ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
   01.09.2015–31.08.2016, 
01.09.2014–31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013



14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"


Мы в соцсетях





ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья






 

МХГ

amnesty international
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 


 




Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

13 сентябрь 2021 г.
ВС не дал ограничить переписку пожизненно осужденных, находящихся в одной колонии
Он указал, что для запрета переписки необходимо доказать, что он направлен на обеспечение безопасности и здоровья осужденных и персонала ИК, прав и законных интересов других лиц, предотвращение возможного планирования новых преступлений

Один из экспертов «АГ» заметил, что администрация ИК не вправе без наличия веских оснований накладывать дополнительные ограничения на осужденных, конституционные права которых и без того существенно ограничены. Другой выразил надежду на то, что подход Верховного Суда будет принят судами при рассмотрении по иным категориям дел.

Верховный Суд в Кассационном определении от 25 августа по делу № 3-КАД21-4-К8 напомнил, что действующее законодательство никак не запрещает переписку между собой осужденных к пожизненному заключению, отбывающих наказание в этой же колонии.

Алексей Кабанов отбывает наказание в виде пожизненного лишения свободы в ФКУ ИК-6 по Хабаровскому краю. С 22 ноября 2018 г. он вел переписку с осужденным Б., отбывающим наказание в этом же исправительном учреждении. 22 июля 2019 г. администрация ИК-6 возвратила ему адресованное Б. письмо и сообщила, что переписка с ним запрещена. На следующий день Алексей Кабанов подал заявление с просьбой разъяснить основания запрета, в ответ на которое ему сообщили, что в переписке с осужденным Б. ему отказано.

В связи с этим заключенный обратился в суд. Вступившим в законную силу решением суда от 27 сентября 2019 г. отказ колонии был признан незаконным, на администрацию исправительного учреждения была возложена обязанность повторно рассмотреть заявление о переписке. После этого учреждение повторно рассмотрело заявление Алексея Кабанова и в письме от 13 февраля 2020 г. вновь отказало в его удовлетворении, сообщив, что переписка осужденных к пожизненному лишению свободы, содержащихся в одном исправительном учреждении в разных камерах, не предусмотрена законодательством РФ, а сотрудники колонии не должны допускать установления связи и контактов между заключенными, содержащимися в разных камерах.

Далее Алексей Кабанов вновь обратился в суд за защитой своих прав, потребовав признать незаконным решение ФКУ ИК-6 УФСИН России по Хабаровскому краю об отказе в предоставлении переписки с осужденным Б. и обязать администрацию колонии разрешить осуществлять переписку. Суд первой инстанции частично удовлетворил административный иск, признав отказ незаконным. Административному ответчику было предписано разрешить обмен корреспонденцией между Кабановым и Б.

Суд счел, что положения п. 54 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста России от 16 декабря 2016 г. № 295, распространяются на заключенных, содержащихся в одном исправительном учреждении. Первая инстанция добавила, что оспариваемое решение было основано исключительно на усмотрении начальника исправительного учреждения. Однако апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении требований Алексея Кабанова, указав на отсутствие у осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы в одном исправительном учреждении, права на переписку между собой, и законность оспариваемого решения колонии. Кассация поддержала такой вывод.

Рассмотрев кассационную жалобу Алексея Кабанова, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда напомнила, что в ст. 91 УИК РФ предусмотрено, что осужденным к лишению свободы разрешается получать и отправлять за счет собственных средств письма, почтовые карточки и телеграммы без ограничения их количества. Такая корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения. Переписка между содержащимися в исправительных учреждениях осужденными осуществляется в порядке, определяемом Правилами внутреннего распорядка. В свою очередь, переписка между осужденными, содержащимися в разных исправительных учреждениях, осуществляется с разрешения администрации, при этом заключенным запрещается нарушать порядок переписки, установленный Правилами и уголовно-исполнительным законодательством.

Как пояснил Суд, единственным условием общения между содержащимися в разных исправительных учреждениях заключенными путем направления друг другу писем является получение ими разрешения на такую переписку со стороны администрации исправительного учреждения. При этом законодательство РФ не запрещает переписку между осужденными, включая отбывающих наказание к пожизненному лишению свободы, содержащихся в одном исправительном учреждении.

«Удовлетворяя частично заявленные требования, суд первой инстанции правильно указал, что оспариваемое решение об отказе в удовлетворении заявления Алексея Кабанова должно быть мотивированно и носить объективный характер. Однако административным ответчиком не представлены доказательства, подтверждающие, что запрет осуществления переписки вызван целью обеспечения безопасности, здоровья самих осужденных, персонала исправительного учреждения, прав и законных интересов других лиц, предотвращения возможного планирования новых преступлений либо вовлечения в их совершение других лиц», – отмечено в кассационном определении Суда.

ВС добавил, что административный ответчик не лишен возможности установить истинную цель переписки осужденных, находящихся в одном исправительном учреждении, в рамках цензуры корреспонденции. В свою очередь вышестоящие суды исходили из неверного толкования п. 54 Правил. Таким образом, ВС отменил судебные акты апелляции и кассации, оставив в силе решение первой инстанции.

Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых назвал кассационное определение ВС обоснованным. «В нем речь идет фактически о том, что администрация ИК не вправе без наличия веских оснований накладывать дополнительные ограничения на осужденных, конституционные права которых и без того существенно ограничены. Из этого же судебного акта видна и позиция администрации колонии: если в нормативных документах та или иная процедура, ситуация не прописана, то она применительно к осужденному якобы запрещена априори либо оставлена на произвольное усмотрение администрации», – подчеркнул он.

По словам эксперта, Верховный Суд справедливо напомнил об исчерпывающем характере критериев допустимости ограничения прав в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. «Здесь же следует упомянуть о высказанной ранее Конституционным Судом РФ по похожим ситуациям позиции о том, что коль скоро уголовно-исполнительное законодательство находится в ведении РФ и в ст. 43 УК РФ существо наказания определено как ограничение прав и свобод осужденного, то власти вправе таковые ограничивать. Но и в этом случае отказ в переписке не может быть произвольным, а из его содержания должно быть ясно, как такой отказ соотносится с задачей исправления осужденного. Что же касается общения между осужденными, отбывающими наказание в одном учреждении, то переписка между собой – особенно для осужденных к пожизненному лишению свободы – одно из немногих имеющихся у них средств общения, поэтому усмотрение администрации по ограничению такой коммуникации должно в каждом случае надлежаще мотивировано», – резюмировал Константин Кузьминых.

Юрист, общественный помощник уполномоченного по правам человека Пермского края Сергей Трутнев полагает, что в рассматриваемом случае Верховный Суд указал, что суды апелляционной и кассационной инстанций неоправданно расширительно толковали Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, которые прямо регулируют схожие, но все же формально иные отношения в виде переписки между осужденными, отбывающими наказание в разных пенитенциарных учреждениях.

«Помимо того что Суд зафиксировал ограничение на применение определенной нормы (п. 54 Правил) к схожей ситуации, он показал, что преодолеть правовой пробел возможно через общие принципы ограничения права на частную жизнь (а переписка осужденных защищена именно этим правом) – через наличие разумного обоснования запрета на осуществление такой переписки. Выверенное решение Верховного Суда, которое в рассматриваемой ситуации разрешает спор в пользу гражданских прав и возлагает требования к обоснованности реализации контрольно-надзорных полномочий государственной службой, можно только приветствовать. И остается надеяться, что такой подход будет принят судами при рассмотрении по иным категориям дел, по которым уже не ждешь справедливого рассмотрения», – заключил Сергей Трутнев.

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
2 сентябрь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
16 июнь 2021 г.
15 июнь 2021 г.
31 май 2021 г.
27 январь 2021 г.
18 январь 2021 г.
14 январь 2021 г.
15 декабрь 2020 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"