ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

17 август 2011 г.
Ещё раз про УДО в Рязанской области
В.Богдан, эксперт Фонда "В защиту прав заключенных":
 
Читая электронную рассылку членов ОНК, я наткнулся на сообщение правозащитника В.М.Сергеева, который привел следующие статистические данные в отношении предоставления УДО: ╚┘в годы президентства Дмитрия Медведева заключенных реже выпускают на свободу. В 2007 г. суды удовлетворили 131 864 ходатайства об УДО из 192 756 (68%). В 2010 г. число просьб о досрочном освобождении выросло до 207 393, а число удовлетворенных сократилось до 118 625 (57%). Несмотря на все разговоры о гуманизации правоприменения, перед нами практика его ужесточения.
 
Я абсолютно согласен с Валерием.
 
К "минорной" статистической информации о снижении удовлетворения ходатайств на предоставление УДО хочу добавить свои наблюдения (начиная с 21 апреля 2009 года, т.е. после выхода в свет Постановления ╧8 Пленума ВС РФ "Об УДО..." я занимаюсь данной проблемой в отдельно взятом регионе - Рязанская обл.). Так вот, в Рязанской области немалую роль в отказах на УДО, ЗНБМ или перевод в колонию-поселение играют органы прокуратуры и суды.
 
На эту тему хочу привести самый свежий пример: В августе 2011г. осужденному Б. уже во второй раз Рязанские суды 1 и 2 инстанций отказали в переводе из ИК общего режима в КП. Заметьте, человек вовсе не просил изменения приговора в виде досрочного освобождения отнаказания. Он хотел воспользоваться правом, предоставленным ему законом (ст.78 УИК РФ), на изменение вида учреждения. Причем  для этого он имел все основания: за весь период отбывания наказания он не имел ни одного взыскания, уже около 1.5 лет находится на облегченных условиях содержания, имеет 6 поощрений, положительные характеристики от администрации учреждения и от начальника промзоны. Более того, администрация учреждения по своей инициативе обратилась в суд с представлением, в котором она рекомендовала его перевод в КП. Но ни присутствующего прокурора и, соответственно, судью не убедили эти все вышеперечисленные доводы. Для объяснения своей позиции суд в своем постановлении обвинил осужденного Б. в том, что поощрения он стал получать лишь с целью  удовлетворения своего ходатайства. Более того, у Рязанских судей появилось свое ╚ноу-хау╩: введение нового критерия для оценки поведения осужденных, поскольку  не отсутствие взысканий у осужденного Б., а именно "динамика получения поощрений" свидетельствовала суду о том, что его безупречное поведение  началось не с первого часа нахождения в ИК, а с даты получения им первого поощрения. Кстати, ни в одном нормативном законодательном акте в отношении оценки поведения осужденного ничего не сказано о  динамике получения поощрений╩. А вот о процессуальных сроках, свидетельствующих о стабильности поведения осужденного, можно воспользоваться ч.8 ст.117 УИК РФ: ╚Если в течение года со дня отбытия дисциплинарного взыскания осужденный не будет подвергнут новому взысканию, он считается не имеющим взыскания╩.  В случае с осужденным Б. суд вообще не принял во внимание тот факт, что даже с момента получения 1 поощрения прошло уже 1.5 года.  Следуя логике Рязанских судей можно подумать, что получение поощрений для осужденных имеет какое-то иное назначение. Возможно, Рязанские судьи всерьез убеждены в том, что все осужденные после своего выхода на свободу  будут вывешивать свои справки о поощрениях и наказаниях на самом почетном месте  в своем доме, как символ их безупречного поведения и доблестного труда в ИУ Рязанской области.
 
Кроме того,  размышляя об образцовом поведении осужденного Б., суд сослася еще и на то, что подобное поведение не может  признаваться его заслугой, поскольку, согласно ст.11 УИК РФ (ПВР ИУ) - это всего лишь обязанность осужденного.
 
Для объективности и полноты всей картины сообщу следующее: по моему глубокому  убеждению, главная причина всех отказов Рязанских судов в удовлетворении ходатайств на предоставление УДО, ЗНБМ или КП является наличие у осужденных непогашенного имущественного ущерба.  При этом можно подумать, что, находясь в условиях несвободы и зарабатывая в ИК по 150-200 рублей за месяц, непогашенный имущественный ущерб будет моментально удовлетворен.  А, во-вторых, Пленум ВС РФ в своем постановлении дал четкую рекомендацию судам о том, что наличие непогашенного имущественного ущерба не может быть основанием для отказа в предоставлении УДО или ЗНБМ, что же касается в отношении изменения вида учреждения, то законодатель в ч.3 ст.78 УИК РФ перечислил конкретный список всех оснований, которые суды могут использовать  для отказа в переводе осужденного в КП. Список этих оснований ограничен и расширительному толкованию не подлежит. Кстати в этом списке нет такого основания, как наличие у осужденного непогашенного ущерба, а, следовательно, суды вообще не вправе рассматривать его для принятия своего решения.
 
Для сравнения, к вопросу о наличии у осужденного имущественного ущерба и, в связи с этим обстоятельством, о соцальной справедливости приговора, о которой я очень часто слышу в выступлениях прокуроров, а также о гуманности Рязанских судов, считаю необходимым добавить следующую информацию:

присутствуя на очередном судебном заседании по ходатайству о ЗНБМ (до конца срока наказания осталось 1.5 года), осужденный К. просил суд удовлетворить его ходатайство, поскольку он осужден по экономическому преступлению и никогда не являлся социально опасным человеком для общества, в отличие от осужденного Б., отбывавшему наказание в этой же ИК за групповое изнасилование девушки, которому на днях суд предостоставил УДО, сократив ему срок наказания на 2 года и 3 месяца. Возможно, насильника суд отпустил только потому, что за ним нет никакого имущественного ущерба в отношении потерпевшего? Или, в данном случае,  достигнута социальная справедливость приговора? Прокуроры Рязанской области, ау!!!
 
Но это уже тема для другого разговора.
 
Вот вам два конкретных примера "гуманизма" Российского правосудия в отдельно взятом регионе. 
 
В.Богдан, эксперт Фонда "В защиту прав заключенных"

16.08.2011г.

 

 

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"