они стали тщательнее подходить к отбору. Однако я абсолютно уверен, что они будут пользоваться любой возможностью, чтобы обмануть и протащить своих людей. Они это и делают. У них больше шансов.

– С какими еще проблемами сталкиваются правозащитники в формировании ОНК?

– Сложно найти правозащитников в регионах, а вот каких-нибудь бывших силовиков найти гораздо легче.

– То есть ситуация с дефицитом кадров актуальна?

– Абсолютно. Но мы еще существуем, боремся. Надо вкладывать средства, которых очень не хватает, обучать людей. Понимаете, в ОНК приблизительно треть правозащитников, треть силовиков и треть – «болото». Мы – Валерий Борщев, я и Людмила Алексеева – объединили наших сторонников в некую независимую ассоциацию наблюдателей. Находим деньги, гранты. ОНК – очень сильный инструмент, потому что работает в рамках закона. При этом многие журналисты думают, что только члены ОНК могут посещать колонию. Это неправда. Правозащитники имеют законное право посещать колонию для консультирования. В законе это прописано. Другое дело, что нас не пускают. Мы идем в суды, выигрываем. Поэтому тут тоже есть поле для борьбы. Она не проиграна.

Комментарии: 

Член московской ОНК Зоя СВЕТОВА:>
– Сейчас есть перевес в сторону силовиков. Это очевидно. Тенденция будет только продолжаться. В регионах очень мало людей, которые хотят стать членами ОНК, там меньше правозащитников, чем в той же Москве. Я не испытываю большой любви к Цветкову и с большим подозрением относилась к тому, что он стал председателем ОНК, но могу сказать, что он нам пока совершенно не мешает работать. Мы работаем так, как хотим, и он никакие палки в колеса нам не вставляет, не мешает нашей правозащитной деятельности. Мы не должны ему, например, сообщать, в какие СИЗО мы хотим пойти. То есть та же независимость членов ОНК, которая была раньше, сохранилась. Нельзя сказать, чтобы мы как-то скрывали недостатки в работе УФСИН. Мы о них говорим. Несмотря на то что из наших 40 человек очень много выходцев из силовых структур, часть из них тоже ходит по СИЗО.
В регионах – караул. Там есть бывшие силовики, которые приходят с проверкой и покрывают все недостатки. Заключенные жалуются, что ОНК в ряде регионов (например, в Мордовии), по сути дела, обслуживают ФСИН, а не помогают заключенным.

Член московской ОНК Анна КАРЕТНИКОВА:
– Я с одинаковой охотой работаю со всеми людьми, которые хотят работать, вне зависимости от того, из прошлых ли они созывов или из нового. У нас в комиссии 40 человек. Мне кажется, работает только половина. В Москве полным-полно отделов полиции. Этим мало кто занимается. Мне кажется, что некоторым нашим членам следовало бы туда ходить и быть поактивнее.


Записала Анна АЛЕКСЕЕВА

Источник: Новые Известия

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"