ФОНД "В ЗАЩИТУ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ"
+18

Получатель гранта Президента Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного Фондом президентских грантов в периоды 
01.09.2017-30.11.2018, 
01.01.2017-30.09.2017,
01.09.2015 – 31.08.2016, 
01.09.2014 – 31.08.2015,
 01.12.2012 – 31.10.2013


Мы в соцсетях

f vk




ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНЫЕ




 




 
Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных





Наши друзья

За права человека



 

МХГ

amnesty internationalКомитет против пыток
 
Комитет За гражданские праваЦентр содействия реформе уголовного правосудия
 
Политзеки.Ру
 
 
МЕМОРИАЛКомитет Гражданское содействие

Общественное объединение СУТЯЖНИКСОВА. Информационно-аналитический центр
 
 




 
14 февраля 2019 года Минюст внес Фонд "В защиту прав заключенных" в реестр "некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента"



Наша кнопка:

Фонд В защиту прав заключенных

16 апрель 2019 г.
Адвокат добился в ВС признания недопуска в колонию с техникой незаконным
Адвокат Валерий Шухардин считает, что Верховный Суд своим решением восстановил законность, обоснованность и справедливость в волгоградских судах.

12 апреля Верховный Суд РФ вынес решение, в котором указал, что адвокату не может быть отказано в проносе на свидание с осужденным фото-виде-аудиотехнических средств.

Обстоятельства дела

30 ноября 2017 г. адвокат АБ «Реальное право» Валерий Шухардин прибыл в ФКУ ИК-28 УФСИН России по Волгоградской области для оказания юридической помощи Х. Защитнику был выписан пропуск, однако на контрольно-пропускном пункте колонии часовой и заместитель начальника ФКУ ИК-28 потребовали от него сдать на временное хранение телефон, диктофон и фотоаппарат. Сотрудники ИК отметили, что в противном случае они не пропустят адвоката.

Валерий Шухардин обратился к руководству колонии в устной форме с просьбой о предоставлении свидания без дополнительных условий, однако врио начальника ФКУ ИК-28 отказался пропускать его на свидание с наличием техники.

Адвокат обратился в Ленинский районный суд Волгоградской области с административным исковым заявлением. Валерий Шухардин указал, что в результате действий сотрудников колонии он не был допущен в исправительное учреждение и ему не было предоставлено свидание с Х.

Защитник указал, что в результате действий сотрудников колонии и врио начальника ФКУ ИК-28 были созданы незаконные препятствия для свидания с подзащитной, в результате чего адвокат был лишен возможности оказать Х. квалифицированную юридическую помощь, а именно: зафиксировать на электронные виды носителей доказательства нарушения прав осужденной, записать на диктофон ее показания, изготовить фотокопии хранящихся у нее документов, зафиксировать состояние ее здоровья, наличие телесных повреждений и внешний вид, указывающие на нарушение законных прав и свобод.

В иске адвокат просил суд признать незаконными действия (бездействие) административных ответчиков и обязать их устранить нарушение, предоставив ему свидание с осужденной в соответствии с законом, а именно с использованием технических средств.

Суд посчитал, что право административного истца нарушено не было

Согласно решению Ленинского районного суда Волгоградской области представитель ФКУ ИК-28 УФСИН заявленные требования не признала. Она указала, что ни один нормативно-правовой акт не раскрывает понятия квалифицированной юридической помощи именно как помощи, оказанной с использованием технических средств. Кроме того, 30 ноября 2017 г. Валерию Шухардину были выданы разовый пропуск и контрольный талон, что свидетельствует об отсутствии нарушений прав административного истца.

Суд указал, что в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 227 КАС основанием для удовлетворения требования об оспаривании действий (бездействия) органа государственной власти, должностного лица, государственного служащего, иных органов или организаций, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями, и признания незаконными таких действий (бездействия) является установление совокупности двух обстоятельств: несоответствия оспариваемых действий (бездействия) требованиям нормативных правовых актов и нарушения ими прав, свобод и законных интересов административного истца. «По настоящему делу такая совокупность обстоятельств отсутствует», – подчеркнул суд.

Первая инстанция указала, что в силу ч. 4 ст. 89 УИК для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. Аналогичные правила предусмотрены п. 79 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Министерства юстиции от 16 декабря 2016 г. № 295.

Суд отметил, что административному истцу была предоставлена возможность для реализации его права на свидание с Х., в ходе которого он мог получить от нее необходимую для оказания юридической помощи информацию. Кроме того, он имел возможность предоставлять ей юридически значимую информацию и опросить ее. По мнению суда, Валерий Шухардин имел возможность письменно изложить сообщенные Х. сведения, что свидетельствует об отсутствии нарушений его прав, предусмотренных Законом об адвокатуре.

«Утверждения административного истца о том, что он без технических средств связи, фото-видео-аудиотехнических средств был лишен возможности оказания осужденной Х. квалифицированной юридической помощи, не свидетельствует о нарушении права административного истца. Свободный доступ на территорию исправительного учреждения без технических средств ему не ограничивался. Более того, право на юридическую помощь имеет осужденная Х., которой такая помощь оказывается, однако за защитой этого права Х. не обращалась», – указала первая инстанция.

Кроме того, суд отметил, что ссылка административного истца на то, что он был лишен возможности использовать электронные виды носителей доказательства нарушения прав Х, записать на диктофон ее показания, изготовить фотокопии документов, хранящихся у осужденной, зафиксировать состояние ее здоровья, наличие телесных повреждений, а также внешний вид осужденной, указывающие на нарушение законных прав и свобод, не может быть положена в основу выводов о правомерности заявленных требований. Данные доводы, посчитал суд, носят предполагаемый характер и не свидетельствуют о наличии в действительности перечисленных обстоятельств и необходимости их фиксации именно с использованием технических средств.

Таким образом Ленинский районный суд Волгоградской области отказал в удовлетворении административного иска.

Апелляция поддержала решение нижестоящей инстанции

Адвокат обратился в Судебную коллегию по административным делам Волгоградского областного суда. Рассмотрев жалобу, апелляция отметила, что требования о признании незаконными действий сотрудников исправительного учреждения основываются на отсутствии в Уголовно-исполнительном кодексе запрета для адвоката проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи в целях оказания квалифицированной юридической помощи. Эти доводы были названы обоснованными.

Суд отметил, что для получения юридической помощи осужденными ч. 4 ст. 89 УИК предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов и, в отличие от положений ч. 1 ст. 18 Закона о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не устанавливает запретов проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

Однако применительно к возникшей ситуации судебная коллегия указала, что совокупность указанных в п. 1 ст. 227 КАС обстоятельств отсутствует.

Апелляция отметила, что согласно п. 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений лицам, прибывшим на свидание с осужденными, предписывается сдать запрещенные к использованию в ИУ вещи, деньги и ценности на хранение. К таким предметам п. 17 приложения № 1 к Правилам, в частности, относит: фотоаппараты, видео-, аудиотехнику, электронные носители и накопители информации, средства мобильной связи и коммуникации либо комплектующие к ним, обеспечивающие их работу.

Суд отметил, что решением ВС РФ от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 признаны недействующими со дня вступления в законную силу решения суда п. 77 Правил, п. 17 приложения № 1 к данным Правилам в части, допускающей распространение положений этих пунктов на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу. Указанное судебное решение было оставлено без изменения Апелляционной коллегии ВС РФ 6 февраля 2018 г. № АПЛ17-529.

Суд указал, что, таким образом, решение ВС от 10 ноября 2017 г. вступило в законную силу 6 февраля 2018 г., соответственно, п. 77 Правил, п. 17 приложения № 1 к Правилам являются недействующими с указанной даты. При этом оспариваемые административным истцом действия совершены 30 ноября 2017 г. Как отметила апелляция, исходя из того, что Правила обязательны для персонала исправительных учреждений, содержащихся в них осужденных, а также иных лиц, посещающих эти учреждения, и не делают исключений относительно свиданий осужденных с адвокатами, положения п. 77 Правил, а также п. 17 приложения № 1 к Правилам до 6 февраля 2018 г. подлежали применению в неизменном виде.

«В этой связи отсутствие в Уголовно-исполнительном кодексе РФ прямого запрета для адвоката на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу, не свидетельствует о незаконности действий сотрудников исправительного учреждения, поскольку в силу действовавшего до 6 февраля 2018 г. нормативного регулирования, допуск лиц, в том числе и адвокатов, на территорию исправительного учреждения с перечисленными техническими устройствами был запрещен», – подчеркнул суд.

Волгоградский областной суд оставил решение нижестоящей инстанции без изменения.

Адвокат обратился в Верховный Суд

В связи с тем, что судья Волгоградского областного суда отказал в принятии кассационной жалобы, Валерий Шухардин обратился в ВС.

Защитник сослался на Постановление КС от 25 октября 2001 г. № 14-П, в котором указывается, что выполнение адвокатом процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, а реализация закрепленного в ч. 2 ст. 48 Конституции права подозреваемого и обвиняемого пользоваться помощью адвоката (защитника), в том числе иметь с ним свидания, не может быть обусловлена разрешением соответствующего должностного лица или органа.

Валерий Шухардин отметил, что именно с учетом различий в правовой природе и сущности свиданий с родственниками и свиданий с адвокатами законодатель, хотя и использует для их обозначения один и тот же термин, вместе с тем по-разному подходит к их регламентации, исходя из того, что если режим свиданий осужденного с родственниками и иными лицами предполагает нормативную определенность в части, касающейся продолжительности, частоты, порядка их предоставления и проведения, а также возможных ограничений, то правовой режим свиданий с адвокатами, как обеспечиваемый непосредственным действием права, закрепленного в ч. 1, 2 ст. 48 Конституции, не требует подробного урегулирования. Защитник добавил, что свидетельством нетождественности указанных видов свиданий является и то, что свидания с адвокатами и лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, не засчитываются в число свиданий с родственниками.

Адвокат отметил, что Верховный Суд в решении № ГПКИ09-13 от 15 апреля 2009 г. указал, что запрет на пронос адвокатом в комнату свиданий вещей, включенных в перечень запрещенных, по существу означает лишение подзащитного конституционного права на получение в полном объеме квалифицированной юридической помощи, а адвоката (защитника) – возможности надлежащим образом выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности, если отсутствие при свидании соответствующих предметов и технических средств, использование которых при осуществлении адвокатской деятельности не запрещено законом, препятствует получению необходимых для защиты документов и сведений. Ограничение и запреты на пронос адвокатом в ИУ предметов и вещей для использования при свидании с осужденным в целях оказания им квалифицированной юридической помощи могут быть введены только федеральным законом, а не ведомственным нормативно-правовым актом.

Он также заметил, что УИК таких запретов и ограничений не содержит.

Валерий Шухардин указал, что решением ВС от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 по его делу установлено, что действия сотрудников исправительного учреждения, выразившиеся в непредставлении сотрудниками колонии свидания с осужденной для оказания квалифицированной юридической помощи с использованием технических средств на основании п. 77 Правил и п. 17 приложения к ним, нарушают законное право адвоката на оказание квалифицированной юридической помощи осужденному, отбывающему наказание в ИК.

«Таким образом, вывод суда первой инстанции об отсутствии совокупности условий для признания оспариваемых действий (бездействия) сотрудников ИК-28, сделан на основании неправильного истолкования и применения норм материального и процессуального права», – отметил адвокат. Он попросил Суд отменить решения нижестоящих судов и вынести новое решение, удовлетворив его исковые требования.

Как рассказал Валерий Шухардин, 12 апреля Верховный Суд удовлетворил кассационную жалобу в полном объеме.

В комментарии «АГ» адвокат отметил: ситуация произошла потому, что около полутора лет назад Волгоградский областной суд решил иным образом толковать положения федерального законодательства и отменил решение Ленинского районного суда, который признал незаконными действия администрации колонии. «Поэтому в Волгограде появилась такая нехорошая судебная практика. При обращении в Ленинский районный суд с иском по аналогичной ситуации суды, видимо, решили настаивать на своей судебной практике», – указал Валерий Шухардин. По его мнению, ВС своим решением восстановил законность, обоснованность и справедливость в волгоградских судах.

В пресс-службе ФКУ ИК-28 УФСИН России по Волгоградской области рассказали, что предложение о передаче на хранение телефона, диктофона и фотоаппарата Валерия Шухардина было мотивировано тем, что в соответствии с требованиями п. 77 Правил лица, прибывшие на свидание с осужденными, сдают запрещенные к использованию в исправительном учреждении вещи, деньги и ценности на хранение до окончания свидания. Порядок нераспространения п. 77 Правил на пронос и использование адвокатом (защитником) при свиданиях с осужденным фотоаппаратов, видео-, аудиотехники, электронных носителей и накопителей информации, средств мобильной связи и коммуникации либо комплектующих к ним, обеспечивающих их работу, был установлен решением Верховного Суда от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867, вступившим в законную силу только 6 февраля 2018 г.

После появления мотивированного решения ВС эксперты «АГ» проанализируют позицию Суда.

СТАТИСТИКА
ПО ДЕЛУ
17 июнь 2019 г.
2 апрель 2019 г.
14 февраль 2019 г.
12 декабрь 2018 г.
8 ноябрь 2018 г.
4 октябрь 2018 г.
26 сентябрь 2018 г.
24 сентябрь 2018 г.

© 2006 Фонд "В защиту прав заключенных"